ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн -    
Кронштадт   

 – сентябрь 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн –
Кронштадт
– сентябрь 1941

1.3. Бои в Эстонии. Оборона Таллина

Бои в Эстонии

Противник, овладев Тапа, 6 августа вышел к Кадрина, 7 августа овладел Раквере и прорвался в Кунда на берегу финского залива. В этот же день 26-й армейский корпус противника развернулся для действий в сторону Нарвы, 42-й корпус - в направлении Таллина, а для береговой обороны в районе Кунда остался полк 207-й охранной дивизии.
Таким образом, войска 8-й армии оказались рассеченными на две части. 10-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора И. Ф. Николаева был отрезан от остальных сил армии.

Генерал-майор И. Ф. Николаев, 
командующий 10-м стрелковым корпусом

К этому времени в его составе были 10-я стрелковая дивизия, 1-й латышский полк, 156-й стрелковый полк 16-й стрелковой дивизии, остатки 22-й мотострелковой дивизии НКВД. 1 Г 8-я и 268-я стрелковые дивизии были включены в состав 11 -го стрелкового корпуса генерал-майора М. С. Шумилова.

Было решено срочно приступить к созданию оборонительных позиций на рубеже рек Кунда и Авейыги (Аве).
С 5 августа 1941 года началась оборона Таллина. Город защищали 10-й стрелковый корпус, многочисленные мелкие разрозненные части, спешно сформированные отряды моряков флота, сил НКВД и народного ополчения.

Источник: http://lenbat.narod.ru/est.htm «Оборона Эстонии»

Генерал-майор М. С. Шумилов,
командующий 11-м стрелковым корпусом

Пока немецкие войска вели бои в южной Эстонии, на Ленинградском направлении 6.07 немцы захватили Остров, а 9.07 — Псков.
На этом закончилась неудачная для СЗФ Прибалтийская стратегическая оборонительная операция. Фронт не только не выполнил основную задачу по задержанию противника в приграничной полосе, но за 18 дней боев отступил на 450 км, отдав противнику территории Литовской и Латвийской ССР, а также треть территории Эстонской ССР с находившимися на них базами КБФ

При этом людские безвозвратные потери составили 30% от численности войск к началу операции. Были потеряны 100% танков, 90% самолетов, 80% орудий и минометов.

Лишь после выдвижения крупных оперативных резервов удалось задержать продвижение врага к Ленинграду.
Противнику же не удалось выполнить главную из стоявших перед ним задач: воспрепятствовать отходу из Прибалтики более чем 100-тысячной группировки наших войск.

Источник: Зубков Р. А." Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота 1941 г."

https://ru.wikipedia.org/ ссылка по Таллинская оборона (1941)

Оборона Таллина (5-28.08.41)

Таким образом, войска 8-й армии оказались рассеченными на две части. 10-й стрелковый корпус под командованием генерал-майора И. Ф. Николаева был отрезан от остальных сил армии. К этому времени в его составе были 10-я стрелковая дивизия, 1-й латышский полк, 156-й стрелковый полк 16-й стрелковой дивизии, остатки 22-й мотострелковой дивизии НКВД. 1 Г 8-я и 268-я стрелковые дивизии были включены в состав 11-го стрелкового корпуса генерал-майора М. С. Шумилова. Было решено срочно приступить к созданию оборонительных позиций на рубеже рек Кунда и Авейыги (Аве).

Таллинская оборона - героическая оборона столицы Эстонской ССР и главной военно морской базы Балтийского флота во время Великой Отечественной войны. 5 августа противник вышел на дальние подступы к Таллину, а 8 августа - к побережью Финского залива восточнее города, отрезав его с суши. К этому времени оборону Таллина осуществляли 10-й стрелковый корпус, рабочий полк, отдельная бригада морской пехоты, несколько строительных батальонов и батальонов, сформированных из л/с ВМБ и курсантов ВВМУ им. М. В. Фрунзе. Их поддерживала корабельная и береговая артиллерия и авиация флота. Таллин не имел заранее подготовленной обороны с суши, а создававшиеся 3 оборонительных рубежа к началу обороны не были готовы

Для захвата города и ВМБ немецкое командование сосредоточила войска численностью до 60 тыс. человек, и 20 августа возобновило наступление. Советские войска под ударами превосходящих сил противника отошли на главный рубеж обороны. 27 августа, несмотря на ожесточенное сопротивление, противник прорвал оборону и вошел в город, где завязались уличные бои. Выполняя решение Ставки ВГК, Военный совет флота отдал приказ об эвакуации войск и главной ВМБ флота в Кронштадт и Ленинград. Под прикрытием огня кораблей и береговой артиллерии началась посадка войск и погрузка техники на суда и корабли, которые, приняв 20,5 тысяч человек, 28 августа вышли из Таллина.

