ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн -    
Кронштадт   

 – сентябрь 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн –
Кронштадт
– сентябрь 1941

1.1. Накануне Великой Отечественной войны

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу, началась Вторая мировая война.

Немецкие войска переходят польскую границу

Немецкие солдаты в Польше

Польские военнопленные

Военные действия в Нидерландах, Бельгии и северной Франции, май 1940 года

9 апреля 1940 года Германия вторгается в Данию и Норвегию.
В Дании немцы морскими и воздушными десантами беспрепятственно занимают все важнейшие города и за несколько часов уничтожают датскую авиацию. Под угрозой бомбардировок гражданского населения датский король Кристиан X вынужден подписать капитуляцию и приказывает армии сложить оружие.
В Норвегии немцы 9—10 апреля захватывают главные норвежские порты Осло, Тронхейм, Берген, Нарвик. 14 апреля англо-французский десант высаживается под Нарвиком, 16 апреля — в Намсусе, 17 апреля — в Ондальснесе.

19 апреля союзники разворачивают наступление на Тронхейм, но терпят неудачу и в начале мая вынуждены вывести свои силы из Центральной Норвегии. После ряда боёв за Нарвик союзники в начале июня также эвакуируются из северной части страны. 10 июня 1940 года капитулируют последние части норвежской армии. Норвегия оказывается под управлением немецкой оккупационной администрации (рейхскомиссариат); Дания же, объявленная немецким протекторатом, смогла сохранить частичную самостоятельность во внутренних делах.

После оккупации Дании британские и американские войска, дабы не допустить вторжение Германии в датские неконтинентальные владения, оккупировали её заморские территории, имеющие важное стратегическое значение, — Фарерские острова, Исландию и Гренландию (см. Фарерские острова во Второй мировой войне, Вторжение в Исландию (1940), Гренландия в годы Второй мировой войны (англ.)).

10 мая 1940 года Германия силами 135 дивизий вторгается в Бельгию, Нидерланды и Люксембург. 1-я группа союзных армий выдвигается на территорию Бельгии, но не успевает помочь голландцам, поскольку немецкая группа армий «Б» осуществляет стремительный бросок в Южную Голландию и уже 12 мая захватывает Роттердам.

14 мая Роттердам подвергается массированным бомбардировкам, что приводит к огромным разрушениям и жертвам среди мирного населения. После угрозы аналогичных бомбардировок Амстердама и Гааги 15 мая правительство Нидерландов капитулирует.

Роттердам после бомбежки немецкой авиации

В Бельгии немецкие десантники 10 мая захватывают мосты через канал Альберта, что даёт возможность крупным немецким танковым силам форсировать его до подхода союзников и выйти на Бельгийскую равнину. 17 мая пал Брюссель.

Но главный удар наносит группа армий «А». Оккупировав 10 мая Люксембург, три танковых дивизии Гудериана пересекают Южные Арденны и 14 мая переправляются через реку Маас западнее Седана. Одновременно танковый корпус Гота прорывается через труднопроходимые для тяжёлой техники Северные Арденны и 13 мая форсирует реку Маас севернее Динана. Немецкая танковая армада устремляется на запад. Запоздалые атаки французов, для которых удар немцев через Арденны оказывается полной неожиданностью, не в состоянии сдержать её. 16 мая части Гудериана достигают Уазы; 20 мая они выходят к побережью Па-де-Кале недалеко от Абвиля и поворачивают на север, в тыл союзным армиям.

28 англо-франко-бельгийских дивизий оказываются в окружении.

Попытка союзного командования организовать 21—23 мая контрудар у Арраса могла бы быть успешной, но Гудериан ценой почти полностью уничтоженного танкового батальона останавливает её. 22 мая Гудериан отрезает союзникам путь отступления к Булони, 23 мая — к Кале и выходит к Гравлину в 10 км от Дюнкерка, последнего порта, через который англо-французские войска могли эвакуироваться, однако 24 мая он вынужден остановить наступление на двое суток по личному приказу Гитлера («Чудо под Дюнкерком») (по другой версии, причиной остановки был не приказ Гитлера, а вход танков в зону действия корабельной артиллерии английского флота, которая могла расстреливать их практически безнаказанно). Передышка позволяет союзникам укрепить оборону Дюнкерка и начать операцию «Динамо» по эвакуации своих сил морем.

