ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн -    
Кронштадт   

 – сентябрь 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн –
Кронштадт
– сентябрь 1941

1.3.2. Оборона Таллинна. Булдыгин С. Б.

Общий ход военных действий в Прибалтике

Оборонительные бои 1941 года на территории Эстонской ЭССР

Оборона Таллинна 5 - 28 августа 1941 г.

Карта хода боевых действий 21 августа 1941 г.

Карта хода боевых действий 22 августа 1941 г.

Боевые действия 22 августа

Встретив упорное сопротивление советских войск на приморском направлении, командир XXXXII АК решил изменить направление главного удара. Теперь предполагалось его осуществить смежными флангами 254-й и 61-й пд.

Немецкие войска в Нарве

Командир 254-й пд на участке 22-й мед НКВД пытался окружить 62-й сп, 5-й мсп ОВ НКВД и 83-й ждп НКВД. Для этого 474-й пп начал наступление на северо-запад к Вандьяла. Восточнее его 454-й пп, захватив Саунья, пытался прорваться к устью реки Ягала и отрезать находящиеся восточнее на побережье советские части. Части этого полка удалось переправилась через реку. С востока на части НКВД наступал 484-й пп. Немецкое командование задействовало всю свою артиллерию, но разгромить 22-ю мед НКВД не смогли. К исходу дня советские части вырвались из окружения и закреплялись на рубеже мз. Кярму — Каллавере.

156-й сп 16-й сд продолжал удерживать немецкие войска на реке Раасику. В течении всего дня 151-й пп вел бой за Раасику и подтягивал отставшие подразделения. На усиление 2-го сб 1-й обрмп, на рубеж реки Пирита выдвигался сводный полк КБФ подполковника Колодяжного. Он должен был занять рубеж в районе ст. Лагеди.

В полосе наступления 176-го пп советские Латышский и Эстонский полки отошли к Перила. Однако дальше продвинуться немцы не смогли. Для того, чтобы сломить сопротивление советских войск командир 61-й пд атаковал южнее Перила 3-м батальоном 162-го пп, а с севера разведбатом 61-й пд. Несмотря на принятые меры, сбить с позиций до вечера оба советских полка не удалось. Остальные батальоны 162-го пп продолжали оставаться южнее Перила. Это было связано с возросшим сопротивлением 98-го сп 10-й сд западнее Козе.

Этот полк продолжал прикрывать участок фронта 38 км, ведя основные бои в районе Тухала. О положении севернее, в районе боевых действий Латышского и Эстонского полков, у командования известий не было. Немцы также на этом направлении проводили перегруппировку.

Южнее батальоны 98-го сп сдерживали атаки 311-го пп 217-й пд, захватившего Колу.

В центре 217-й пд наступал 346-й пп, который захватил Ялусе и вышел в лесистоболотистый район западнее этого населенного пункта. На фронте 204-го сп и батальона Латышского полка начались бои с 389-м пп 217-й пд. Этот полк, с приданной ему эстонской ротой, взял станцию Рапла и начал наступление на станцию Хагуди. К 12 ч станция была взята, однако за ней, в лесу, подразделения 204-го сп вновь организовали упорную оборону.

Положение на фронте отряда И.Г. Костикова продолжало усложняться. В районе Рапла продолжали вести бой в окружении отдельные подразделения 8-го ПО. Посланный ему на выручку 18-й разведбат не смог прорваться в Рапла. Однако его наступление способствовало прорыву из окружения части отряда. К мз. Варбола прорвался 403-й самб. Этим он отрезал пути к отступлению 47-му стрб и 3-му сб 1-й обрмп, составляющих группу И.Г. Костикова.

Отступление понесших значительные потери частей отряда полковника Костикова продолжалось. Марьямаа в 14 ч 30 м была оставлена. Советские части вынуждены были отойти на рубеж Ваймыйза — Кохату. Немецкие войска к вечеру подошли к этому рубежу и заняли круговую оборону. На помощь отряду И.Г. Костикова начали прибывать подразделения 461-го стрб НКВД.

91-й стрб, имея перед собой немецкую группу майора Миттельштедта, отступил от реки Казари к мз. Колувере. Его потери составили до 60% личного состава. На новом рубеже он не удержался и продолжил отход дальше к Ристи. В батальоне закончился боезапас и мины. Наступающие на этом направлении немцы заняли в 13 ч 30 м Силла.

Следующим направлением наступления кампфгруппы «Friedrich» был железнодорожный участок Ристи — Рийзипере.

В 19 ч немцами был достигнут Ристи и после короткого обстрела тяжёлым вооружением, без боя был захвачен. Советский эшелон с цистернами попытался с началом обстрела выйти со станции, но штурмовые орудия огнём повредили паровоз и обездвижили его.

В тылу отряда полковника И.Г. Костикова занимал оборону отряд подполковника Заалишвили. Задачей его отряда было выйти на рубеж р. Васалемма — мз. Васалемма — Руйла — Майдла и установить связь с правым флангом 204-го сп 10-й сд. Кроме того, необходимо было при необходимости короткими контрударами оказывать помощь частям отряда И.Г. Костикова.

К исходу дня 10-й СК закрепляется на заранее подготовленных рубежах: Майдла — Хагери — Ору — Уэмыйза — Андри — Перила — р. Йыеляхтме — Раасику — Харью-Яани — кирха Йыеляхтме. Впервые по наступающим немецким войскам открыли огонь корабли эскадры и отряда легких сил. Крейсер «Киров» сделал 16 выстрелов.

По данным квартирмейстера ХХХХИ АК в течение суток: «178 пленных. Расход боеприпасов: пехотных — 40 тн, артиллерийских — 255 тн; расход ГСМ 46,5 м3. Трофеи: три разведывательных бронеавтомобиля, два танка, два орудия, шесть орудий ПТО».

Потери немецких войск на таллинском направлении 22 августа:

Советские истребители наносили бомбоштурмовые удары в районе Раазику.

В августе 1941 года шесть штурмовиков Ил-2 перебазировались с аэродрома Лагсберг (Ласнамяэ) на аэродром Купля. Не имея прикрытия, они были атакованы 18 истребителями противника. В ходе боя два советских самолета были сбиты, остальные получили повреждения. Для прикрытия немецких войск с воздуха командованию ХХХХII АК была обещана поддержка истребительной авиагруппы.

Противник продолжил бомбардировки береговых батарей 94-го оадн БО. В этот день немецкой авиации удалось поджечь склады. На 183-й батарее был уничтожен зенитный пулемет, и погибла вся его прислуга. Одновременно в район Нарвы немецкое командование начало передислокацию 928-го адн БО (3 батареи по IV — 105).

В гаванях Таллина скопилось значительное количество судов вспомогательного флота КБФ. Они перечислены в приложении 4. Однако для общей эвакуации из Таллина их не хватало.

Командование флота потребовало от командира КрВМБ отправить в Таллин для переброски паровозов и цистерн три транспорта типа «Луначарский» и три транспорта под погрузку 6000 чел.

Также командиру КрВМБ было приказано ремонт тральщиков производить за счет любых кораблей, и немедленно караваном отправить все тральщики, подведомственные начальнику Минной обороны, в Таллин. Закончить в кратчайший срок ремонт «Вирсайтиса», «Сметоны» и других ТЩ. До особого распоряжения было запрещено высылать караваны в Таллин.

Боевые действия 23 августа

Карта хода боевых действий 23 августа 1941 г.

В ночь на 23 августа, для лучшего руководства обороной, советским командованием фронт был разделен на три боевых участка:
— западный боевой участок, под командованием полковника Н. Г. Сутурина с границей слева: Майдла — ст. Сауэ — Кадака —Беккери;
— южный боевой участок, под командованием командира 10-й сд генерал-майора Фадеева И.И. с границей слева:
Анди — мз. Вайда — Кивила — мз. Курна — ст. Ярве;
— восточный участок на нарвском направлении возглавил командир 1-й обрмп полковник Т.М. Парафило.
В состав боевых участков были включены все войска обороны — в границах своих участков.

На острие наступления 254-й пд немцев продолжал находиться 474-й пп, за ним, севернее наступал 454-й пп. К исходу дня они вышли к Кроди и южнее подошли к реке Пирита. 484-й пп зачищал местность в районе Ягала, где продолжали оказывать сопротивление отдельные подразделения советских войск. 22-я мед НКВД в ночное время по заболоченному побережью Финского залива отошла в район Кроди — Кярму.

В районе Кроди огневую поддержку подразделениям дивизии оказала 106-я зенитная батарея 10-го озадн и бронепоезд. Атака противника «захлебнулась» и он отступил. В этот же день в районе моста через реку Пирита вступила в бой 424-я зенбат 14-го озадн. Южнее ее, в опорном районе Иру, вела бой 426-я зенбат этого же дивизиона.
156-й сп 16-й сд отошел в район опорного пункта в районе ст. Лагеди. Противник атаковал ее силами пехотного полка. Северо- восточнее Лагеди прорвалась передовая группа 151-го пп.

На саму станцию Лагеди наступал 161-й разведбат. К исходу дня 22-й мсд НКВД и 16-й сд было разрешено отойти на последний рубеж обороны Муга — р. Пирита — ст. Лагеди — Ярвекюла.

Отбросив остатки Латышского и Эстонского полков, к переправам через реку Пирита маршем наступали 176-й (Васкяла) и 162-й (Вайда) пехотные полки 61-й пд. Сведений о Латышском и Эстонском полках советскому командованию не поступало. Оба полка по тылам противника прорывались к Таллину. В районе Пенинги в бою с авангардом 176-го пп погиб военный комиссар полка Ф.В. Окк. Именно это направление становилось наиболее угрожающим в системе советской обороны.

Уничтоженный советской артиллерией немецкий легкий танк Pz.Kpfw. II Ausf. C.
июнь-август 1941

Тяжелое положение сложилось и на западе от Таллина. Здесь наступала группа генерала Фридриха. Первой атаковала боевая группа «Hippier». В 7 ч входящий в ее состав 2-й батальон 504-го пп, сломив незначительное сопротивление советских войск в районе Ваймыйза, начал наступление на север в район Аесмяэ. Входивший в состав этой же группы 3-й батальон наступал левее 2-го батальона на Кейла через Рийзипере. В дальнейшем он должен был сомкнуться флангами с группой «Mittelstadt». Наступление 2-го батальона ненадолго остановилось у разрушенного моста в Варди, но уже в 14 ч продолжилось.

К 18 ч 45 м 2-й батальон подошел к Аесмяэ и сходу атаковал двигающуюся на север колонну советских войск. Находящиеся в колонне два танка были подбиты штурмовыми орудиями.

Следовавший западнее 3-й батальон частью сил продвинулся дальше на северо-восток, а передовым отрядом прорвался к Арукюла. Вечером была предпринята попытка советских войск прорваться через позиции 2-го батальона на север, но была отражена, был подбит еще один советский танк. На ночь 2-й батальон остановился в 1,5 км южнее Аесмяэ. В районе Аесмяэ сдерживал немцев отряд морских добровольцев под командованием капитана Барш.

8-й пограничный отряд отошел в Кохила. 18-й орб из Кийза был переброшен в Йыгисоо. Отряд И.Г. Костикова сражался в окружении.
Группа «Mittelstadt» начала наступление на автомобилях также в 7 ч и уже в 6 ч 30 м, пройдя Эллама, захватила ст. Турба. На станции был расстрелян советский эшелон с боеприпасами. К 13 ч передовой отряд 1-го батальона занял Аудевалья и готовился к атаке позиций советских войск в районе Васалемма. Здесь оборону занимали подразделения 91-го стрб (200 чел.).

Командир кампфгруппы генерал Фридрих обратился к генералу Кюхлеру с просьбой прикрыть его левый фланг со стороны Виртсу, где началась высадка стрелковых подразделений БОБР. Командующий 18-й армией подчинил генералу Фридриху две роты 859-го ландшюц батальона. На предложение захватить два аэродрома ВВС КБФ в районе Хаапсалу, генералу было предложено не распыляться и достаточным направить к ним две разведгруппы.

Таллинским арсеналом было оборудовано еще одно 130-мм орудие на железнодорожной платформе. Его включили в состав 5-й ждбат. под командованием помощника командира батареи старшего лейтенанта Кругового орудие придали 1-му сб 1-й обрмп и оно действовало в районе ст. Пяэскюла на западном направлении.

Была предпринята попытка корректировки огня с самолета, но летчик-наблюдатель перепутал координаты для стрельбы канонерскими лодками и отрядом легких сил.

Всего артиллерия эскадры и ОЛС выпустила 222 снаряда, в т.ч.: крейсер «Киров» — 57, лидер «Минск» — 69, эсминцы «Свирепый» — 56 и «Славный» — 40.

Наиболее удачной была стрельба лидера «Минск», который огнем, по докладам корректировщиков подавил двухорудийную гаубичную батарею. Крейсер «Киров» при маневрировании на внутреннем таллинском рейде попал на мель, с которой был снят с помощью ледокола «Волынец» к 20 ч 30 м.

По данным квартирмейстера ХХХХII АК в течение суток:
«275(1) пленных (оценочно). Расход боеприпасов: пехотных — 37 тн,
артиллерийских — 153 тн; расход ГСМ 37 м3. Число пленных 21-23 августа: 552(4)».

Потери немецких войск на таллинском направлении 22 августа:

В ночь с 22 на 23 августа в районе Таллина боевой состав западной группы ВВС КБФ был следующим:

В этот же день, в соответствии с распоряжением Военного совета северо-западного направления от 14 августа 1941 года № 0020 и приказанием наркома ВМФ от 21 августа 1941 года № 472/ш, из района Таллина убыли бомбардировщики Ар-2 и СБ, истребители МиГ-3 и И-15, разведчики Че-2(МДР-6), а в ходе боевых действий были потеряны три истребителя И-16 и один И-153.