Источник: http://lenbat.narod.ru/tal41.htm Таллинская оборона (5-28.08.41)

Командование Северо-Западным фронтом, на которое была возложена ответственность за оборону прибалтийских республик, в силу сложившейся обстановки на фронте не смогло принять необходимых мер для обороны ГВМБ КБФ Таллина. Пришлось эту задачу выполнять флоту. 15 июля Военный совет КБФ поручил инженерному отделу флота строительство оборонительных сооружений. 5 августа был создан штаб обороны ГБ.
На подходах к Таллину были сооружены три линии обороны. Главный рубеж протяженностью 50 км проходил в 9—12 км от города. По окраине города проходила городская линия обороны, а в самом городе строились баррикады и оборудовались узлы сопротивления.

Подорвался на мине в районе острова Гогланд

Для систематического огневого содействия сухопутным войскам на приморском фланге был выделен отряд огневой поддержки в составе канонерских лодок «Москва» и «Амгунь».
Немецкими войсками 5 августа была занята станция Тапа, перерезаны железная дорога и шоссе, развернулись бои на дальних подступах к городу. К 8 августа войска противника вышли на побережье залива в районе Локса — Кунда. 8-я армия оказалась разделенной на две изолированные части: 10-й стрелковый корпус остался в районе Таллина, 11-й — отходил к Нарва. В тот же день, 8 августа, авиацией противника в бухте Хара-Лахт у местечка Локса был потоплен эсминец «Карл Маркс».

Все попытки 8-й армии восстановить положение встречными ударами 10-го и 11-го корпусов успехом не увенчались.
9 августа части 10 СК перешли в наступление и продвинулись на восток на 12—22 км. В этом продвижении частям корпуса содействовали канонерские лодки «Москва», «Амгунь», бронепоезд, ВВС КБФ. Но в связи с откатом восточной группировки 8-й армии далее на восток наступление было отменено и командованию 10 СК было приказано «действовать по обстановке».

Части корпуса начали отходить на запад к Таллину. Таким образом, 10 СК оказался у Таллина не потому, что имел задачу оборонять главную базу флота, а потому, что не сумел отступить на восток вместе с 8-й армией. Если бы корпус прорвался на восток, судьба Таллина была бы решена в считаные дни.
Таллин оказался блокирован с суши, связь с Кронштадтом и Ленинградом была возможна только морем.

Наступавшие на город 4 немецкие дивизии более чем в два раза превосходили по численности силы, его оборонявшие (10-й стрелковый корпус, отряды морской пехоты, рабочие полки).
Численность войск 10 СК на 20 августа составляла 18,5 тыс человек. В распоряжении 10 СК оставались только два артполка, противотанковый дивизион, зенитный дивизион и полковая артиллерия (64 орудий среднего и малого калибров). Этого было очень и очень мало, учитывая серьезные потери в материальной части, понесшие в предыдущих боях

А входивший в его состав 47-й корпусной артиллерийский полк отошел вместе с 11 -м стрелковым корпусом в направлении Нарвы. В корпусе почти не было танков.

Положение защитников Таллина осложнялось тем, что у них не было резерва сил, а надеяться на подход подкреплений было нельзя. Транспорты, уходившие из Таллина, вывозили раненых и гражданское население, обратно они доставляли провиант, вооружение и боеприпасы, пополнение личным составом или новые воинские подразделения в Таллин не направлялись — начались бои на дальних подступах к Ленинграду.

В обороне Таллина с суши участвовало около 16 тыс. моряков, действовавших в составе 1-й отдельной бригады морпехоты, отдельных строительных батальонов и других частей. С боевых кораблей на сухопутный фронт были направлены отряды моряков. Все ручное оружие для них и пулеметы были выделены из запасов кораблей и частей флота. Но, несмотря на отвагу и лихость, корабельные специалисты не могли заменить обстрелянных пехотинцев.