26 мая немецкие войска прорывают бельгийский фронт в Западной Фландрии, и 28 мая Бельгия вопреки требованиям союзников капитулирует. В тот же день в районе Лилля немцы окружают крупную французскую группировку, которая сдаётся 31 мая. Часть французских войск и почти вся английская армия 224 тыс.) вывезены на британских кораблях через Дюнкерк. Немцы захватывают всю британскую и французскую артиллерию и бронетехнику, транспортные средства, брошенные союзниками при отступлении. После Дюнкерка Великобритания оказалась практически безоружной, хотя и сохранила личный состав армии.

5 июня немецкие войска начинают наступление на участке Лан — Абвиль. Попытки французского командования спешно залатать брешь в обороне неподготовленными дивизиями безуспешны. Французы проигрывают одно сражение за другим. Оборона французов распадается, и командование спешно отводит войска на юг.

22 июня в Компьене в том же вагоне, в котором была подписана капитуляция Германии в 1918 году, подписано франко-немецкое перемирие, по которому Франция соглашается на оккупацию большей части своей территории, демобилизацию почти всей сухопутной армии и интернирование военно-морского флота и авиации.

В свободной зоне в результате государственного переворота 10 июля устанавливается авторитарный режим Петена (Режим Виши), взявший курс на тесное сотрудничество с Германией (коллаборационизм). Несмотря на военную мощь Франции, поражение этой страны было настолько внезапным и полным, что не поддавалось никакому рациональному объяснению.

Немецкие войска входят в Париж, 1940 год

10 июня Италия объявляет войну Великобритании и Франции. Итальянские войска вторгаются в южные районы Франции, однако далеко продвинуться не могут. В тот же день французское правительство эвакуируется из Парижа. 11 июня немцы переправляются через Марну у Шато-Тьерри. 14 июня они без боя вступают в Париж, а через два дня выходят в долину Роны. 16 июня маршал Петен формирует новое правительство Франции, которое уже в ночь на 17 июня обращается к Германии с просьбой о перемирии. 18 июня французский генерал Шарль Де Голль, бежавший в Лондон, призывает французов продолжать сопротивление.

21 июня немцы, не встречая уже практически никакого сопротивления, достигают Луары на участке Нант — Тур, в тот же день их танки занимают Лион.

22 июня в Компьене в том же вагоне, в котором была подписана капитуляция Германии в 1918 году, подписано франко-немецкое перемирие, по которому Франция соглашается на оккупацию большей части своей территории, демобилизацию почти всей сухопутной армии и интернирование военно-морского флота и авиации.

Главнокомандующий вишистскими войсками Франсуа Дарлан отдаёт приказ об отводе всего французского флота к берегам Французской Северной Африки. Из-за опасения, что весь французский флот может попасть под контроль Германии и Италии, 3 июля 1940 года британские военно-морские силы и авиация в рамках операции «Катапульта» наносят удар по французским кораблям в Мерс-эль-Кебире. К концу июля британцы уничтожают или нейтрализуют почти весь французский флот.

Лондон после бомбежки немецкой авиации

Лондон после бомбежки немецкой авиации

Германские матросы маршируют по Мемелю (Клайпеда), 23 марта 1939 года

Государства противостоящие СССР в 1941-1942 гг.

Фашистский блок в Европе к июню 1941 г

Подготовка фашистской Германии к нападению на СССР

И.Г.Алепко «Краснознаменный Балтийский флот в годы войны», 2008 год

Внутреннее положение в странах Прибалтики и до войны было весьма непростым. Не имея надёжных средств удерживать свои народы в повиновении, буржуазия этих стран в середине 30-х привела к власти профашистские режимы Сметоны, Ульманиса и Пятса (в Литве, Латвии и Эстонии соответственно).