Бомбардировщик Ар-2

Бомбардировщик СБ

Истребитель МиГ-3

Истребитель И-153

Разведчик Че-2

Истребитель И-16

В связи с подходом войск противника к аэродрому Ласнамяэ базирование оставшихся истребителей было перенесено на посадочные площадки на полуостровах Виймси и Пальяссаар.

Командование КБФ потребовало от командующего ВВС КБФ доложить о возможностях использования авиации с аэродрома Липово. Одновременно было приказано подготовить в Липово запасы топлива и боезапаса для обеспечения базирования на аэродроме авиации в целях авиационного прикрытия перехода кораблей из Таллина в Кронштадт.

Генерал-майор авиации М.И. Самохин доложил, что обстановка в Липово позволяет действовать с аэродрома и к 24 августа все будет подготовлено.

Командование КБФ обратилось к маршалу К.Е. Ворошилову и адмиралу И.С. Исакову: «...На рейде десятки боевых кораблей одних лодок 14, вспомогательные корабли. Считаю необходимым лодки, требующие ремонта, вспомогательные корабли, которые не могут быть использованы обороне отводить на восток. Ваше решение прошу сообщить». В ответ К.Е. Ворошилов и А.А. Жданов потребовали усилить оборону Таллина:

«1) Оборудованный оборонительный рубеж ни при каких условиях не сдавать врагу. Организовать оборону указанного рубежа так, чтобы за каждый определенный участок отвечал специально выделенный командир. Вам необходимо совместно с тов. Николаевым, командирами и комиссарами, которые должны личным примером показывать бойцам и командирам как нужно и можно бить фашистскую сволочь.
2) Немедленно усилить сухопутную оборону бойцами БО, зенартиллерии которая может действовать и против танков, противодесантной обороны, лишних людей кораблей тыла. Все это было указано директивой № 189 и № 190 от 14.08. Разрешаю использование стройбатальона Осмусаар и другие части ближайших островов.
3) Использовать всю мощь огня кораблей и БО. Всей авиацией бить пр-ка на подходах к оборонительному рубежу.
4) Требующие ремонта подлодки и лишние вспомогательные корабли отправить в Кронштадт, не спрашивая разрешения как делали до сего времени, т-к это ваша прямая обязанность.
5) Принять меры дополнительной разгрузки Таллина ценного имущества».

Они также разрешили использовать для удара во фланг наступающим немцам войска с Моонзундских островов. Контрудар необходимо было организовать от Виртсу и Хаапсалу силой не менее 5000 чел. усиленных артиллерией.

М.И. Самохин
генерал-майор авиации
командующий ВВС КрБФ

К.Е. Ворошилов
маршал

А.А. Жданов

И.С. Исаков
адмирал

Боевые действия 24 августа

Карта хода боевых действий 24 августа 1941 г.

В течение дня противник продолжил атаки, пытаясь форсировать реку Пирита на востоке и реку Кейла на западе Таллина. Несмотря на ввод в бой частей 1-й особой бригады морской пехоты, немцы вклинились в оборону на восточном боевом участке в районах: Вяо — Куристику — мз. Раэ — мз. Лехмья — Коху.

Полковник Т.М. Парафило
командир 1-й обрмп

Общее руководство обороной к востоку от Таллина осуществлял командир 1-й обрмп полковник Т.М. Парафило.

В бой вступил 2-й сб 1-й обрмп. Отряд канонерских лодок в составе «Москва» и «Амгунь» был подчинен командиру восточного сектора обороны. На полуостров Виймси наступал 454-й пп немцев. Основные бои развернулись вдоль нарвского шоссе на переправах через реку Пирита. На бронепоезде № 4 была подбита площадка с 76-мм орудием.

Ее сбросило с рельс в районе моста через реку Пирита. Из состава экипажа погибло два и получило ранения шесть человек.

В районе Вяо захватил плацдарм 474-й пп 254-й пд. С 11 ч 30 м он начал переправу через реку Пирита и сразу же подвергся контратакам сводного полка 22-й мед НКВД с северо-запада. В тылу 254-й пд продолжал зачистку местности 484-й пп. Советские подразделения из-за непрерывных боев понесли значительные потери. Обе комендатуры советского 6-го пограничного отряда, были объединены в одно подразделение под командованием младшего лейтенанта Резниченко.

Одна из зенитных батарей с отрядом матросов 30 человек в течение суток сдерживала наступление противника на своем участке. К исходу дня на батарее оставалось 19 снарядов и всего одно орудие.

156-й сп 16-й сд отбивал попытки немцев переправиться через реку Пирита в районе Лагеди.

Против него наступала ударная группа 61-й пд. Правый фланг 151-го пп этой дивизии был усилен батальоном 162-го пп, а левый батальоном 176-го пп. В свою очередь, советская оборона была усилена 242-м озадн. Введенный в бой на этом направлении дивизион из двенадцати орудий в течение нескольких дней потерял одиннадцать. В ротах 156-го сп оставалось в среднем 10—20 человек, в батальонах 45—100 человек. Наступающие полки 61-й пд были разделены болотом Раэ. 162-й и 176-й пп 61-й пд наступали на опорный район «Лехмья», достигнув его к 15 ч 25 м.

Здесь немецкие войска пыталась задержать остатки Латышского и Эстонского полков. Они были усилены 506-й зебат 19-го озадн. В качестве последних резервов формировались маневренные отряды на базе зенитных полков. Так, на командный пункт 3-го зенитного полка поступило донесение, что одна из зенитных батарей 242-го озадн 10-го СК на марше была атакована прорвавшейся группой немцев. На выручку отправили отряд под командованием начальника боепитания полка С.П. Чесновского. Отряду удалось отбить батарею.

Второй отряд, под командованием помощника начальника штаба полка Г. И. Аненко, был направлен для прикрытия в район аэродрома Ласнамяэ. В районе восточнее аэродрома Ласнамяэ (Лагсберг) в бой вступили 105-я зенбат и отдельная 794-я зенитная батарея 37-мм орудий. Первая ее половина вступила в бой восточнее аэродрома, вторая — юго-восточнее.

Вырвавшиеся из окружения остатки Латышского и Эстонского стрелковых полков переформировывались и восстанавливали управление. Как стало известно советскому командованию, накануне погиб военный комиссар Эстонского полка Ф.В. Окк. На хуторе Лоопере в этот же день погиб командир Эстонского полка капитан М.Ф. Пастернак. Полк возглавил И.И. Пауль. Личный состав отходил в опорный район «Лехмья».

В этом же районе вели бой две батареи 202-го озадн: 224-я и 226-я. В качестве отряда прикрытия действовали командиры и бойцы управления и обслуживающих подразделений дивизиона, во главе с начальником штаба старшим лейтенантом П.Л. Мельниченко. В ходе боя он получил тяжелое ранение и был эвакуирован. Дивизион сдерживал немецкие войска в течение двух суток.

176-й и 162-й пп (каждый без одного батальона) 61-й пд наступали на болотистом перешейке между болотом Раэ и озером Юлемисте. Как отмечено в журнале боевых действий 61-й пд: «Продвижение у Лехмья будет затруднено. Разведка установила сильные позиции противника, дзоты и большое минное поле, так же на западной стороне Лехмья до Юлемисте-озера обнаружено пятирядное проволочное заграждение». Левый фланг дивизии прикрывал эскадрон 161-го разведбата.

На рубеже Патика — Курна — ст. Кийза оборонялась 10-я сд. Наступавший на правом фланге 217-й пд 311-й пп к 13ч 30м захватил Набала. Перед этим в лесистой местности 1-й батальон этого полка в ожесточенном бою захватил высоту 49,9. В ходе этого боя в 1-м батальоне: был убит и.о. командира 2-й роты, лейтенант Фишер, и.о. командира 1-й роты лейтенант Флюршутц был смертельно ранен, командир 3-й роты оберлейтенант Вессель — ранен. Согласно отчета командира 311-го пп: «Противник потерял пересчитанными убитыми: [в полосе] III. б-на 32, [в полосе] I. б-на 56 солдат. Трофеи: 4 станковых пулемета, 3 ручных пулемета, много минометов, много винтовок. Взято около 10 пленных, 8-я батарея подавила два 12,2-см миномета (на передках)». 346-й пп этой дивизии захватил Курна. Правый фланг 217-й пд прикрывала эстонская рота «Егпа».

389-й пп наступал вдоль железной дороги. Особенно ожесточенные бои шли в районе ст. Кийза, где наступало до двух батальонов пехоты этого полка. Вечером ст. Кийза была захвачена, южнее и юго-западнее ее эстонская рота защищала местность. К исходу дня 10-й сд разрешили отойти на рубеж Сауэ — Саку — Саусти.

Местом, куда стягивались отступающие одиночные бойцы, группы военнослужащих и целые подразделения на юго-западе Таллина, стал опорный пункт в районе ст. Пяэсюола, обороняемых 1-м сб 1-й обрмп КБФ.

Именно сюда после двухдневных ожесточенных боев отошел 3-й батальон 1-го Латышского полка. В его составе в боях погибли военный комиссар М. Лукманис, бывший секретарь Рижского укома ВЛКСМ П. Садовский, секретарь Ленинского райкома г. Рига КП(б) Латвии П. Валбакс, секретарь Кировкого райкома комсомола Риги А. Озолдиньш, секретарь Валкского уездного комитета КП(б) Латвии Я. Спреслис и другие командиры и бойцы.

Западной группировкой советских войск командовал бывший командир 62-го сп 10-й сд полковник Н.Г. Сутурин. Под его командованием находились в основном нештатные подразделения и отряды советских войск. Одиночки и группы бойцов отряда И.Г. Костикова выходили из окружения. Полковник И.Г. Костиков погиб (вероятно, застрелился). На ст. Харку для усиления отряда был переброшен 8-й ПО (400 чел.) В районе Йыгисоо оборонялся 18-й орб. Под давлением превосходящих сил противника он отступил на северный берег реки Кейла к Рахусте.

С утра из отряда Заалиашвили отправили разведку в район ст. Кейла. Затем к станции были выдвинуты основные силы отряда. Немецкие подразделения, захватив ст. Васалемма, попытались прорваться к ст. Кейла и сходу захватить плацдарм через одноименную реку. По переправам через реку Кейла открыл огонь крейсер «Киров». В районе ст. Клоога занимал оборону 52-й стрб.

В боевой группе «Friedrich» 1-я батальон был возвращен в состав 504-го пп 291-й пд.

Основной удар в районе Йыгисоо наносил 2-й батальон. Утром при занятии исходных позиций для наступления немецкие войска были обстреляны советской артиллерией и танками. Под огнем погиб командир 4-й роты оберлейтенант Ниехотц. Наступление началось в 9ч 30м. К 12ч 2-й батальон, сломив сопротивление советских подразделений, переправился через первый приток реки Кейла.

У 1-го батальона, пытавшегося прорваться севернее, продвижение шло медленнее. В 16 ч 30 м оберст Хиплер доложил о приостановке наступления из-за ожесточенного сопротивления советских войск. Наступавшие на правом фланге группы подразделения 403-го самб закрепились на высотах западнее Рахула. Достигнув небольших успехов, немцы остановились. Через реку Кейла немецкие саперы начали возведение моста. Кампфгруппа «Friedrich» была подчинена командиру ХХХХII АК. Следующим направлением ее наступления был берег Финского залива и прерывание сообщений между Таллином и Палдиски.

Корабли эскадры и отряда легких сил, оказывая поддержку обороняющим город войскам, произвели 459 выстрелов, в т.ч.: крейсер «Киров» — 71, лидеры «Ленинград» — 27 и «Минск» — 100, эсминцы «Свирепый» — 38, «Славный» — 132, «Сметливый» — 74, «Скорый» — 36, «Гордый» — 31. Береговые батареи выпустили в этот день 305-мм снарядов — 43, 152-мм — 122, 100-мм — 281.

Крупнокалиберная артиллерия кораблей и береговых батарей оказывала существенную помощь советским войскам. Очевидец событий, писатель Н.Г. Михайловский в своем «Таллинском дневнике» привел выдержки из письма немецкого солдата 311-го пп 217-й пд: «Дорогие родители! Я участвовал в боях за Таллин. Это был ужасный день. Такие дни никогда не забудутся. И я молю бога лишь об одном, чтобы ничего подобного не повторилось в моей жизни. Русские обстреливали нас из крупной артиллерии. Снаряды летели градом, вокруг свистели пули. Невозможно было не только поднять голову, но и протянуть руку. Такого ужаса мы еще не видели...»

Наркому НКВД Эстонской ССР было приказано повторно немедленно проверить чердаки, церкви, парки, рестораны и ларьки. Коменданту Таллина — немедленно прекратить трамвайное движение и ввести комендантский час с 20 ч до 6 ч. На всех заставах на въезде в город выставлялись командирские наряды. В их обязанность входило снятие с машин людей (кроме водителя и одного сопровождающего), комплектование из них вооруженных команд и направление на боевые участки. Начальникам инженерной службы КБФ и 10-го СК было приказано приступить к постройке баррикад внутри города и приспособления зданий для обороны.

На угрожаемый участок фронта в район севернее озера Юлемисте был отправлен батальон курсантов ВМУ им. М.В. Фрунзе.

Согласно боевого донесения командующего КБФ, к исходу 24 августа положение было следующим: 10-й СК находился в непрерывных боях с 20 августа с превосходящими силами противника.