В связи со сложной минной обстановкой на фарватере Таллин — Кронштадт начальник штаба флота представил. 12 августа Военному совету КБФ доклад о необходимости немедленного перебазирования Отряда легких сил (крейсер «Киров», два лидера и новые эскадренные миноносцы) из Таллина в Лужскую губу или Кронштадт.

13 августа Военный совет флота обратился в Ставку с предложением перебросить с Ханко 20 тысяч бойцов для обороны Таллина. Но 14 августа была получена директива наркома ВМФ Трибуца оставаться в Таллине и обороняться имеющимися силами.

Более того, 14 августа приказом главнокомандования Северо-Западного направления ответственность за оборону Таллина была полностью возложена на Военный совет КБФ. Ему был подчинен 10 СК, командир корпуса генерал-майор И.Ф. Николаев был назначен заместителем командующего флотом по обороне ГБ с суши.

19 августа противник начал артиллерийскую обработку юго-восточного и восточного участков обороны, подтягивать пехоту и танки и 20-го перешел в наступление по всему фронту. Главный удар был нанесен с востока в прибрежной полосе. В течение трех дней советские войска при поддержке авиации корабельной и береговой артиллерии отражали ожесточенные атаки противника.

В период подготовки обороны Таллина на внутреннем рейде были оборудованы якорные огневые позиции, предусмотрены районы огневого маневрирования кораблей на внешнем рейде, определены секторы обстрела кораблей.

14. ART PO TALL 6

Были развернуты наблюдательно-корректировочные посты для кораблей и береговых батарей. В войска направлены флотские офицеры-артиллеристы, которые корректировали огонь корабельной артиллерии и батарей береговой обороны.

305 - ти миллиметровое башенное орудие

10-й стрелковый корпус имел только 36 орудий среднего (85—152-мм) и 28 малого (37—76-мм) калибра. В связи с этим для огневого содействия сухопутным войскам было привлечено 96 орудий флота — 37 береговых и 59 корабельных.

В огневом содействии принимали участие крейсер «Киров», лидеры «Минск» и «Ленинград», эсминцы «Гордый», «Славный», «Свирепый», «Скорый», «Сметливый», «Калинин», «Володарский», канонерские лодки «Москва», «Амгунь». 7 батарей береговой обороны. Всего в отражении наступления участвовали: 4 — 305-мм, 9 — 180-мм, 8 — 152-мм, 33 — 130-мм и 20 — 100-мм орудий.

После прорыва танков и мотопехоты к главному оборонительному рубежу Таллина они оказались в пределах дальности стрельбы главных калибров морской артиллерии

22 августа крейсер «Киров» и 305-мм башенная батарея острова Аэгна открыли огонь по противнику в районе мызы Кейла.

На следующий день в бой вступили другие корабли эскадры и береговые батареи флота. Морская артиллерия помогала сухопутным частям сдерживать натиск фашистских войск, темп их наступления снизился.

23 августа «Киров» совместно с лидером «Ленинград» вели огонь по скоплению немецких танков у переправы через р. Кейла. Было уничтожено и повреждено 12 танков и рассеяно большое скопление пехоты противника. Лидер «Минск» подавил двух-орудийную гаубичную батарею.

Под натиском превосходящих сил противника основная часть советских войск 25 августа отошла на главную линию обороны Таллина, остальные — к Палдиски. К этому времени вся территория, которая удерживалась советскими войсками, а также рейды и гавани простреливались артиллерией противника.

С 25 августа в связи с усилением артиллерийских обстрелов и налетов авиации противника корабли периодически снимались с якорей и, следуя на малых ходах и переменными курсами под прикрытием дымовых завес, сбивали пристрелку немецких батарей, продолжая вести огонь. Основной целью немецких летчиков и артиллеристов был крейсер «Киров». В этот день кораблю пришлось отразить семь массированных налетов авиации, фашисты сбросили около 50 бомб, но ни одна в корабль не попала.

Более удачными были немецкие артиллеристы — в кормовую оконечность попал 6-дюймовый снаряд. В результате взрыва в настиле палубы образовалась пробоина, возник пожар, 9 моряков были убиты, 30 ранены.

За 5 дней по «Кирову» было выпущено более 500 снарядов, самолеты люфтваффе сбросили на него 326 бомб. Благодаря умелому маневрированию и точному огню зенитчиков крейсер не получил прямых попаданий. От разрывов авиабомб и снарядов вблизи борта «Киров» в наружной обшивке борта и надстройках образовались 45 пробоин, но серьезных повреждений корабль не получил. Сам же «Киров» выполнил 36 стрельб, обрушив на противника 235 180-мм снарядов, в среднем по 8 снарядов за стрельбу. Комендоры вынуждены были экономить боезапас главного калибра, поскольку на складах главной базы 180-мм снарядов не было.