В Латвии и Эстонии царила безработица среди рабочих и трудовой интеллигенции, два года подряд выдались неурожайными из-за засухи, а в 1939 году даже сеяные кормовые травы не взошли. Трудящиеся этих стран были лишены свободы слова, собраний и объединений, тюрьмы были переполнены недовольными. Практиковалось ущемление в правах представителей некоренного населения, окончившая учебные заведения молодёжь не была востребована.

Из общественных объединений легально действовали и получали поддержку своих правительств лишь черносотенные (Союз айзсаргов в Латвии и эстонский Кайтселийт), состоявшие из различных «хозяев» и «хозяйчиков» и их родственников.

Эти военизированные организации были чётко организованы, обучены, проходили регулярные учебные сборы, устраивали парады и смотры. Задачи их были видны невооружённым глазом – силой подавлять недовольство трудящихся низов общества, «черни». Страны эти были аграрным придатком развитых стран Европы, в основном Англии. Продавая высококачественные продукты животноводства, они закупали необходимые материалы и изделия промышленности.

По бедности никаких стратегических запасов страны-лимитрофы держать были не в состоянии. Когда грянувшая война перекрыла привычные торговые пути, то Латвия Литва и Эстония оказались перед лицом неминуемого экономического краха – в Англию путь закрыт, воюющая Германия охотно приняла бы прибалтийское продовольствие, но ни бензина, ни угля, ни металла эта страна в обмен дать не могла. В мучительных поисках выхода пришлось вспомнить о ненавистном восточном соседе.

И вот, по поручению эстонского правительства 24 сентября в Москву для переговоров прибыл министр иностранных дел Сельтер.
Переговоры, беседы и консультации продолжались три дня. В беседах принимали участие И.В. Сталин и В.М. Молотов, а в официальных переговорах только Молотов. При этом никакого давления на Сельтера неоказывалось.

Эстонцы просили предоставить возможность транзита своих товаров через территорию СССР и порты Архангельск территорию СССР и порты Архангельск или Мурманск в Англию, а также заключить новое соглашение о торговле.

Советская сторона просила предоставить СССР на правах аренды порты для базирования боевых кораблей, аэродромы для флотской и армейской авиации и территорию на побережье крупных островов Моонзундского архипелага – для размещения и строительства береговых артиллерийских батарей; а также о размещении, как позже стали говорить, ограниченного воинского контингента – не более 25 000 человек – при условии полной изоляции войск от контактов с населением и невмешательства их во внутренние дела страны. 28 сентября Пакт о взаимопомощи был подписан, а уже 30 сентября – ратифицирован.

Согласно заключённому одновременно с Пактом Соглашению о торговле Эстония закупала в СССР:

  • керосина 21 000 т;
  • бензина 7 000 т;
  • суперфосфата 62 500 т;
  • соли 17 500 т;
  • сахара 12 000 т;
  • ржи 22 000 т.,

а также листовое и профильное железо, табак, сельскохозяйственные машины, автомобили, калийную соль, серную кислоту и т. д. СССР закупал в Эстонии 200 ненужных ей товарных железнодорожных вагонов, 25000 т сульфитной целлюлозы, 75000 голов свиней, сырые кожи, молочные продукты.

СССР закупал в Эстонии 200 ненужных ей товарных железнодорожных вагонов, 25000 т сульфитной целлюлозы, 75000 голов свиней, сырые кожи, молочные продукты.

Глядя на Эстонию, Совет Министров Латвии уже 2 октября поручает министру иностранных дел Мунтерсу возглавить делегацию и немедленно отправиться в Москву для переговоров. В тот же день, 2 октября, состоялась беседа Сталина Молотова с латвийской делегацией (таким образом, факты говорят, что не мы лезли в Латвию, а Латвия в поисках спасения от экономического краха обратилась к нам с просьбой о помощи).

Латвийская делегация просила о том же, что и эстонская; Советская сторона просила предоставить на правах аренды два незамерзающих в обычные годы порта – Либаву и Виндаву и четыре аэродрома, а также о размещении 50 000 военнослужащих (позже снизили цифру до 30 000).