Главные его силы наступали вдоль нарвского шоссе и вдоль железной дороги с последующим отклонением на юго-запад в район Лехмья — Тухала. Крупная группировка противника наступала от Пярну на западную часть Таллина. В бой вступили части КБФ поддержанные ВВС флота, кораблями и береговыми батареями.

На восточном и западном направлениях противника удалось остановить, тогда он перенес удар на юго-восток, с целью прорыва в Таллин вдоль берегов озера Юлемисте. Одновременно атаки пехоты на юго-западе не давали возможности усилить южную группировку войск. Таким образом, имея перед собой сильную группировку противника, части заняли оборону, с почти одинаковым напряжением по всему фронту. Это требовало больших людских резервов и огневых средств, в которых 10-й СК крайне нуждался.

По данным на 20 ч 24 августа за пять суток общие потери (убитые, пропавшие без вести и раненые) доходили до 6000 чел., при этом потери КБФ не учитывались. Морем было эвакуировано 2500 раненных, но приток их в госпитали не ослабевал. «Исходя из вышеупомянутого, части обороны Таллина пребывают в напряженном положении, и оборона Таллина в большой опасности».

В течение суток, по данным квартирмейстера XXXXII АК: «Пленные: 252(4). Расход боеприпасов: пехотных — 41 тн, артиллерийских — 277 тн, плюс 12 тн — боевая группа «Friedrich»; Расход ГСМ 87 м3. Трофеи: 3 орудия».

Потери немецких войск на таллинском направлении 24 августа:

В ночь с 23 на 24 августа состав группировки ВВС КБФ в Таллине был следующим:

К вечеру 24 августа производить полеты с аэродромов Юлемисте и Ласнамяэ стало невозможно. Летчики перегнали самолеты на специально подготовленные площадки на полуострова Виимси, Пальяссаар и западную часть Таллина в районе Кадака. Время до объекта атак занимало 3—4 минуты.

Самолет ТБ-3

Как только самолет садился, в считанные минуты его заправляли бензином, маслом, заряжали боекомплект и «штопали» пробоины. Помощь инженерно-техническому составу оказывали местные юноши и девушки.

Командующий ВВС КБФ, в связи с ухудшением обстановки в районе аэродромов, приказал подготовить для перелета авиации аэродромы Купля и Липово. В этот же день из Таллина было отправлено три самолета ТБ-3.

На одном из них была вывезена семья Героя Советского Союза Мэри (4 чел.) и прокурор КБФ. Один самолет с командирами из состава оперативной группы ВВС пропал без вести. Авиация КБФ продолжали наносить бомбоштурмовые удары по наступающим немецким войскам в районе Патика, Аесмяэ и Лагеди. Пять И-153 прикрывали конвой из Кронштадта от мередиана 27° до Таллина. Два И-153 совершили вынужденную посадку на остров Прангли. Оба истребителя разбились.

Командиру КрВМБ было приказано встретить конвой в составе транспортов «Октябрь» и «Жданов» (880 раненых) в районе острова Вайндло. Транспорт «Октябрь» оставить в районе острова Готланд в качестве спасательного резервного судна. Начальник штаба КБФ приказал коменданту БОБР возвратить в Таллин ледокольный буксир «Тасуя» и спасательное судно «Сатурн». На этом предпоследнем конвое была вывезена часть личного состава гидрографической службы КБФ и ЕлВМБ и личный состав береговой базы 1-й бр ПЛ. Командование флота обратилось с просьбой о разрешении к адмиралу И.С. Исакову о выводе двух эсминцев их района Моонзундских островов. В противном случае, учитывая, что подходы к Таллину с запада заграждены противником магнитными минами, эсминцы можно будет использовать только в качестве плавучих батарей.

В порт Трииги на острове Хийумаа отправлялся транспорт «Хелге». Кораблям его сопровождающим, после его доставки, было приказано немедленно вернуться в Таллин. На Ханко был отправлен конвой в составе транспорта «Хилде», моторнопарусной шхуны «Эрна», мотоботов «Тюлень», «Лосось», «Чайка», «Судак», «Акула», «Колхозник», «Возрождение».

Все корабли эскадры были подчинены командиру ОЛС. Исключение составил дивизион сторожевых кораблей типа «Ураган», ранее подчиненный командиру ОВР ГлВМБ. В составе ОЛС были сформированы 3-й, 4-й и 5-й дивизионы эсминцев.

В состав 3-го дн вошли: «Артем», «Володарский», «Калинин», «Энгельс» и «Яков Свердлов». В состав 4-го дн были включены лидер «Ленинград», эсминцы «Свирепый», «Скорый» и «Сметливый». В составе 5-го дн находились лидер «Минск» и эсминцы «Славный», «Суровый» и «Гордый».

В ночь на 25 августа к острову Готланд убывал последний конвой из Таллина перед общей эвакуацией. .

Эсминец «Володарский»

В его составе находились транспорты «Даугава» и «Эвалд», ГС «Рулевой» и ледокол «Трувор». Сопровождающим его тральщикам и катерам было приказано после доставки конвоя немедленно возвращаться в Таллин. На нем также была вывезена часть личного состава гидрографической службы КБФ и ГлВМБ.

По журналу боевых действий военно-морского командующего «D» ситуация к вечеру была следующей: «17-см батарея на Юминде обстреляла три тральщика класса Т и пять сторожевых кораблей, позже остановили огонь из-за дальности. В 12 ч 10 м в 12 милях на 319 град, от Юминды тральщик утонул на мине. Остальные боевые корабли стоят на месте».

 

Боевые действия 25 августа

Карта хода боевых действий 25 августа 1941 г.

В боевых действиях наступал перелом в пользу немецких войск. Резервов у советского командования обороны Таллина не было. 25 августа на фронт были снова отправлены десятки политработников. В армейских частях работали моряки-делегаты.

Сводный полк 22-й мед НКВД на линии Иру — ст. Лагеди с подразделениями 2-го батальона 1-й обрмп продолжали удерживать немцев в районе плацдарма Вяо. В течение ночи и дня батальоны 454-го и 474-го пп были несколько раз контратакованы. Продвижение немцев на этом направлении составило 200—300 метров. На данном направлении значительную поддержку войскам оказывали артиллерийским огнем батареи БО и корабли.

Для огня прямой наводкой были поставлены зенитные батареи. В районе Лепику центром обороны стала 104-я зенитная батарея. Из командиров и бойцов батареи, с отошедшими бойцами, был создан отряд прикрытия численностью до 120 чел. Его возглавил помощник командира батареи К.М. Шухмин. Зенитная батарея превратилась в своеобразный опорный пункт. Артиллерийские и зенитные батареи вели огонь под постоянными налетами немецкой авиации. Во время бомбардировки 185-й береговой батареи, погиб ее командир лейтенант Анисимов.

Основные усилия командование 254-й пд предпринимало в районе плацдарма в районе Вяо. Здесь действовал введенный в бой 484-й пп. К середине дня немцы прорвались к Северному аэродрому. Главной задачей двух полков 254-й пд (474-го и 484- го) был прорыв к поселку Пирита для того, чтобы отрезать войска, обороняющие опорный район «Иру» от основных войск восточной группировки советских войск.

156-й сп не смог остановить противника на оборудованном рубеже опорного района «Лагеди».

При отступлении, понесший большие потери полк, не остановился на подготовленном промежуточном рубеже обороны. Только требование 3-го отдела КБФ к полковнику Бородулину привести подразделения и части в порядок и занять оборону, или он будет расстрелян, заставило его вернуться на рубежи обороны. Севернее Лагеди оборону моста через реку Пирита удержали зенитчики 424-й зенбат. Они стали стержнем обороны на этом участке. Предварительно накопив в овраге около роты пехоты, немцы молча бросились в атаку, но нарвались на огонь орудий и пулеметов.

При отступлении, понесший большие потери полк, не остановился на подготовленном промежуточном рубеже обороны. Только требование 3-го отдела КБФ к полковнику Бородулину привести подразделения и части в порядок и занять оборону, или он будет расстрелян, заставило его вернуться на рубежи обороны. Севернее Лагеди оборону моста через реку Пирита удержали зенитчики 424-й зенбат. Они стали стержнем обороны на этом участке. Предварительно накопив в овраге около роты пехоты, немцы молча бросились в атаку, но нарвались на огонь орудий и пулеметов.

Прорвав оборону в районе опорного пункта «Лагеди», 151-й пп, усиленный двумя батальонами других полков, с трудом продвигался вдоль железной дороги по лесисто-болотистой местности. Он прорывался к восточной окраине Таллина и пытался выйти в тыл советским частям и подразделениям, оборонявшим аэродром Ласнамяэ.

Тяжелые бои в опорном районе «Лехмья» продолжались два дня. Местность здесь была ровная и хорошо просматривалась. На данном участке перемешались бойцы 98-го сп, моряки-зенитчики и ополченцы Латышского и Эстонского полков. Основными силами, которые сдерживали немецкие батальоны 176-го и 162-го пп 61-й пд, были зенитные батареи ПВО КБФ. Вторые сутки перед полевыми укреплениями советских войск стоял 162-й пп немцев. Перед ним находилось управляемое электричеством минное поле. В течение дня полк смог захватить лишь один блиндаж.

98-й и 204-й сп 10-й сд под натиском двух пехотных полков 217-й пд отходили к опорному району «Раудалу». Бронепоезд №3 три раза совершал рейды в тыл противника, на станции Кийза и Рапла, где обстреливал пехоту противника. На нем снарядом была разбита площадка с 76-мм орудием, которое силой взрыва было сброшено с рельсов.
От станции Кийза на опорный район «Пяэскюла» наступал 389-й пп, его место, наступая вдоль узкоколейки, занимал 346-й пп, правее его через Саусти наступал 311-й пп. Оба последних полка наступали на опорный пункт «Раудалу».

На западном участке в районе Йыгисоо противник по наведенному через реку Кейла мосту, под огнем нашей артиллерии, переправился на восточный берег. Оборонявшийся здесь 18-й орб, отошел к станции Пяэсиола. В районе Кодака, на западе Таллина, центром сопротивления стали 171-я и 172-я зенбат 17-го озадн и отряды моряков-добровольцев.

В течение ночи с 24 на 25 августа советская авиация, согласно отчета командира 504-го пп оберста Хиплера о ходе боевых действия под Таллином, шесть раз наносила бомбоштурмовые удары по строящемуся мосту через реку Кейла. Из состава 504-го пп выводился 3-й батальон. Он усиливался автотранспортом, двумя штурмовыми орудиями, огнеметами, артиллерией и саперами. Его задачей был захват Палдиски. Группа была названа по фамилии командира 3-го батальона майора Прусковски. Основные силы 504-го пп должны были наступать в район западнее Нымме и Какумяэ на побережье Финского залива.

В 10 ч 1-й батальон атаковал позиции советских войск у Рахула и подавив с помощью штурмовых орудий огневые точки прорвался в северо-восточном направлении.

На внутренний рубеж обороны, в юго-западную часть города был отправлен 31-й омсб, в районе парка Кадриорг занимали оборону курсанты-фрунзенцы. В районе Палдиски обороной руководил комендант БО ГлВМБ полковник Кустов. Основу его обороны составляли 46-й строительный батальон и сформированный из личного состава 5-го зап в количестве 675 чел. отряд. На прямую наводку в обороне были поставлены орудия 623-я зенбат 62-го озадн.

Артиллерия эскадры и ОЛС выпустила в течение суток 608 снарядов, в т.ч.: крейсер «Киров» — 21, лидеры «Ленинград» — 10 и «Минск» — 128, эсминцы «Славный» — 117, «Свирепый» — 97, «Сметливый» — 126, «Скорый» — 16, «Гордый» — 93. Если с 22 по 24 августа стрельба корабельной артиллерии велась без помех, то с 25 августа противник подтянул батареи и вел интенсивный обстрел кораблей, корректируя огонь с аэростатов, самолетов и наблюдателей «5-й колонны».

Невосполнимые потери, нехватка оперативных работников не могли не сказаться на работе флотских контрразведчиков. В этой ситуации, с учётом временных неудач нашей армии, флотские чекисты сосредоточили свою деятельность на двух основных направлениях: выявлении агентуры противника и борьбе с дезертирами, трусами и паникёрами. При этом контрразведчики исходили из того, что в начальный период войны немецкие спецслужбы вербовали пленных советских военнослужащих простыми методами, «накоротке», зачастую прямо на передовой. Те, кто давал согласие на сотрудничество с германской разведкой, сразу же, после кратковременного инструктажа, перебрасывались через линию фронта в расположение частей Красной армии и Военно- морского флота. Результаты «работы» таких агентов были недостаточно эффективны, так как многие из них сразу же сдавалась добровольно, даже не приступив к выполнению задания, других задерживали после перехода линии фронта. Так утром 25 августа 1941 года красноармеец одной из воинских частей, оборонявшей Таллин, сдался в плен гитлеровцам. На допросе он сообщил немецким офицерам известные ему сведения об организации обороны города. Сразу же после допроса 25 августа «новоиспечённый» агент был завербован, накормлен, снабжен сигаретами, шоколадом, ромом, листовками и переброшен в расположение морской бригады Балтфлота с заданием склонять моряков к переходу на сторону противника. Уже утром 26 августа его арестовала советская контрразведка.

По данным квартирмейстера ХХХХII АК в течение суток:
«Пленные: 425 унтер-офицеров и солдат, три офицера, один врач.
Очень высокий расход боеприпасов: пехотных — 47 тн, артиллерийских — 391 тн. Расход: 68 м3».