Из-за недостатка орудий у обороняющихся частей морская артиллерия часто решала огневые задачи полковой и батальонной артиллерии. Артиллерия кораблей и береговой обороны была мощнее полевой по калибрам, но она не была предназначена поддерживать пехоту в ближнем бою. Это нередко приводило к перенапряжению стволов морской артиллерии и большому расходу снарядов.

Особенно упорное сопротивление врагу оказывала зенитная артиллерия трех полков ПВО флота, развернутых в непосредственной близости от переднего края. Они использовались в местах прорыва как противотанковые орудия для отражения атак мотомехгрупп, уничтожения и рассеивания пехоты противника. Каждая батарея являлась своего рода опорным пунктом.

Но артиллерия, даже самая мощная, могла только задержать продвижение войск противника, остановить его могла, при поддержке артиллерии, только пехота, а ее становилось все меньше. Последним резервом был отряд курсантов Высшего военно-морского училища им М.В. Фрунзе. Четыре года они изучали флотские науки, а их бросили в бой как пехотинцев.

После того как части 42-го армейского корпуса противника 8 августа вышли на побережье Финского залива, снабжение сил флота и 10 СК, действующих в районе Таллина, стало возможным только морским путем. Располагая базами на побережье Финского залива, авиация и корабли противника значительно активизировали свои действия по нарушению наших морских сообщений в этом районе.

Турбоэлектроход «Вячеслав Молотов»

С 12 августа начинается эвакуация раненых и гражданского населения из Таллина на транспортах. В этот день первая партия раненых была отправлена на турбоэлектроходе «Вячеслав Молотов» и транспорте «Лурания». Их сопровождали эсминец «Стерегущий», три БТЩ и четыре катера МО. На переходе погиб БТЩ «Крамбол», затем подорвался и получил повреждение «Стерегущий». На подходе к острову Гогланд от взрыва мины получил повреждения «В. Молотов», и большая часть раненых была высажена на остров.

Уже тогда стало ясно, что противник минировал фарватер. Однако командование флотом не предпринимало никаких действий, чтобы помешать немцам и фннам усиливать минные заграждения между Таллином и Кронштадтом. На это обратил внимание и Ю. Майстер: «Хотя русские точно знали, что немцы и финны каждую ночь усиленю работают над усилением заграждений, советский крейсер и дюжина эсминцев, стоявших в Таллине, не сделали im одной серьезной попытки разогнать или потопить минные заградители» (Ю. Майстер. С. 18). Кроме эсминцев флот имел торпедные катера и сторожевые корабли, но и они не были использованы для борьбы с заградителями противника.

13 августа из Кронштадта в Таллин вышел конвой в составе шести транспортов, четырех тральщиков и четырех МО. На следующий день в районе мыса Юминда на минах погибли транспорты «Водник» и «Утена», тралыцик ТЩ-68, а 15 августа —БТЩ «Буй».

20 августа в районе острова Сескар был атакован немецкими бомбардировщиками и погиб санитарный транспорт «Сибирь», шедший с минзагом «Урал» из Таллина в сопровождении шести тральщиков.

24 и 25 августа из Таллина были отправлены два конвоя с ранеными и гражданскими лицами — женщинами и детьми — семьями офицеров. В состав конвоя, вышедшего 24 августа, вошли танкер № 11 , транспорты «Аэгна», «А. Жданов» и «Ээстиранд», ГИСУ «Гидрограф», ледокол «Октябрь» и поврежденный эсминец «Энгельс». Проводку конвоя за тралами выполняли тральщики «Ударник», № 45, № 46, «Менжинский», «Антикайиен» и «Фурманов». В тот же день на минах погиб «Энгельс», а в результате атак авиации — «Ээстиранд2 и танкер № 11. «А Жданов» получил повреждения.

25 августа из Таллина вышли транспорты «Эвальд», «Даугава», ледокол «Трувор», ГИСУ «Рулевой» в охранении двух сторожевых кораблей и четырех МО. Проводку осуществляли четыре тральщика. На переходе погиб ледокол «Трувор».