Соглашение о торговле было подобным эстонскому, только цифры были значительно большими.

С Литовской республикой, делегация которой во главе с министром иностранных дел Урбшисом прибыла в Москву 4 октября, был заключён Договор о передаче ей Виленской области (отошедшей к нам после разгрома Польши) и о взаимопомощи, а также Соглашение о торговле.

Правительства прибалтийских стран вынуждены были, скрывая свою лютую ненависть, развернуться в своей политике по отношению к СССР на 180 градусов и перейти от конфронтации к сотрудничеству.

В Пактах и Договоре оговаривался пункт о незаключении за спиной СССР договоров с третьими странами, впоследствии сыгравший важную роль.
Забегая несколько вперёд, отметим, что уже с весны 1940 года скрытно от СССР начали активно развиваться связи между вооружёнными силами прибалтийских республик, предусмотренные ранее заключенными между ними договорами.

Кроме того, произошло несколько случаев похищения советских военнослужащих и даже их убийства. Посчитав, что налицо нарушение условий Пакта, советское правительство (а точнее, Молотов с подачи Сталина) потребовало от прибалтийских правительств согласия на введение дополнительных контингентов войск и избрания таких правительств, которые обеспечили бы неукоснительное выполнения условий Пакта. После введения дополнительных войск начались массовые антиправительственные демонстрации, а советские представители потребовали не применять против мирных демонстрантов военную силу. В итоге правительства всех трех республик были вынуждены уйти в отставку, а избранная им на смену народная власть вскоре обратилась в Верховный Совет СССР с Декларациями о принятии их республик в состав Советского Союза.

И.Г.Алепко «Краснознаменный Балтийский флот в годы войны». 2008 год.

Осенью 1939 г. по предложению советского правительства были заключены пакты о взаимопомощи с Литвой , Латвией и Эстонией.

В соответствии с ними Балтийский флот получил возможность пользоваться базами на территориях Эстонии и Латвии. 15 октября 1939 г. нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов утвердил «Базирование кораблей КБФ в портах Эстонии и Латвии на 1939 — 1940 гг.».

Уже 11 октября 1939 г. в Таллин пришли первые советские корабли — лидер «Минск», эсминцы «Гордый» и «Сметливый». Два дня спустя в Палдиски прибыли плавбаза «Кронштадт» и дивизион подводных лодок. 15 октября в Таллин пришла эскадра КБФ в составе линкора «Октябрьская Революция», крейсера «Киров», эсминцев «Гневный», «Грозящий» и «Стремительный», четырех сторожевых кораблей и др., всего 12 вымпелов. 22 октября по приказу наркома ВМФ крейсер «Киров», в сопровождении эсминцев «Сметливый» и «Стремительный», перешел в Либаву.

После принятия в июле 1940 г. Эстонской и Латвийской республик в состав Советского Союза небольшие по своей численности флоты этих государств были включены в состав Краснознаменного Балтийского флота. Пополнение состояло из 4 подводных лодок («Калев», «Лембит», «Ронис» и «Спидола»), 3 тральщиков, 4 минных заградителей, 5 посыльных судов.

В результате присоединения к СССР Эстонской и Латвийской республик, а также подписания мирного договора с Финляндией, КБФ получил ряд портов, выдвинутых к устью Финского залива и на побережье Балтийского моря — Либава, Виндава, Рига, Ханко, Палдиски, Таллин, Выборг. Получение этих портов и перенос базирования отдельных соединений коренным образом изменили положение на театре.

Флот получил открытые выходы в Балтийское море, отпала необходимость под непосредственной и непрерывной угрозой с обоих берегов и островов форсировать узкий Финский залив, проделывая 240-мильный путь от Кронштадта до выхода в Балтийское море.

Однако наряду с этими положительными сторонами новой обстановки на театре существовали и отрицательные, имевшие весьма существенное значение. Фланговые базы — Либава, Ханко, Выборг — находились в непосредственной близости к государственной границе и при отсутствии надлежащей организации обороны могли оказаться уязвимыми участками в системе базирования флота.