Потери немецких войск на таллинском направлении 25 августа:

Авиация противника бомбила советские береговые батареи на острове Аегна. В 17 ч. и 17 ч 30 м немцы бомбили стоянки кораблей. Был утоплен буксир С-103. Корабли подвергались так же обстрелу немецкой артиллерии. Прямое попадание получил крейсер «Киров».

В ночь с 24 на 25 августа боевой состав ВВС КБФ в таллинском районе был следующим:

Из-за приближения немецких войск была взорвана аэродромная инфраструктура на аэродромах Сууркюола, Таллин и Ласнамяэ. В течение дня десять АР-2 перебазированы на восток, один СБ при посадке на Клога сломан, четыре И-153 перебазированы на восток, три И-153 — на запад (Моонзундские острова), два МДР-6 и три МиГ-3 перебазированы на восток. В течение дня ВВС КБФ прикрывали конвой Таллин — Кронштадт, проводили воздушную разведку. В связи с атаками немецкой авиации на корабли, главной задачей ВВС КБФ стало прикрытие корабельной группировки. В 13 ч 30 м немецкая авиация бомбила батарею на Аэгна. В 17 ч семь самолетов противника совершили налет на Таллинский рейд. Был потоплен буксир № 103. Сил для удержания немецких войск не было.

Генерал-майор И.Ф. Николаев, обратился к Военному Совету КБФ с предложением просить Главное командование принять решение по дальнейшей обороне Таллина. В перспективе защитники города могли выдержать максимум еще один день в пределах города и затем попадали в полное окружение. Все резервы были исчерпаны.

И.Ф. Николаев
генерал-майор
командующий 10 корпусом

С ним было согласно и командование КБФ. К.Е. Ворошилов и А.А. Жданов в докладе И.В. Сталину обстановку под Таллином к исходу 23 августа (22 ч 30 м) оценивали следующим образом: «С 14 августа 10 ск и все части, обороняющие Таллин с суши, объединены в руках комкора-10 Николаева подчинением его ВС КБФ.

Гарнизон 24.500 бойцов, не считая 11.700 [бойцов] береговой обороны, зенитной артиллерии и ВВС, при 126 пушках, не считая 127 зенитных пушек, 73 пушек береговой обороны, занимая позиции вокруг Таллина, удалении среднем 30-40 километров, от залива Колга-Лахт до Палдиски. Одновременно достраивался оборонительный рубеж [на] среднем удалении [от] города 13-15 километров, [и] протяжением 45 километров. Промежуточными необорудованными позициями являются рубежи рек Ягала [на] востоке и Кейла [на] западе. Директивой 14 августа было указано обратить особое внимание на сухопутный фронт и использовать артиллерию и бойцов с ближайших островов, береговой обороны Таллина и тыла.

До 20 августа противник нащупывал разведчастями систему сухопутной обороны Таллина, вводя в действие небольшие части не более батальона. Основной нажим делался с востока, близ берега, вдоль Нарвского шоссе. Крупных группировок противника в этом направлении выявлено не было, и общая численность войск, накапливавшихся вокруг Таллина, включая и Пернов, оценивалась от одной до двух дивизий, не считая бело-эстонских банд.

К утру 23 августа противник, несмотря на огонь канонерских лодок, крейсера "Киров", 12-дюймовой батареи Аэгна и действия нашей авиации, продвинулся вдоль берега до Каллавэре, мыза Марду, мыза Раасику, мыза Перила, станция Кохила, мыза Хагери, мыза Руйла, мыза Васалемма.

Таким образом, с востока фронт продвинулся к Таллину на 12 километров. По донесению Военного совета КБФ 91 стройбат разбит, потери 10 ск за 20 — 21.8 до 1500 убитых и раненых.

Разведка доносит о движении от Пярну двух батальонов с артиллерией и 20 танков, голова колонны на 20 часов 22.8 станция Эллама. Общую численность противника, действующего Таллина, Военный совет КБФ оценивает до 4 дивизий, однако причине плохой разведки, ясности нет.

Приказано: оборонительный рубеж удерживать во что бы то ни стало, немедленно выполнить указание о привлечении на фронт бойцов и артиллерийских средств береговой обороны, зенитной артиллерии, ненужных на кораблях и тылу. Использовать мощь огня флота и все ВВС Таллина на фронте. Направить Кронштадт все требующие ремонта подводные лодки и вспомогательные корабли, ненужные обороне, закончить разгрузку ценного имущества.

Одновременно предложено организовать удар во фланг противнику, наступающему от Пярну — вылазкой с островов Эзель и Даго, до 5 тысяч человек. Копии директив, посланы Шапошникову. Военный совет КБФ, очевидно, обстановку оценивает неблагоприятно, так как сосредоточивает [в] Таллине все тральщики и корабли охранения».

Морское командование продолжало усиление минно-артиллерийской позиции в районе Юминда, для создания ловушки для основных сил КБФ в Таллине. Военно-морской командующий «D» ситуацию на 20 ч оценивал следующим образом: «Севернее рейда Юминда регулярные конвои на восток, при этом НКВ 503 в первой половине дня обстреляла конвой из трех пароходов, пароходов, десяти кораблей охранения. Итог: отвернули и прикрылись дымом. Один пароход при этом утонул на мине. Второй конвой курсом восток, обстрелян в 13 ч, одновременно налет пикировщиков. Успехи не наблюдались. Третий конвой курсом запад в 19 ч закрылся дымом после обстрела, успеха не достигнуто.

Наблюдаемые успехи. 507-я батарея около Нееме в первой половине дня обстреляла севший на мель пароход. В 14 ч от этих пароходов отогнано три канонерские лодки. При этом наблюдались два попадания. 1-я батарея 929-го адн у Юминда обстреляла в 9 ч 30 м и в 12 ч конвой без наблюдаемых результатов. 2-я батарея 929-го адн у Нееме привела к молчанию сухопутную батарею у Рандвере. С командного пункта НКА 929 с Юминда 25 августа наблюдалось: в 8 ч 20 м на заграждении Юминда 3 — 4000 т пароход потонул от попадания на мину. В 15 ч 30 м 4000-т пароход утонул на мине. В 16 ч 40 м вражеский эсминец поврежден миной или бомбой. В 15 ч 5 м 6000-т танкер утоплен бомбой. Регулярная наша и вражеская деятельность в воздухе».

О том, что силы защитников Таллина на пределе, предполагало и немецкое командование. 25 августа в 10ч 50м генерал-оберст Кюхлер в разговоре с генерал-фельдмаршалом Леебом выразил надежду, что части ХХХХII АК не сегодня, так завтра возьмутТаллин. Это позволит высвободить 254-я пд 61-ю пд (после захвата Палдиски) для боев на востоке. Для операции «Beowulf II» по захвату Моонзундских островов предполагалось оставить 504-й пп 291-й пд.

Эвакуация и последние бои

26-29 августа

Одним из последних резервов у советского командования оставался Таллинский рабочий полк. Он начал формироваться еще с 25 июля. Командиром полка стал заведующий военным отделом ЦК КП(б) Эстонии полковник К. Кангер, командирами батальонов — председатель «Осовиахима» А. Голуб и работник ЦК КП(б) Эстонии А. Балта. Военными комиссарами стали председатель Верховного суда ЭССР Л. Юргенс и работник ЦК КП(б) Эстонии К. Йохансон. В составе полка были рабочие, которые после рабочего дня, по вечерам изучали военное дело. Были сформированы также эстонский батальон милиции и батальон эстонских железнодорожников. Главным резервом командования КБФ в Таллине оставались 31-й мсб и батальон курсантов ВМУ им. М.В. Фрунзе.

В ночь с 25 на 26 августа К.Е. Ворошилов и А.А. Жданов обратились к И.В. Сталину: «По донесению Военсовета КБФ противник оттеснил оборону Таллина на оборудованный рубеж в 12 километрах от города. С 14 часов 25 августа обозначилась атака с трех направлений для прорыва к городу. Артиллерия противника начала обстрел кораблей на рейде, Купеческую и Минную гавань.

Тереньтьев Борис Иванович
курсант ВМУ им. М.В. Фрунзе
1-я бригада морпехов. Оборона Таллинна

В 17 часов обозначился прорыв линии обороны с Юго Востока и танки прорвались с юга и вошли в лес, что на южной окраине города. Гавань и рейд обстреливаются артиллерией и минометами. Военсовет КБФ опасается, что в случае прорыва черты города не успеть посадить войска и технику и просит указаний. Темпы отхода наших войск и настроение командования не гарантируют удержание Таллина. Просим разрешения дать следующие указания:

1. Начать организованный отход к местам посадки под прикрытием огня кораблей. Использовать темное время и все мелкие плавучие средства.
2. Отходить к острову Нарген, где сформировать конвои, под прикрытием тральщиков, сторожевых кораблей и миноносцев начать движение в Кронштадт.
3. Все ценное, что нельзя вывезти, уничтожить».

В эту же ночь (предположительно с 5 до 6 ч) И.В. Сталин и В. М. Молотов разрешили К.Е. Ворошилову оставить Таллин: «Согласны с твоим предложением насчет оставления Таллина и отвода войск на корабли для следования в Кронштадт».

Это разрешение немедленно продублировал адмиралу И.С. Исакову нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов: «Ответ главкому дан. Прикрываясь артиллерийским огнем темное время суток грузиться и отходить. Для прикрытия можно использовать авиацию островов».

В свою очередь адмирал И.С. Исаков довел решение наркома ВМФ для прикрытия эвакуации Таллина использовать всю авиацию и в том числе авиагруппу Жаворонкова, задействованную на бомбардировке Берлина. При эвакуации авиации нарком разрешил отправить ее на Моонзундские острова.

В 10 ч 37 м командование КБФ получило от К.Е. Ворошилова и А.А. Жданова официальное разрешение на эвакуацию: «Разрешается начать отход к местам посадки прикрытием специально выделенных частей и заградительного огня всех кораблей, авиации. Использовать темное время, все наличные плавсредства, включая шлюпки кораблей. Загруженные транспорты, корабли отводить Нарген. Организовать движение крупных конвоев Кронштадт с тральщиками, катерами «МО», авиацией. Восточный участок будет прикрыт авиацией из Низино — Липово. При отходе уничтожить все ценное, что нельзя вывезти».

На Военном совете КБФ мнения о реализации этого решения разделились. Командующий КБФ В.Ф. Трибуц предлагал собрать все войска с Моонзундских островов и с полуострова Хзанко и под прикрытием флота по южному берегу Финского залива прорываться к Ленинграду. Военный комиссар КБФ дивизионный комиссар Н.К. Смирнов предлагал все войска перебросить в Ханко и прорываться по северному берегу Финского залива. Значительные дискуссии вызвал вопрос, каким именно фарватером прорываться к Кронштадту. Наиболее безопасным фарватером был выбран — центральный.

Боевые действия 26 августа

К утру 26 августа командование КБФ обстановку на фронте оценивало следующим образом: «За ночь 26 августа отдельные группы противника просочились через болото, что в 6 км к югу от Таллина. Особую активность проявляет [в] юго-восточном направлении пытаясь ворваться в город. На юге в течение ночи противник после артподготовки пытался перейти атаку, но был отброшен. Немцы силой до пехотного полка заняли Илурма начали наступать на Палдиски. Корабли, береговая оборона, зенитная артиллерия огнем отражают наступление противника, нанося ему значительные потери. [В] Частях 10 ск КБФ действующих на берегу также потери большие. Вывезено и погружено за 14 дней более 6000 раненых. Погрузка раненых продолжается. Авиация по погоде сегодня пока не работает».

Командование 254-й пд, оставив против советских защитников полуострова Виймси один 454-й пп, основные силы сосредоточило на плацдарме в районе Вяо. В центре обороны сводного полка 22-й мед НКВД, противник в 12 ч 30 м подошел к проволочному заграждению опорного района «Иру» на участке Муга — Иру. С 10 ч с него началось наступление 474-го и 484-го пп 254-й пд.

Как отмечено в журнале боевых действий этой дивизии: «Сопротивление противника, крайне ожесточённое. У противника многочисленные зенитные орудия и счетверённые пулемёты. Военные корабли и береговая артиллерия... принимают участие в оборонительном бою». По итогам дня в нем отмечалось: «Несмотря на значительные собственные потери, только отдельные части смогли пересечь дорогу Нарва — Ревель. Собственные войска сражались чрезвычайно храбро, и, несмотря на сильнейший заградительный огонь противника, пытались достичь поставленную цель — крутой склон у дороги. Удалось это только в нескольких местах».

Сводный полк НКВД полковника С.М. Бунькова контратаковал на мз. Вяо, Куристику для удара во фланг наступающему противнику, но был отброшен на исходные позиции.

Под давлением превосходящих сил 1-й батальон отошел к аэродрому, 2-й и 3-й батальоны отошли к Козе и восточному берегу реки Пирита, где вместе с 2-м сб 1-й обрмп приведены в порядок и перешли вновь в контрнаступление на мз. Вяо, развернув боевой порядок восточнее Козе. К вечеру на восточном участке сражались перемешанные между собой силы 62-го сп, 8-го ПО, сводного полка 22-й мед НКВД и 2-го сб 1-й обрмп под общим командованием полковника Т.М. Парафило.

К 22 ч они вели бой на рубеже северо-восточного берега озера Юлемисте, станция Юлемисте, аэродром, Козе, Лайакюла, Муга (искл.). К исходу дня наибольшего успеха достигло подразделение 454-го пп, которые прорвавшись через Козе захватило высоту 47,4. Главной задачей дивизии на следующий день было поставлено прорваться к морю и захватить Пирита. От восточной части Таллина до реки Пирита из-за воздействия немецкой артиллерии и минометов полыхал огромный пожар.