К исходу 25 августа стало ясно, что Таллин не удержать. ВС КБФ доложил главкому Северо-Западного направления и наркому ВМФ, что приказание об обороне выполняется, все способные дерутся, все оружие брошено на боевые участки, с кораблей сняты все люди, без которых можно обойтись. Под давлением превосходящих сил противника кольцо вокруг Таллина сжимается, сообщил ВС флота Части 10 СК несут большие потери, линия обороны в нескольких местах прорвана, резервов для ликвидации прорыва нет,корабли на рейде находятся под обстрелом. Танки врага вошли в лес Нымме. Докладывая создавшуюся обстановку, ВС КБФ просил указаний и решения по кораблям, частям 10 СК и береговой обороне флота на случай прорыва противника в черту города и отхода наших войск к морю.

КБФ и 10 СК сделали все возможное для обороны Таллина, они нанесли врагу большой урон, отвлекли его крупные силы от главной цели — Ленинграда. Но возможное для дальнейшей обороны эстонской столицы были исчерпаны.

Но Главком Северо-Западного направления К.Е. Ворошилов приказал контратаковать противника. Только после доклада наркома ВМФ Н.Г. Кузнецова Ставке о критическом положении Таллина последовало указание об его эвакуации. 26 августа Главнокомандующий Северо-Западным направлением, учитывая исключительно неблагоприятную обстановку, приказал эвакуировать флот и гарнизон Таллина в Кронштадт и Ленинград. Соответствующая шифровка была получена в 00.15 26 августа. Началась разработка документов по организации отвода войск, погрузки их на транспорты и формированию отрядов и конвоев.

С 16.00 26 августа противник начал наступление на Таллин по всему фронту, подойдя к предместьям города. Отдельные группы врага находились уже в 6 км от центра города. Рейды простреливались артиллерийским огнем. Вражеские воздушные налеты следовали один за другим.

Были прямые попадания в лидер «Минск», в кормовую часть попала бомба, но не причинила повреждений, затем снаряд повредил кормовое орудие. От близких разрывов бомб был незначительно поврежден эсминец «Славный».

«Скорый» получил два прямых попаданий снарядов, но сохранил боеспособность.

За весь период обороны Таллина, несмотря на бомбардировки авиации и артиллерийский обстрел кораблей и судов, погибло только одно крупное судно —транспорт «Луначарский», потопленный 26 августа авиацией. На рейде, где он стоял в ожидании погрузки, погибли 7 человек.

Чем ближе подходили германские войска к городу, тем более активизировалась «пятая колонна». В ночь на 27 августа лидер «Минск» был освещен прожектором со шхуны «Маара». Кормовые орудия лидера тут же открыли огонь, потопив судно.

С рассвета 27 августа противник возобновил прицельный артиллерийский и минометный огонь по портовым складам, гаваням, рейду, а его авиация — к бомбардировке кораблей и транспортов. В результате бомбежек был потоплен плавучий док, получили повреждения склады в торговом порту.

Авиация флота лишилась последней посадочной площадки в районе Таллина. Ввиду передислокации авиации флота на восток в последние дни обороны особенно сказывалось слабое воздушное прикрытие базы.

27 августа ВС КБФ в соответствии с указаниями Ставки ВГК отдал распоряжение об эвакуации войск и главной базы флота и перебазировании кораблей КБФ из Таллина в Кронштадт.
Около 12 часов 27 августа начальники штабов частей, оборонявших Таллин, получили приказ об отходе. Начало отхода передовых частей намечалось на 21 час, и посадка на суда—с 22.30. Начиная с этого времени и до 23 часов по запланированным рубежам ставились неподвижные заградительные завесы всей артиллерией флота, после чего до пяти часов утра осуществлялся последовательный перенос рубежей.

Во второй половине дня 27 августа войска, оборонявшие Таллин, под прикрытием заградительного огня корабельной и береговой артиллерии, оставив на оборонительном рубеже заслоны, начали отходить в пункты посадки. Посадка войск и погрузка техники и других грузов на суда и корабли производилась в Купеческой, Минной, Беккеровской и Русско-Балтийской гаванях, в Палдиски, у полуострова Вимси, а также у островов Аэгна и Найссар под сильным артиллерийским и минометным огнем. По мере загрузки суда и корабли выходили из гаваней на внешний рейд в район острова Найссаар, где производилось формирование конвоев и отрядов.

Источник: Чернышев А. - Балтийский флот в битве за Ленинград 1941 г. (М.Л.) – 2014 гл. ТАЛЛИНСКИЙ ПРОРЫВ.