Почти все северное побережье от советско-финской границы до Ханко оставалось под контролем Финляндии, союзницы Германии. Оно изобиловало большим количеством выходов из шхер, соединенных продольными шхерными фарватерами, позволяющими скрытую рокировку легких сил и подводных лодок противника. Финское побережье имело ряд сильно укрепленных районов, вооруженных дальнобойной артиллерией, простреливавшей акватории до середины Финского залива и даже северные подходы к главной базе — Таллину. Поэтому все судоходство в первые месяцы войны пришлось осуществлять вдоль южного побережья по малым глубинам, для затруднения действий подводных лодок противника.

Линия наблюдательных постов и сеть финских аэродромов давала противнику возможность непрерывного наблюдения за нашими перевозками, особенно в светлое время суток. Таким образом, на всем протяжении наша основная коммуникация Кронштадт — Таллин — Ханко была в районе досягаемости противника.

Новые ВМБ были совершенно не приспособлены для базирования военного флота. По существу, кроме акваторий и ограниченного причального фронта, почти ничего не было, ремонтные базы существовали только в Либаве и Таллине. Гавани, оставшиеся без изменений еще от царской России, а местами пришедшие в ветхость, не были рассчитаны на базирование таких кораблей, как эсминцы, не говоря уже о более крупных. Необходимо было выполнить большой объем строительных работ по созданию инфраструктур баз флота.

Увеличение протяженности береговой черты, количество портов и рейдов, удаленность новых ВМБ на большом расстоянии друг от друга (Либава, Таллин, Ханко, Рига) и, в особенности от тыловой базы Кронштадта, для поддержания морских сообщений и рейдовой службы требовали наличия многочисленного вспомогательного флота. Но его не хватало даже до 1940 г., в условиях мирного времени. Например, нефтеналивных судов имелось всего четыре, водоналивных — два. Подавляющее число вспомогательных судов имело за плечами не один десяток лет службы. Нехватка вспомогательного флота приводила к перебоям в своевременном подвозе необходимых видов снабжения и ставила готовность соединений КБФ в зависимость от наличия свободного тоннажа. Между тем слабо развитая промышленность Прибалтийских республик, недостаточно развитая железнодорожная сеть, а также отсутствие возможности создавать в базах необходимые запасы (из-за отсутствия складов), начатое большое оборонительное строительство требовало постоянного и весьма оживленного морского сообщения между новыми базами и тылом КБФ.

К началу войны программа строительства береговой обороны не была закончена. Ряд батарей заканчивался строительством в ходе войны. Круговая оборона островов и батарей, которая понадобилась во время войны, не была предусмотрена.

Важнейшим был вопрос о создании сухопутной обороны. Таким образом, хотя флот и получил выгодные позиции на Балтийском море и Финском заливе, эти позиции для действий флота оборудовать не успели.

По предвоенным документам оборона военно-морских баз с суши возлагалась на армию, а флот должен был решать эту задачу с моря и воздуха. Ни одна из военно-морских баз КБФ, кроме Ханко, не имела заранее подготовленной сухопутной обороны.

Сухопутная оборона района Либава — Рига была возложена Генеральным штабом на Прибалтийский особый военный округ. Но к началу войны у Либавы ничего реально создано не было. К строительству сухопутной обороны на островах Эзель и Даго ПрибОВО приступил только перед началом войны, но с началом ее было свернуто вследствие ухода частей ПрибОВО.

К летней кампании 1941 г. работа в указанных направлениях была в полном разгаре, но для завершения ее требовалось время — около двух лет. Таким образом, начало войны, даже без внезапного нападения противника, неизбежно ставило КБФ в невыгодные для него условия.

А.А. Чернышев " БАЛТИЙСКИЙ ФЛОТ В БИТВЕ ЗА ЛЕНИНГРАД 1941 ГОД."

Отдельная благодарность:
Мемориальному фонду памяти Бориса Чаплыгина
Посольству Российской Федерации
Таллинскому обществу участников Второй мировой войны
Клубу ветеранов флота города Таллинна
Клубу военных пенсионеров города Палдиски
vkfacebook-official