В район Козе был переброшен и введен в бой последний резерв командира 10-го СК — 8-й пограничный отряд. Бои шли на восточной окраине станции, у «Русалки» и Нарвского шоссе, на подступах к центральной рыночной площади.

Терентий Михайлович Парафило
полковник
командующий сводным соединением

Остатки оборонительных сооружений на берегу за памятником «Русалка»

Наибольший успех имела 61-я пд. Усиленным 151-м пп (с 3-м батальоном 162-го пп) она захватила аэродром Юлемисте, ворвалась в пригороды Таллина и заняла район завода «Двигатель» до железной дороги Таллин — Нарва. Наступавший южнее 176-й пп захватил аэродром Ласнамяэ и сомкнулся правым флангом с 151- м пп. Два батальона 162-го пп проводили зачистки юго-восточнее озера Юлемисте. 161-й разведбат из района Лехмья в срочном порядке около 12 ч 30 м был направлен на северо-запад, где разрозненные группы советских войск атаковали огневые позиции немецкой артиллерии.

Центром сопротивления в этом районе был 165-й сп 16-й сд. В районе севернее станции Юлемисте в расположение командного пункта 156-го сп проникла группа немецких пехотинцев. Командир полка полковник П.Г. Бородкин в это время находился в одном из батальонов. Штаб полка на 18 часов потерял связь с подразделениями. В этой обстановке командование принял на себя полковой комиссар Гребенщиков из политуправления флота. В течение дня он руководил боем и несколько раз водил подразделения полка в контратаки. Отважно сдерживали в районе боевых действий полка 504-я и 506-я зенбат 19-го озадн. В ходе боя погибли оба командиры батарей и военный комиссар дивизиона батальонный комиссар А.А. Мовчан. В ночь на 26 августа Латышский полк занял оборону между озером Юлемисте и вильяндиским шоссе. Здесь ополченцы приняли свой последний бой в Эстонии.

10-я сд занимала оборону на рубеже ст. Пяэсюола (искл.) — озеро Юлемисте. В 20 ч 50 м противник стремительно атаковал позиции батальона Латышского полка и 98-го сп со стороны Раудалу. В район КП 10-й сд просочились группы немецкой пехоты. Командир дивизии с комсоставом штаба и его охраной перешел в контратаку. Результаты боя к исходу дня были неизвестны.

На этом участке опорный район «Раудалу» атаковали 311-й и 346-й пп 217-й пд. Атака 311-го пп началась в 12 ч 10 м. Для прорыва укрепленной лесной позиции немецкое командование 2-й батальон полка с эстонской ротой «Эрна» отправило в обход с востока, по заболоченному побережью озера Юлемисте.

В ходе боя к вечеру было занято Раудалу. Однако затем атака остановилась из-за панического отступления левого соседа — 346-го пп, который был контратакован советскими войсками.

Опорный район «Пяэскюла» пытался атаковать 389-й пп 217-й пд. Его оборонял 1-й сб 1-й обрмп. В. ходе разведки немцы обнаружили бетонные ДОТы, замаскированные под ДЗОТы. Со слов местных жителей, ДОТы были построены еще в Первую мировую войну. Это были остатки сухопутной обороны морской крепости императора Петра Великого. Предпринятая немцами в 18 ч 30 м атака была отбита.

На западном участке полковника Н.Г. Сутурина силами одной роты морской пехоты пытались контратаковать немцев силой батальона в районе мз. Хюйру. Рота была отброшена к основному опорному пункту на ст. Пяэскюла. Части и подразделения западного участка отступили на рубеж южнее Пяэскюла, Пюхакюла, северо-восточный берег реки Тыдва. К 21 ч связь с этим опорным пунктам была прервана. На правом фланге, при прорыве немцев к Финскому заливу между Таллином и Палдиски они вышли к полуострову Суурупи. На нем располагались огневые позиции 187-й батареи 100-мм орудий. Личный состав батареи занял круговую оборону. В течение ночи батарея во главе со своим командиром, уничтожив боевые средства и документы, утром 28 августа на буксире перешла на остров Найссаар.

Задачей полковой группы «Hippier» (1-й и 2-й батальоны 504-го пп) 26 августа было наступление на Харку и далее на Какумяэ. В 7 ч 50 м после артподготовки, 2-й батальон атаковал советские позиции у Харку. При поддержке штурмовых орудий и авиации немцы, под ответным огнем советских войск, переправлялись через реку Вяэна. К 11 ч к нему в тыл был подтянут 1-й батальон. Немцы с первого раза не смогли прорвать советскую оборону и у Харку позже насчитали 25 ДЗОТов. Командир батальона обратился к командиру полка с просьбой об усилении.

В 15 ч левее 2-го батальона был введен в бой 1-й батальон. В течение трех часов продолжался ожесточенный бой, в ходе которого, после одной из советских контратак, были тяжело ранены командир 1-го батальона майор Миттелыптедт и еще несколько офицеров. К 19 ч Харку был захвачен немцами. Командир 2-го батальона майор Херпель принял командование над обоими батальонами. В 22 ч 30 м советские войска, усиленные танками пытались отбить Харку, но были отброшены. Один советский танк был сожжен. В этот день 504-й пп понес самые тяжелые потери за все время наступления на Таллин. Действовавшая отдельно от полка батальонная группа «Pruskowsky» (на базе 3-го батальона 504-го пп) в 8 ч 30 м перешла в наступление в направлении Палдиски. Перед станцией и аэродромом Клоога немцы были остановлены. В 14 ч наступление возобновилось. Западнее Оту немецкие войска окончательно в этот день были остановлены перед противотанковым рвом огнем четырех зенитных орудий, противотанковых орудий и минометов.

В бой с немецкими войсками вступили части КБФ расположенные на полуострове Пакри (Палдиски) и островах. Комендант ГлВМБ докладывал о том, что противник до пехотного полка с артиллерией и минометами наступает на Пакри. Бой ведется в районе ст. Клоога. У противника захвачено 4 ПТО и 1 миномет. 46-й стрб задействован в бою. Отправка его на Ханко пока невозможна.

Наибольшее количество снарядов по немецким войскам выпустили корабли ОЛС — 821, в т.ч.: крейсер «Киров» — 22, лидеры «Ленинград» — 165, «Минск» — 178, эсминцы «Сметливый» — 173, «Гордый» — 134, «Свирепый» — 43, «Славный» — 86, «Скорый» — 20. В боях 24 и 25 августа части ПВО ГлВМБ потеряли 76-мм зенитных орудий — 16 шт., зенитный установок «М-4» — 6 шт., тракторов — 8 шт., приборов ПУАЗО — 1 шт. По совокупности один зенитный дивизион.

По данным квартирмейстера ХХХХН АК в течение суток: «Жесточайшее сопротивление противника, в том числе на оборудованных полевых укреплениях (позициях)... 480(2) пленных. Число пленных за 24—26 августа: 8 офицеров, 1013 унтер-офицера и солдат. Расход боеприпасов еще выше, чем предыдущим днем (пехотных — 46 тн, артиллерийских — 421 тн). Расход ГСМ — 87 м. Трофеи: 14 зенитных орудий, 5 полевых орудий, 3 малых [броне]автомобиля, 2 танка».

Потери немецких войск на таллинском направлении 26 августа:

ВС КБФ произвела штурмовку немецкой пехоты, наступавшей в пьяном состоянии в районе аэродрома Ласнамяэ. Кроме этого бомбоштурмовые удары наносились по немецким войскам, наступавшим в районе нарвского шоссе, Нымме и Вяо. В районе Виймси был сбит немецкий самолет-корректировщик. Продолжались атаки на немецкий аэростат. Немецкая авиация бомбила в 18 ч корабли и батареи на Виймси. Командующему ВВС бьшо приказано начать вывоз людей из Таллина гидросамолетами 15-го ап и 44-й аэ. Налетом бомбардировщиков был утоплен транспорт «Луначарский».

С 18 ч до 19 ч 50 м последовало еще пять налетов на советские корабли на рейде Таллина. Пострадавших кораблей не было. Наибольший ущерб приносила немецкая артиллерия. Прямые попадания были ею достигнуты в лидер «Минск» и эсминец «Смелый».

Транспорт
«Луначарский»

С рассвета все тральщики начали траление водного района ГлВМБ. Командиру АМБ Ханко было приказано выслать в Палдиски два тральщика и два катера «МО» для сопровождения транспорта в Ханко. Из Моонзунда отзывались эсминцы «Суровый», «Артем», спасательное судно «Сатурн», буксир КП-12, один танкер, 3 СКА в сопровождении двух тральщиков.

Заградотрядом Особого отдела КБФ, в составе которого имелась группа оперативных работников и приданная им моторизованная рота курсантов численностью 375 человек, были задержаны несколько бывших краснофлотцев Балтфлота, попавших в плен к противнику.

После окончания в Пскове краткосрочных курсов они были завербованы немецкой разведкой и заброшены в расположение наших частей в районе Копорского залива. Первоначально заградотряд Особого отдела КБФ действовал исключительно на территории Эстонии, в районе Таллина и приморских городов. Кроме противодействия агентуре противника, он вел борьбу с националистическими бандами, осуществлял розыск и задержание дезертиров из флотских и армейских частей.

В ночь на 27 августа К.Е. Ворошилов и А. А. Жданов уточнили принципы эвакуации Таллина: «Если действительно нет возможности удержать Таллин и решено эвакуировать войска, Вам надлежит принять все меры, чтобы избежать бесцельных потерь в людях и материальной части.

Войска могут быть отведены в полном порядке и посажены на транспорта только при самой тщательной подготовке всей организации последовательного выхода из боя отдельных частей и прикрытия их огнем корабельной артиллерии, штурмовыми действиями авиации и огнем специально выделенных прикрывающих частей.

Особое внимание обратить боевое обеспечение отхода транспортных средств, прикрывая их энергичным огнем кораблей, зенитной артиллерии, истребительной авиацией.

Пример эвакуации 168 дивизии из-под Сортавала в исключительно тяжелых условиях показал, что при умелом и твердом руководстве можно даже под огнем противника вывести всех людей и технику.

Под личную ответственность Трибуца, Смирнова, Вербицкого твердо руководить до конца всей операцией, вывозить в первую очередь раненых, всю боевую технику и людей, все время нанося потери противнику огнем кораблей и авиации. При отходе обязательно заминировать гавани и рейды».

Накануне взятия Таллина немецкое командование заблаговременно начало подготовку к захвату островов Эстонии. В июле 1941 года немецкое командование обратилось к Финляндии с просьбой оказать содействие выделением малых плавсредств для занятия островов. После согласования этого вопроса, в ВМС Финляндии началось формирование отряда моторных лодок, который по фамилии командира отряда капитан-лейтенанта Ильмари Бирки официально стал называться «Osasto Virkki» (Отряд Виркки). Плавбазой (флагманом) стал старый каботажный пассажирский пароход «Porkkala». В составе флотилии имелось 50 рыбацких лодок, разбитых на 5 групп. Командирами этих групп стали финские морские офицеры.

Начиная с ночи с 26 на 27 августа флотилия, под прикрытием двух немецких тральщиков, перешла двумя группами в Эстонию. На «Porkkala» находились корветен-капитан Алехсандер Целлариус (которому отряд Виркки оперативно починялся) и его помощники зондерфюреры Кубиц и Хорн, а также финские офицеры: командир отряда — капитан-лейтенант Иль- мари Виркки, командир «Porkkala» — лейтенант Ойва Корвола и два командира групп моторных лодок: лейтенант Аарне Куйсманен и прапорщик Тор-Эрик Андерссон.

Личный состав отряда насчитывал 56 человек и состоял из команд «Porkkala» и моторных лодок, включая одного эстонца — радиста разведгруппы «Егпа». На вооружении у них были: один пулемёт «Максим», винтовки и два ящика венгерских ручных гранат. Из-за быстро меняющейся обстновки отпало первоначально запланированное участие финских моторных лодок в занятии островов Аэгна и Найссаар.

Боевые действия 27 августа

На северном отрезке восточного участка части 254-й пд, продвигались с крайне низким темпом. В журнале боевых действий этой дивизии в этот день отмечено: «Сопротивление противника по-прежнему необыкновенно ожесточённо. Огонь из умело устроенных очагов сопротивления не даёт нашим войскам подняться, и продвижение по полностью лишённому укрытия хребту возвышенности возможно только с величайшими потерями. Крупные собственные потери за вчерашний день дают о себе знать».

Единственным успехом дивизии стало блокирование усиленной ротой 454-го пп дороги из Таллина в Пирита.

Наиболее угрожаемое положение для советских войск, складывалось южнее. С утра, под прикрытием сильного артиллерийского и минометного огня противник продолжил наступление с востока и опрокинул части 62-го сп 16-й сд, отряды милиции, резерв из батальона полуэкипажа и вновь сформированные отряды из командиров и бойцов, отступивших в черту города. Артогнем кораблей и береговых батарей противник был задержан до подхода резервов: Таллинского рабочего полка, роты 3-го отдела КБФ и вновь сформированных отрядов.

Ополчение

Как записано в журнале боевых действий 18-й армии: «По докладам ХХХХII АК, такого мощного артиллерийского огня противника они не встречали даже во Франции». После ожесточенных боев за высоту 47,7, 474-й пп 254-й пд прорвался в парк на восточной окраине Таллина. В бой был брошен заградотряд и весь оперативный состав особого отдела КБФ. Отступающие части были остановлены и в результате контрудара отбросили противника на 7 км. В ходе боев и эвакуации из Таллина отряд потерял убитыми и ранеными свыше 60% личного состава, одного оперативного сотрудника и почти весь командный состав. Истребительная авиация КБФ из-за постоянных воздушных атак на корабли была освобождена от разведки и полностью переключилась на ПВО кораблей.