Оборона Таллина 1941 года (5 — 28 августа) — оборона столицы Эстонской ССР и главной базы Балтийского флота от немецких войск.
Вопрос об эвакуации флота и промышленного оборудования из Таллина поднимался командованием Балтийского флота ещё с начала июля 1941 года.

Адмирал И. С. Исаков
заместитель наркома ВМФ, начальник ГМШ ВМФ

1 июля находившийся в Таллине заместитель наркома ВМФ — начальник ГМШ ВМФ адмирал И. С. Исаков, учитывая сложившуюся обстановку, приказал Военному совету КБФ разработать и доложить ему в тот же день предложения о порядке отхода на восток сил КБФ (кораблей, авиации, войск Береговой обороны (БО) и ПВО, тыла) из Таллина, Палдиски и Рижского залива и об указаниях, которые в связи с отходом необходимо дать военно-морским базам Прибалтийской и Ханко (док. № 57).

3 июля получено две директивы штаба Северного фронта (СФ):
1) об эвакуации из Эстонской ССР оружия, боеприпасов, автотранспорта и прочих ценностей; 2) о немедленном начале строительства оборонительного рубежа Пярну — Вильянди — северный берег Виртс-Ярв.

Военный совет КБФ ставит вопрос о целесообразности заблаговременного отхода сил, органов управления, частей и тыловых органов КБФ на восток, к Кронштадту и Ленинграду, чтобы противник не смог отрезать их в северо-западной части Эстонии.

4 июля нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. приказал Военному совету КБФ «...оборонять до конца Ханко, острова Эзель, Даго и район Таллина».

Нарком ВМФ Кузнецов Н.Г. приказал: «Отход из Таллина только с моего разрешения».
От защитников Таллина требовали нанесения сильных контрударов по войскам врага. Приказ об эвакуации флота был получен только 26 августа, когда немецкая артиллерия уже вела огонь по советским кораблям в Таллинском порту. Фактически командование флота приступило к подготовке эвакуации ранее, 22 августа.

Германское командование со своей стороны стремилось выполнить директиву А. Гитлера № 33 «не допустить погрузку советских войск в Эстонии на суда и прорыв … в направлении Ленинграда».

С этой целью на южном берегу финского залива вдоль маршрута перехода Балтийского флота из Таллина в Ленинград была развернута береговая артиллерия (17 дивизионов), на северном берегу уже имелись 2 стационарные финские береговые батареи.

Кузнецов Н.Г.
нарком ВМФ

В Финском заливе силами Кригсмарине и ВМФ Финляндии в июле-августе 1941 года были спешно установлены 36 минных заграждений (777 немецких и 1261 финские морские мины, 796 немецких минных защитников). Из числа этих заграждений к началу перехода было обнаружено (но не установлены точные границы) только 16. На аэродромах для действий по кораблям КБФ были спешно развернуты 110 немецких и 10 финских самолётов. В Финском заливе действовали финские торпедные катера (немецкие катера в операции участия не принимали).

 

Ход боевых действий

22 июля 1941 года наступавшие немецкие войска группы армий «Север» прорвали советский оборонительный рубеж Пярну — Тарту — Чудское озеро.

5 августа 1941 года части 18-й армии вермахта вышли на дальние подступы к Таллину, и 7 августа вышли к побережью Финского залива в районе Кунда.

Уже 1 августа 1941 года начальник немецкого генерального штаба сухопутных войск генерал-полковник Ф. Гальдер отметил в дневнике: «ведётся подготовка к дальнейшему наступлению на Таллин».

В результате, боевые порядки 8-й армии РККА оказались рассечены  - 10-й стрелковый корпус начал отход к Таллину, 11-й стрелковый корпус с боями отступил к Нарве.

Общая численность советских войск в районе Таллина составляла более 40 000 военнослужащих (по Р.А.Зубкову общая численность 41572 в.с. из них 21610 военных моряков и 19962 в.с. 10 стрелкового корпуса, войск НКВД, народного ополчения, 8 армии и НКО): части 10-го стрелкового корпуса РККА, отряды морской пехоты с танковой ротой (от 11 до 13 Т-26), полк эстонских и латышских рабочих, поддерживаемые кораблями, береговой артиллерией и авиацией Балтийского флота.