61-я пд наступала двумя ударными группами, созданными на базе 151-го и 176-го пп. Обе группы медленно продвигались по местности засаженными многочисленными садами и огородами. 176-й пп был остановлен у советских полевых позиций у радиоцентра. 3-й батальон 162-го пп захватил целлюлозно-бумажный комбинат на склоне Ласнамяэ.

Артиллерия 161-го ап открыла огонь по советским судам в порту. Из-за опасности больших потерь в уличных боях, наступление было остановлено и отложено на утро. Ударные группы были отведены.

Таллинский рабочий полк был введен в бой в районе между тартусским шоссе и парком Кадриорг. С помощью зенитчиков и моряков он сумел задержать продвижение немецких войск, хотя буквально накануне его бойцы получили винтовки, ручные и станковые пулеметы и минометы. Часть полка в ходе последующей эвакуации сумела прорваться в Минную гавань и эвакуироваться.

Южнее его сражался Латышский полк. Бывший комиссар полка Эдуард Либертс вспоминал: «Утром 27 августа в помощь к нам прибыл отряд военных моряков. После нескольких незначительных атак противник предпринял в послеобеденные часы решающее наступление. Фашисты были пьяны и шли в атаку с громкими криками, поливая наши позиции автоматным огнем... Только к вечеру гитлеровцы прекратили атаки, но зато усилили артиллерийский и минометный обстрел». В ночь на 28 августа полк снялся с позиций и был эвакуирован на транспорт.

На южном участке обороны Таллина части 217-й пд второй день не могли прорвать оборону советских войск. С утра 311-й пп пытался прорвать советские позиции в опорном районе «Раудалу». В жестоком бою 3-й батальон смог дойти до кладбища и лисьей фермы, но с наступлением темноты, для предотвращения окружения, отошел. Несмотря на то, что полк поддерживали огнем три дивизиона 217-го ап, все атаки немцев были отбиты. Бежавший после советской контратаки южнее Нымме 346-й пп приводился в порядок в течение всего дня.

С 10 ч начал наступление на опорный район «Пяэскюла» 389-й пп, усиленный 217-м саперным батальоном. Последнему была придана эстонская рота капитана Талпака. В ходе боя ДОТы захватить не удалось. В ходе рукопашного боя была захвачена часть ДЗОТов. Советские подразделения несколько раз переходили в контратаку. Лишь к концу дня немцам удалось захватить все три линии ДОТов и выйти к южной окраине Нымме. По докладу командира полка опорный район был очень хорошо оборудован в инженерном отношении: «Предполье и дороги перекрыты многочисленными минными полями и бетонными заграждениями. Так же были устроены противотанковые рвы и противотанковые ловушки. Полковой саперный взвод обезвредил 1260 мин, из них 950 "тарелочных" мин, 100 ящичных мин, остальные — мины в деревянном корпусе».

Задачей боевой группы «Friedrich» было удержание плацдарма в районе ст. Харку и удар основными силами севернее озера Харку в районе Хаберсти. На этом направлении действовала полковая группа «Hippier» (1-й и 2-й батальоны 504-го пп 291-й пд). Батальонная группа «Pruskowsky» (3-й батальон 504-го пп 291-й пд) должна была, оставив прикрытие в составе роты против советских войск в Палдиски, атаковать в направлени Раннамыйза. 403-й самб прикрывал коммуникации и обеспечивал правый фланг до стыка с 217-й пд. Наступление было сорвано советскими контратаками. В районе ст. Харку и против 11-й роты под Палдиски, к вечеру с помощью артиллерии и штурмовых орудий атаки были отбиты. Группа «Pruskowsky» заняла Рааномыйзу. 1-й и 2-й батальоа 504-го пп на ночь заняли круговую оборону в районе Мяэкюла. Атака на Хаберсти была отложена на следующий день. В районе Лихула продолжали обороняться против высадившихся частей БОБР две роты 859-го ландшюц батальона.

В целом положение дел на фронте продолжало ухудшаться. Несмотря, на то, что на западном участке противника удалось остановить в районе ст. Харку, в 6 ч утра противник силою до роты просочился к юго-восточной окраине Нымме. Против него были брошены в бой оставшиеся резервы 10-й сд и 10-го СК. Наиболее тяжелое положение было на востоке, где противник вдоль нарвского шоссе к 10 ч прорвался к «Русалке». Заместитель командующего КБФ по сухопутным войскам, и командир 10-го СК генерал Николаев отдал приказ №0018 войскам таллинского оборонительного района и 10-го СК. В нем он определил порядок эвакуации. Все части западного, южного и восточного участка начинали отход с боевых позиций одновременно, в 21 ч. В это же время части ПВО начинали отход для погрузки на корабли. Они грузились в первую очередь, для обеспечения в дальнейшем ПВО при эвакуации. Части гарнизона Таллина, обеспечивающие внутреннюю охрану города, отходили вместе с частями прикрытия, обеспечивая отход главных сил от нападения враждебных элементов. Общее командование частей внутренней охраны гарнизона было возложено на коменданта Таллина — майора Штруфа. Начальники боевых участков и командиры соединений выделяли в отряды прикрытия наиболее стойкие части, усиленные артиллерией, саперами и автоматическим оружием, под руководством наиболее проверенных командиров и комиссаров. Бойцы обеспечивались двухсуточным пайком.

К исходу дня на огневой позиции на полуострове Пальяссаар были уничтожены два орудия 5-й ождбат, еще одно орудие было уничтожено в районе ст. Ярве. За время боев батарея выпустила по врагу 750 снарядов. В это же время были выведены из строя оба бронепоезда узкой колеи. За время боев каждый из них выпустил около 800 снарядов 76-мм орудия, 600—650 снарядов 37-мм орудия и 60 лент к пулеметам.

В ночь на 28 августа начали прорыв в порт основные силы 1-го Латышского стрелкового полка. Основным их силам удалось совершить эвакуацию. Прикрывала отход полка 2-я рота 1-го батальона. Во время боя командир роты Эдуард Упеслея был ранен и попал в плен. В 1943 году он сумел бежать из лагеря для военнопленных и добрался до Латвии. Однако был снова схвачен и посажен в Центральную тюрьму г. Риги, в 1944 году погиб.

Для обеспечения безопасного отхода частей в гавани Таллина для эвакуации был создан «огонь на запрещение». На первом этапе с 21 ч до 22 ч 30 м огонь велся по линии основных рубежей обороны. На втором этапе огонь велся с 22 ч 30 м до 24 ч для прикрытия отхода главных сил и артиллерийской поддержки частей прикрытия. На обоих этапах огонь велся батареями береговой обороны. На третьем этапе до 5 ч утра огонь велся батареями береговой обороны и кораблями для недопущения входа в город частей противника и прикрытия посадки частей прикрытия в гаванях. Всего было выпущено 382 снаряда, в т.ч.: крейсер «Киров» — 57, лидеры «Ленинград» — 25 и «Минск» — 100, эсминцы «Славный» — 100, «Сметливый» — 100.

Посадка на транспорты должна была осуществляться следующим образом:

До начала общей эвакуации была проведена погрузка на транспорты раненных в ходе штурма военнослужащих. С 24 по 25 августа было погружено на транспорт «Калпакс» 700 раненных, с 25 по 26 августа на транспорт «Алев» было погружено еще 500 раненных. С 26 по 27 августа шла погрузка раненных на транспорт «Элла». Оба транспорта вышли на рейд. К 13 ч 27 августа в связи с начавшимся обстрелом гавани немецкой артиллерией он вышел на рейд. До этого времени на него успели погрузить 693 раненых, 21 медработника и 63 сотрудника Таллинского горкома партии. На рейд был также выведен ледокол «Суур Тыыл» с 700 работников городских учреждений.

Во второй половине дня артиллерия противника усилила обстрел Купеческой гавани, не давая возможность проводить эвакуацию войск. Уже в 16 ч 27 августа из купеческой гавани вышли три транспорта: «Луга», «Вторая Пятилетка» и канонерская лодка «Амгунь». На первый транспорт удалось погрузить вместо 700, 1226 раненных и 100 чел. медперсонала. В 22 ч 27 августа из-за огня противника на рейд вышел транспорт «Тобол». Время выхода на рейд транспорта «Атис Кронвалдс» и ледокола «Кришьянис Вальдемарс» неизвестно, однако они не успели погрузить предназначенный личный состав. Первый успел принять только 800 чел. вместо 1000, а второй только ансабль песни и пляски КБФ. В 22 ч 35 м КАТЩ-1501 «Вайндло» выставил в гавани 8 мин и снял с берега 40 подрывников.

Командир 10-го СК приказал, во избежание лишних жертв при посадке, перевести транспорты «Тобол», «Вторая Пятилетка» и канонерскую лодку «Амгунь» в Беккеровскую гавань. Боевым распоряжением № 1/2708 он изменил порядок эвакуации своих войск. В Беккеровской гавани осуществляли эвакуацию 204-й сп, 140-й гап, приданные корпусу части 1-й обрмп, части ПВО КБФ и управления коменданта города. Управление 10-й сд, дивизионные части этой дивизии, 98-й сп осуществляли посадку на транспорты «Папанин» и «Найссаар» в Русско-Балтийской гавани. Части восточного участка (16-я сд, 22-я мед НКВД, 1-я обрмп и части ПВО) производили посадку на транспорты «Лейк Люцерне», «Вахур», танкер № 12 и канонерскую лодку «Москва» в Минной гавани.

Вместе с защитниками Таллина на судах и кораблях находились руководящие работники ЦК КП(б) Эстонии, правительство республики и около 500 партийных и советских активистов. Большинство их разместилось на ледоколе «Суур Тылл». Секретари таллинского горкома компартии, председатель горисполкома и его заместители сели на судно «Вирония». Часть партийных работников разместились на военных кораблях. Не успел эвакуироваться первый секретарь компартии Эстонии Карл Сяре. Он был арестован уже 3 сентября 1941 года. Долгое время этот факт замалчивался. Считалось, что Сяре стал предателем, но этот факт до настоящего времени не доказан. 29 августа 1941 года арестовали специально оставленого для руководства подпольной работой секретаря КП(б)Э Хермана Арбона.

В Минную гавань начали стекаться войска из Восточного боевого участка. Они грузились на находившиеся там суда. Первым на рейд в 21 ч 35 м вышел штабной корабль «Вирония». На него вместо 700 было погружено 2500 чел. В 22 ч 14 м на рейд с 800 чел. вышел транспорт «Ярвамаа». В 22 ч 35 м вышла пловучая мастерская «Серп и Молот». На нее было посажено 1090 чел., в том числе из 22-й мед НКВД. В 23 ч 30 м не рейд вышел транспорт «Лейк Люцерне». На него были погружены части восточного участка: 22-й мед НКВД, 1-й обрмп, 62-го сп и 8-го ПО. Неизвестно время выхода на рейд спасательного судна «Колывань», но на него было посажено 270 чел. В 0 ч 46 м на рейд вышла канонерская лодка «Москва». В 3 ч 50 м из Минной гавани на посыльном судне «Пикер» убыл Военный совет КБФ, в 10 ч 28 августа он перешел на крейсер «Киров». Начальник штаба КБФ в 7 ч 28 августа на СКА МО № 200 зав. перешел на лидер «Минск». Последним ушел из Минной гавани танкер № 12. К времени ухода командующего КБФ, в гавани скопилось значительное количество не эвакуированных войск. Возможно, приказы об изменении схемы погрузки дошли не до всех. Поэтому адмирал В.Ф. Трибуц приказал продолжить эвакуацию боевыми кораблями. С 4 до 6 ч 28 августа с причалов минной гавани четырьмя эсминцами и тремя сторожевыми кораблями было снято 3057 чел. Тральщики «Осетр», «Шуя» и несколько буксиров перевозили людей на находящийся на рейде транспорт «Лейк Люцерне».

В историческом формуляре 10-й сд её эвакуация описана следующим образом: «26 августа получен приказ об эвакуации. В 21 ч 27 августа части дивизии главными силами начали отхолд с основного оборонительного рубежа Нымме — Пяэскюла — Раудалу. 204-й сп и часть подразделений 62-го и 98-го сп были оставлены для прикрытия погрузки частей Таллинского гарнизона на транспорты в районе ипподрома. Это прикрытие в свою очередь должно было отойти в район погрузки и погрузиться под прикрытием огня корабельной артиллерии. Уничтожив склады, матчасть и автотранспорт, личный состав дивизии в ночь на 28 августа погрузился на транспорты. За отсутствием свободных судов, прикрывающие посадку 204-й сп и подразделения 62-го и 98-го сп не смогли быть погружены. Им было приказано пробиваться сухопутным путем на соединение с основными силами 8-й армии...» Личный состав дивизии эвакуировался на следующих судах: управление дивизии — канонерская лодка «Амгунь»; часть 30-го ап, 140-й ran, 94-й осапб, пульрота — транспорт «Иван Папанин»; часть 62-го сп, мсб и др. части — транспорт «Казахстан»; дивизионный лазарет, подразделения 10-й и 16-й сд, другие части — транспорт «Балхаш»3 (на этот транспорт грузились в Палдиски тылы 10-й сд. — Авт.). Транспорты «Тобол» и «Вторая Пятилетка» из Купеческой гавани не пришли. На последний на рейде, с буксиров, было принято 250 чел. На транспорт «Иван Папанин» на рейде, также с буксиров, было принято дополнительно 200 чел.

Командир 1-го сб 1-й обрмп вечером отправил донесение на имя вице-адмирала В.Ф. Трибуца и полковника Т.М. Парафило. В нем он сообщал, что по его данным противник прорвался в порт. Его батальон продолжает удерживать позиции на рубеже станции Пяэсиола. Он просил разрешения осуществить прорыв и по суше по тылам противника пойти на соединение с ленинградскими частями.

Не сумела прорваться в порт, прикрывая отход 8-го ПО, 1-я рота капитана Шарапова. Рота самостоятельно прорывалась на восток. Реки Нарва достигло всего шесть человек во главе с командиром. Переправившись на восточный берег, они влились в состав партизанского отряда.

В течение дня мимо обороны 31-го омсб проходили отходящие в порт части 10-й сд. Около 19 ч позиции батальона, прорвавшись через заградительный артиллерийский огонь, атаковали передовые отряда немецких войск. Неожиданную поддержку в этом бою батальону оказал бронепоезд №3. Батальон поддерживала береговая артиллерия. В течение ночи с 27 на 28 августа батальон оборонял свои позиции. В штаб батальона прибыл представитель Пубалта с приказанием: «Стоять — насмерть!».

Эвакуация защитников полуострова Виймси столкнулась с определенными трудностями. Не было оборудованных причалов для посадки людей. При маневрировании села на мель парусномоторная шхуна «Минналайд», у шхуны «Раа» вышел из строя мотор. Шхуна «Атта» была отправлена для авиации в гавань острова Найссаар. Посадка на корабли началась в 1 ч 30 м 28 августа. Планировалось, что на суда придется принимать с полуострова 600 чел. 3-го зап. Однако на берегу оказалось около 2000 защитников полуострова. Единственным средством для перевозки на минные заградители был катер зенитного полка. Перед началом эвакуации командир полка успел вывести с полуострова в гавани Таллина две (или четыре) батареи, которые смогли прорваться в Беккеровскую гавань. В 3 ч 5 м командир отряда минных заградителей получил разрешение использовать для перевозки с берега 11-й дн КАТЩ. Они прибыли к 6 ч 28 августа. В 8 ч 30 м начальник штаба КБФ приказал командиру МО БМ задействовать для погрузки все КАТЩ находящиеся в данном районе. К месту посадки от острова Аэгна один буксир прислал командир 94-го адн БО. В течение ночи было перевезено на корабли от 700 до 900 чел. В 14 ч 10 м к полуострову были присланы ГИСУ «Лоод» и другие суда, которым удалось эвакуировать к 15 ч основную массу оставшихся людей.

С острова Аэгна эвакуация на транспорт «Шауляй» также проводилась с помощью катеров. Личный состав 94-го адн БО и 14-го озадн перевозился несколькими катерами типа «КМ-2» и буксирами. Закончилась перевозка в 14 ч 20 м 28 августа. С острова Найссаар эвакуация проводилась на транспорт «Эверита» и шхуну «Атта». В Палдиски личный состав для убытия в Кронштадт производил посадку на транспорты «Балхаш» и «Кумари». Эти транспорты в 4 ч 15 м 28 августа ушли в Таллин и прибыли к 8 ч утра. Транспорт «Аусма» ушел из Палдиски в Таллин в 12 ч 27 м 27 августа. На транспорте «Вахур» в Ханко был отправлен 46-й стрб.

По данным квартирмейстера ХХХХII АК в течение суток: «Жесткое сопротивление противника без изменений... Пленные: 665, плюс пять офицеров. Расход боеприпасов: пехотных — 54 тн, артиллерийских — 402 тн; ГСМ — 76 м3. Трофеи: 20 легковых и грузовых автомобилей,
4 танка, среди них два 32-тн, 13 зенитных орудий, 11 самолетов».

Потери немецких войск на таллинском направлении 27 августа:

Ранним утром 27 июня И-16 13-го пока и три И-153 71-го ап улетели на Ханко. Остальной летно-технический состав начал погрузку с 3 ч на корабли. Все, что невозможно было взять, сжигалось или уничтожалось. Эвакуацию осуществляли два буксира на эсминцы «Славный» и «Калинин». В этот же день шесть И-16 и четыре И-153 перелетели с посадочных площадок в районе Таллина на аэродром Купля. Для бомбовых ударов по захваченному немцами аэродрому Таллина были направлены семь МБР-2 85-й аэ. Пять из них вернулось, два нанесли удар. Из-за приближения немецких войск были взорваны аэродромы Хабалово и Вейно. Из Таллина на аэродром Горы-Валдай перелетели один МБР-2 85-й аэ и пять МБР-2 44-й аэ. На них было эвакуировано несколько военнослужащих ВВС.

Командующий ВВС приказал во время перехода флота из Таллина в Кронштадт ВВС КБФ использовать только в интересах обеспечения перехода. Для этого 8-й авбр силами двух Пе-2 с утра 27 августа провести воздушную разведку в портах Финского залива: Хамина, Котка, Борого, Ловиза и Кунда на наличие кораблей противника и на аэродромах Утти, Мальме, Соло, Тарту, Тапа и Раквере — самолетов противника. Сразу же после завершения разведки, во второй половине дня, 8-я авбр силами двенадцати бомбардировщиков СБ должна была нанести удар по выявленным целям. 61-я авбр с 18 ч силами 6—9 истребителей И-16 или И-153 начинала прикрытие конвоев с запада. В ночь с 27 на 28 августа 15-й ап силами двадцати — тридцати МБР-2 наносил удары по базам, кораблям и аэродромам противника. С 2 ч 28 августа удары можно было наносить по объектам ГлВМБ. Затем полк переключался на прикрытие конвоев. С 28 августа 8-я авбр силами двенадцати — пятнадцати СБ бомбардировала немецкие батареи на мысе Юминда, порты и аэродромы противника. 61-я авбр совместно с 10-й авбр силами тридцати — сорока истребителей осуществляли непрерывное прикрытие конвоев КБФ. 1-й мтап в это же время наносил удары по боевым кораблям противника в море или в базах. 15-й ап силами шести — девяти МБР-2 осуществлял поиск и уничтожение подводных лодок. Группа Преображенского, действуя с островов, уничтожала авиацию противника на аэродроме Рига.

К сожалению, выполнить этот план даже частично не удалось. Так, уже в этот же день полковник Е.Н. Преображенский доложил, что из-за неблагоприятной погоды и недостаточного количества горючего бомбардировку Риги провести не сможет. В 2 ч 15 м ночи 28 августа командующий ВВС доложил командующему КБФ, что в связи с выходом противника к аэродромам Липово и Вейно на Кургальском полуострове, использовать истребители и гидросамолеты для прикрытия перехода в западной его части невозможно. В этот же день командующий ВВС Северного фронта отказался выделить бомбардировщики ВВС КБФ для выполнения вышеперечисленных задач.

В таких условиях Военный совет КБФ обратился к Военному совету Северо-западного направления с просьбой оказать содействие переходу флота из Таллина в Кронштадт: «Принимаем все меры чтобы эту операцию выполнить меньшими потерями. Огнем БО кораблей работаем круглые сутки. Авиация [к] исходу 27.08 лишится последней посадочной площадки. Для нас большой трудностью будет помимо организ. отвода войск, прикрытия посадки и отхода транспортов — это обезопасить на переходе при движении почти 200 единиц. Воздуха себя до Вайндло не прикрываем[,] нет ИА. Противник десятки раз атакует наши караваны и топит корабли. Нет достаточно обеспечивающих средств от ПЛ на такое количество кораблей[.]
Прошу:
[С] рассветом 28 [августа] нанести удар бомбардировочной
авиацией переданной Новикову и если есть возможность
добавить фронтовой[.]
2. Собрать на аэродроме Липово максимум ИА [с] подвесными
бачками на 28—29 [августа] для прикрытия на возможно
дальнее рас- стояние[.] Все операции ВВС поручить
Самохину КП на Липово[.]
3. Временно вернуть 16 МО [морских охотников] изъятых на
Ладожское озеро [с] задачей [на] рассвете 28.08 поставить
вдоль фарватера от м-ка [маяка] Кэри до Гогланда
[и] обеспечивать [с] воздуха и от ПЛ».

Ситуацию к вечеру в районе севернее Юминда военно-морской командующий «D» оценивал следующим образом: «На Юминде во время взрыва мины в 5 ч 50 м утонул русский тральщик. В 6 ч конвой из 12 судов курсом запад, удаление 30 км. С Нееме 507-я батарея обстреляла 19 снарядами зенитную батарею южнее Таммнееме. В 14 ч 30 м четыре выстрела по вражескому сторожевику южнее Прангли. Вражеская батарея в Рандвере приведена к молчанию 21 снарядом. 1-я батарея 929-го адн с 3 ч 45 м до 4 ч 10 м была обстреляна десятью снарядами калибра 15,5 см. Разрывы на территории батареи.

10,5-см батарея Нееме: в 15 ч 15 м — 15 ч 45 м обстреляла сторожевик и три буксируемых судна. Одно попадание, два судна отцепились. Огонь пришлось прекратить из-за мощного вражеского обстрела 15,5-см. Попадание в огневую позицию, склад боеприпасов поврежден. Потерь нет. 502-я батарея в 5 ч 30 м готова к ведению огня у Веердла. Три выстрела по пароходу севернее позиции батареи, вынужден отвернуть. Дважды обстреливалась вражеская батарея севернее Рандвере, 23 снаряда. 2-я батарея 929-го адн готова к открытию огня. О сегодняшней деятельности пока данных нет».

Боевые действия 28-29 августа

Командующий флотом, получив донесение о том, что в Русско-Балтийской и Беккеровской гаванях осталась группа войск, так как туда не пришли транспорты «Тобол» и «Вторая Пятилетка», направил ее в Минную гавань и приказал эсминцам «Калинин», «Артем», «Володарский», «Яков Свердлов» и спасательным суднам «Сигнал», «Нептун» и «Сатурн» принять на борт эти последние части.

В бою с немецкой авиацией «Амур» получил большие повреждения и был затоплен у входа в порт

Ранним утром, когда посадка была закончена, и все корабли и суда вышли на рейд, началось заграждение гаваней Таллина и уничтожение объектов. В южном проходе в Купеческую гавань были затоплены железнодорожные вагоны, паровозы и землечерпалки, в северном — транспорт «Гамма». В каботажной гавани был затоплен бывший минный заградитель «Амур».

Восточный проход в Минную гавань был загражден буксиром «Мардус». В гаванях и на таллинском рейде сторожевые корабли «Снег», «Буря», «Циклон» и катер-тральщик «Вайндло» поставили 112 мин различных образцов. Были подорваны все батареи и сооружения береговой обороны ГлВМБ.

Между тем, боевые действия по периметру Таллина не прекратились. 254-я пд к 11 ч вышла к побережью Финского залива на протяжении от городской окраины Таллина до устья реки Пирита. Вернемся к журналу боевых действий 254-й пд: «Сопротивление противника по-прежнему очень значительно. Артиллерийский огонь многочисленных полевых батарей, береговых орудий и кораблей накрывают дивизию, как и в предыдущий день. На местности с малым количеством [естественных] укрытий продвижение вперёд невозможно. Около полудня огонь противника уменьшается. Разведотряды докладывают, что численность противника на южной стороне Пирита уменьшилось. Поэтому дивизия приказала всем полкам немедленно двигаться на Пирита и, если это возможно, перейти через неё в северном направлении». В 21 ч 50 м 474-й и 454-й пп достигают северного побережья полуострова Виймси.

В Таллин с востока входила 61-я пд. К 10 ч она захватила радиостанцию. К 12 ч 15 м передовой отряд дивизии занял молокозавод. В 14 ч 30 м было захвачено здание городской управы. С 30 августа дивизия была выведена в Нымме. Затем она была отправлена в Виртсу.

311-й и 389-й пп 217-й взяв накануне штурмом опорные районы «Раудалу» и «Пяэсюола», приступил к прочесыванию Нымме. После 16 ч полки дивизии были направлены в Таллин. 29 августа 2-й батальон 389-го пп на автомобилях был отправлен в Палдиски. Основные силы этого полка выдвигались в Хаапсалу. 31 августа город был без боя занят. 311-й пп выдвигался в район полуострова Виймси. Эстонская рота «Егпа» для операции по захвату острова Вормси передавалась в подчинение командира 389-го пп. 346-й пп поступил в распоряжение коменданта Таллина.

По докладу командования 18-й армии пленные и трофеи в битве за Таллин с 20 по 28 августа 1941 г. составили: «11.432 пленных, 97 [полевых] орудий, 144 зен[итных] орудий (большей частью в непригодном состоянии), 50 орудий ПТО, 91 танк и разв[едывательная] бронемашина (большей частью старых моделей), 304 пулемета, 50 минометов, 2 бронепоезда, 35 самолетов (уничтожены), 1000 авиабомб, обезврежено более 4000 мин. Освобождены 3000 эстонцев, призванных на военную службу большевиками. Не считая пленных, противнику высокими кровавыми потерями нанесен сильный урон».

По мобилизаванным эстонцам, оставленным в районе Таллина, необходимо дополнительное исследование. Их должно было быть больше 3000 чел.