Генерал-полковник Ф. Гальдер
начальник немецкого генерального штаба сухопутных войск

Генерал-лейтенант М. М. Попов

Руководство обороной Таллина осуществляло командование Северного фронта (генерал-лейтенант М. М. Попов).

Таллин не был заранее подготовлен к обороне с суши, хотя в городе оставались некоторые подземные сооружения, построенные перед первой мировой войной царским правительством. Три линии оборонительных сооружений вокруг Таллина начали строить с 17 июля под руководством инженерного отдела флота. К их строительству привлекались войска, силы флота и население.

Главная оборонительная полоса была построена на расстоянии 9 -12 км от города, она включала в себя 39 км противотанковых рвов, 10 тыс. бетонных, 5 тыс. металлических и 6 тыс. деревянных надолбов, 60 км проволочных заграждений, лесные завалы, пулемётные и орудийные дзоты.Однако завершить строительство не удалось.

Против советских войск, оборонявших Таллин, немецкое командование сосредоточило 4 пехотные дивизии (до 60 тыс. чел.), усиленные артиллерией, танками и авиацией.

Вице-адмирал В.Ф. Трибуц
командующий Балтфлотом

Генерал-майор береговой службы Г.С. Зашихин,
начальник ПВО флота

5 августа по решению командующего Балтфлотом вице-адмирала Трибуца создан штаб обороны главной базы, который возглавил начальник ПВО флота генерал-майор береговой службы Г.С. Зашихин.

Несмотря на превосходство противника в силах и средствах, защитники города к 10 августа остановили его продвижение.

14 августа руководство обороной Таллина было возложено на Военный совет Балтийского флота (командующий - вице-адмирал В.Ф.Трибуц; его зам. по сухопутной обороне - ком. 10-го стрелкового корпуса генерал-майор И. Ф. Николаев).

19 августа противник вышел на передовой рубеж обороны Таллина и 20 августа, подтянув свежие силы, возобновил наступление по всему фронту, нанося главный удар с востока в прибрежной полосе, где инженерное обеспечение обороны было значительно слабее. 25 августа советские войска отошли на главный рубеж обороны, к пригородам Таллина. Немецкие войска начали простреливать город и порт на всю глубину.
В связи с прорывом врага к Ленинграду и необходимостью сосредоточить все силы для его обороны, Ставка Верховного Главнокомандующего 26 августа приняла решение перебазировать флот и гарнизон Таллина в Кронштадт и Ленинград.

Ещё до начала перебазирования, в период оборонительных боёв за Таллин, флоту удалось вывезти около 17 тысяч женщин и детей, около 9 тысяч раненых, почти полностью арсенал, часть судоремонтного предприятия, около 15 тысяч тонн технического имущества.

Генерал-майор И. Ф. Николаев

Занималась этим специальная эвакуационная комиссия под руководством начальника тыла флота генерал-майора М.И. Москаленко.

По немецким данным в Таллине было захвачено 11 432 военнослужащих, исправных 97 полевых, 52 противотанковых и 144 зенитных орудия, 91 бронемашина, 2 бронепоезда, 304 пулемёта, 4 тысячи мин, 3500 торпед, более тысячи авиабомб.

Порт Балтийский (Палдиски) после ухода советских войск. Август –сентябрь 1941 года:

27 августа В.Ф. Трибуц получил приказание на эвакуацию в Кронштадт, в этот день противник ворвался в Таллин, где развернулись упорные уличные бои.

С 28 августа началась эвакуация. Под прикрытием огня кораблей и береговой артиллерии началась посадка войск и погрузка техники на суда и корабли.

При крайне ограниченных силах обеспечения, подвергаясь непрерывным атакам вражеской авиации, господствовавшей в воздухе, Балтийский флот 28 - 30 августа совершил переход через заминированный Финский залив в Кронштадт.

Значение

Оборона Таллина хоть и отвлекла крупную группировку немецких войск, но не оказала существенного влияния на ход военных действий на ленинградском стратегическом направлении. Стремительное продвижение вермахта к Ленинграду парализовало действия Балтийского флота, который не смог оказать существенного влияния на ход войны и фактически простоял всю войну в портах Финского залива, запертый там в результате немецких и финских минных постановок.

Отдельная благодарность:
Мемориальному фонду памяти Бориса Чаплыгина
Посольству Российской Федерации
Таллинскому обществу участников Второй мировой войны
Клубу ветеранов флота города Таллинна
Клубу военных пенсионеров города Палдиски
vkfacebook-official