По дороге из Пирита в Таллинн (сейчас Пирита тее)

Немцы двигаются по улице Юхкентали (сейчас то же название)

Разрушенный таллинский порт, район Купеческой гавани

Немецкие войска в Таллинне

Кроме 2762 чел. с транспорта «Эстиранд» (на о. Прангли), на рейде были оставлены две шхуны. Гафельную шхуну «Михкел» в ночь с 27 на 28 августа команда посадила на мель у полуострова Пальяссаар. На борту было примерно 400 мобилизованных. Гафельная шхуна «Пярнумаа» 28 августа была оставлена на рейде Таллина. Команда посадила судно на мель у побережья Кадриорга. На борту было примерно 700 мобилизованных. Кроме них, 28 августа на рейде Таллина находилась парусно-моторная гафельная шхуна «Яен Теяэр». На ее борту находились заключенные (450 мужчин и 34 женщины) и небольшая охранная команда. Команде судна удалось его покинуть. Охранная команда тоже ушла на шлюпке. Осбодившиеся заключенные посадили судно на мель у побережья Кадриорга.

Боевая группа «Friedrich» утром прорвалась в район Кадака и Хаберсти, отрезая советские войска, продолжавшие еще обороняться в Нымме. Организованного сопротивления советских войск не было. Полковая группа «Hippier» начала прочесывание западной части Таллина.

Батальонная группа «Pruskowsky» от Раанамыйза начала марш к Таллину, но около 13 ч встретила сопротивление в Тискре. В течение дня в западной части города было взято в плен и передано 61-й пд 2635 чел. К вечеру группа «Pruskowsky» начала передислокацию в район ст. Лихула. Полковая группа «Hippier» на ночь была выведена из города в район Хаберсти.

По докладу командира ХХХХII АК в 14 ч 30 м Таллин был захвачен. После захвата 254-й пд полуострова Виймси и группой генерала Фридриха — Палдиски, на восток отправлялись 254-я пд и 504-й пп 291-й пд. Для проведения операции «Beowulf II» в составе корпуса оставлялись 61-я и 217-я пд.

Националисты выдали советского офицера

Разрушения в городе в районе порта

Район Мяннику

На 17 ч 45 м 29 августа в журнале боевых действий 18-й армии был размещен список трофеев немецких войск, взятых в Таллине. В список вошли: 82 танка, 2 бронепоезда, 1200 грузовых автомобилей, 637 легковых автомобилей, 93 орудия, 109 зенитных орудий, 42 орудия ПТО, 700 лошадей, 1 топливный склад, 5 вагонов бензина, 1 эшелон с боеприпасами. Пленных — 9000 чел. При занятии разведгруппой «Егпа» острова Прангли было обнаружено 3000 мобилизованных эстонцев. По решению начальника штаба корпуса их всех было необходимо считать военнопленными для выявления из их числа коммунистов.

Фашисты используют пленных для транспортировки орудия

Немцы на Вышгороде у Невского собора

Генерал Вильгельм фон Кюхлер на Вышгороде в Таллинне

Немецкие войска на Ратушной площади в Таллинне, август 1941 г. 

При захвате острова Аэгна были захвачены еще один советский командир и 50 солдат. 30 августа было приказано начать отбор захваченных зенитных орудий для подготовки их к отправке в Германию. Их предполагалось использовать для вооружения новых зенитных дивизионов. Штаб 185-го дивизиона штурмовых орудий с 1 сентября был подчинён командиру XXXVIII АК.

Не все части, оборонявшие Таллин, смогли прорваться в порт и эвакуироваться. В 2 ч ночи 31-й омсб КБФ начал отход в Беккеровскую гавань для эвакуации.

Немецкая колонна в старом Таллинне

Около 4 ч 29 августа, колонна батальона, пройдя мимо горящего бронепоезда № 3, здания штаба КБФ, казарм вошла в Беккеровскую гавань. Батальон, стоящий в гавани в строю, представлял из себя невероятное зрелище. Вокруг располагалась масса военнослужащих, не объединенных общим командованием. Многие были одеты не по форме и без оружия. В гавани кораблей не было. Командир батальона куда-то «пропал». На совещании командиров и политработников командиром батальона был избран младший политрук Николай Александрович Яковлев. Он являлся политруком роты, имел боевой опыт во время Советско-Финляндской войны и был награжден орденом Красной Звезды. Яковлев предложил план, согласно которому предстояло выйти из гавани через кладбище, затем прорваться через шоссе западнее города и, обходя Таллин с юга пойти по тылам противника на соединение со своими частями.

Так и сделали. Пройдя через кладбище, забитое убитыми перед эвакуацией лошадьми, подошли к шоссе на участке река Кейла — пригорода города. Минометчики выпустили из 82-мм минометов последние 40 мин, ударили станковые пулеметы, и прорыв был обеспечен. Батальон прорвался в леса южнее шоссе. Воспользовавшись этим прорывом, вслед за батальоном устремились тысячи людей, находившихся в гавани. Из них командиры и политработники батальона пытались организовать отряды по 100—200 человек. Затем батальон двинулся на восток.

К полудню 29 августа батальону пришлось вступить в первый бой с немецкими войсками. К батальону присоединилась группа бойцов 98-го сп 10-й сд, во главе с начальником финансовой части полка, и группа из 1-го сб 1-й осбрмп, во главе с начальником продснабжения батальона. В пути они столкнулись с отрядом моряков в 200 чел., возглавляемых капитаном 3-го ранга. В пути был разоблачен вражеский лазутчик, который имел документы бойца 98-го сп и передавал немцам с помощью ракет местоположение батальона. Он был расстрелян. На железнодорожном участке Таллин — Кохила батальон совершил диверсию, связав предварительно обходчика-эстонца (по его просьбе). Батальон, продолжая движение по тылам противника, вышел к реке Нарва и переправился через нее. В дальнейшем они встретились с командиром гдовских партизан — Батей, и продолжили путь в юго-восточном направлении. 28 октября 1941 года отряд пересек линию фронта.

«Омакайтсе» патрулирует сельские дороги

Националистическое формирование «Омакайтсе»

«Омакайтсе» на службе у фашистов

По данным квартирмейстера ХХХХII АК в течение 28 августа: «Пленные (оценочно) 2415(10). Расход боеприпасов: пехотных — 53 тн, артиллерийских — 264 тн. Расход ГСМ: 65 м3. Трофеи: оружие, танки без хода, автомобили и обозы. Значительные трофеи еще не осмотрены». 29 августа: «2663(9) пленных, плюс 165 пленных, [взятых] боевой группой "Friedrich". Расход ГСМ 47 м3. Расход боеприпасов: пехотных — 2 тн, артиллерийских — 37,7 тн (вкл. отряд "Friedrich"). Большие трофеи, среди них (оценочно): 100 грузовых автомобилей, 70 легковых автомобилей, 12 тяж. артиллерийских орудий, 20 легк. орудий, 8 зен. орудий, 30 легк. и тяж. минометов, около 400 лошадей». 30 августа: «421(17) пленных (без захваченных на острове Найссаар). Низкий расход б/п. (только арт. — 4 тн), высокий расход ГСМ (87 м3). Трофеи: 8 локомотивов, 1 локомотив бронепоезда, 1 товарный состав (ж/д-эшелон), 12 15-см гаубиц, много полевых орудий, 71 лошадь». 31 августа: «1192(5) пленных [27—31 августа: 7497 пленных + 47 офц.]. Расход б/п.: 33 тн. Расход ГСМ: 37 м3». 1 сентября: «Расход б/п. только отряд «Friedrich»: пех. б/п. 5,75 тн, арт. б/п. 26,55 тн. Расход ГСМ 40 м3. 481 пленный».

Потери немецких войск на таллинском направлении 28—29 августа:

Согласно докладной записки начальника 3-го отдела КБФ дивизионного комиссара А.П. Лебедева наркому ВМФ СССР об отходе КБФ и частей 10-го СК из Таллина в Кронштадт 28—29 августа 1941 года: «Несмотря на то, что в распоряжении командования тыла КБФ имелось два дня для подготовки эвакуации из г. Таллина, последнее не подготовило всех имеющихся средств и не организовало быструю выгрузку на транспорты как личного состава, так и оружия. На пристань все части прибывали без всякого командования и направлялись на транспорты без всякого учета. Поэтому сейчас никто не знает, на каких транспортах шли те или иные части и сколько было там личного состава.

Отдельные части не знали, где происходит погрузка личного состава, а поэтому бежали на пристани куда попало. Получены данные о том, что в Беккеровской гавани осталась группа бойцов и командиров около 800—1000 чел[овек], не погрузившихся на корабли. Эти данные перепроверяем.

Погрузка на корабли в гавани

В результате нераспорядительности командования тыла на Минной и Беккеровской пристанях осталась значительная часть оружия и имущества, не погруженного на транспорты, в том числе несколько пулеметов. Минная гавань осталась при отходе неповрежденной и не заминированной».

Оборудование кораблей для вывоза личного состава, техники, боеприпасов и снаряжения началось только 27 августа, когда в Таллине уже шли уличные бои. Агентурное донесение от 31 августа 1941 года показывает, как, например, происходила погрузка людей и грузов на транспортное судно «Балхаш».

Известие о погрузке госпиталя было получено в ночь на 28 августа и явилось для всех полной неожиданностью. Сама погрузка проходила крайне неорганизованно, без единого начальника, поэтому каждый грузил, что хотел: велосипеды, сундуки, чемоданы и даже пиво. Личный состав (около 4 тыс. человек) занял всю верхнюю палубу, причём, так плотно, что не было возможности сидеть. Когда во время перехода возникла необходимость вести огонь по противнику, из- за тесноты получили ранения 9 человек, двое из которых скончались. Эти ранения люди получили в результате «дружеского огня».

Крайне неорганизованно осуществлялся вывод людей с позиций для посадки на корабли. Начальник 6-го отделения 3-го отдела КБФ, старший политрук Карпов 30 августа 1941 года докладывал своему руководству, что в результате непродуманных маршрутов отхода, отсутствия «маяков» и указателей большое количество военнослужащих направлялось в Беккеровскую гавань, где транспортов уже не было. Сам Карпов направлял отдельные группы бойцов в Минную гавань, где проходила посадка, и с последней группой поднялся на борт спасательного судна «Нептун», приписанного к ЭПРОНу. Кстати, в Таллине 6-е отделение 3-го отдела КБФ насчитывало 14 человек, на борт «Нептуна» взошло четверо, в Кронштадт прибыло только двое. Судьба остальных сотрудников отделения по рапорту Карпова не прослеживается.

О просчётах в организации погрузки личного состава свидетельствует и агентурное донесение от 31 августа 1941 года: «Посадка на корабли в Таллине была не организована, беспланова и настолько поспешна, что сейчас крайне трудно установить не только число и размещение отступавших по кораблям и погибших, но и убедиться в том, что из Таллина и островов эвакуированы все. Многие командиры не отрицают, а утверждают, что довольно значительная часть людей, особенно занятых баррикадными боями, осталась в Таллине».

Более того, в первые дни после прибытия в Кронштадт отсутствовала даже точная цифра кораблей, вышедших из Таллина: одни командиры называли 163, другие — 190 единиц. Непродуманность эвакуации приводила к тому, что пришлось бросать боевую технику и автотранспорт. Так, когда возникла необходимость эвакуировать личный состав и материальную часть 3-го и 4-го зенитных полков ПВО Главной базы КБФ, отличившихся в обороне Таллина, для погрузки подали не баржи, а транспорты, которые из-за мелководья не могли подойти к пристани ближе 1000—1500 м. Поэтому почти всю материальную часть пришлось или уничтожить, или бросить. Из-за большой волны шлюпки за личным составом долго не приходили, хотя час отправления давно прошёл. Уже оформилась мысль о создании партизанского отряда, но тут выручил катер, который всех перевёз за 3 — 4 часа, благо, «немец прошляпил» (так в тексте донесения) и дал возможность благополучно погрузиться.

Хаос, царивший во время эвакуации, подтверждает и командир 10-го озадн старший лейтенант Котов. Так, забытая группа бойцов во главе с лейтенантом Лопаевым вплоть до 28 августа сдерживала натиск противника и ушла с позиций только тогда, когда стало известно, что все соседи и начальники ушли. Котов получил приказ сосредоточить свой личный состав и материальную часть сначала на пристани Виймси, потом в Беккеровской гавани. Котов доставил матчасть дивизиона в Беккеровскую гавань, «но грузить не было на что. Хозяина не было. Огромные толпы красноармейцев, краснофлотцев и командиров подвергались панике. Начальников не было. Большие толпы направились на прорывы (из разговоров мне известно, что многие из них вернулись, увидя транспорт на Купеческой пристани). Материальная часть орудий, приборов, автотранспорт, лошади и многое другое ценное имущество в огромном количестве осталось на пристани. Из разговоров известно, что часть л[ичного] с[остава] также осталась не погруженной».

Возникшая в результате неразберихи паника, отсутствие твёрдого единого руководства эвакуацией, приводили к тому, что на пристанях метались, не видя выхода, вооружённые толпы красноармейцев и краснофлотцев. Здесь же стихийно формировались отряды, которые под началом командиров-«самозванцев» уходили в Ленинград по сухопутью. Одну такую громадную толпу, направлявшуюся неизвестно под чьим командованием в центр города для прорыва в Ленинград, увидел ранним утром 28 августа начальник 4-го отделения 3-го отдела КБФ, батальонный комиссар Горшков. Можно посмотреть по карте, где Ленинград и где Таллин, и станет ясно, могли ли эти толпы дойти до цели. Итак, погрузить на корабли удалось далеко не всех бойцов и командиров, не говоря уже о материальной части, которую пришлось уничтожить или бросить.

Пока шла погрузка, крейсер «Киров», два лидера и шесть новых эсминцев вели непрерывный артиллерийский огонь, поражая огневые точки противника и мешая ему накапливать силы на подступах к городу. 28 августа 1941 года начался выход кораблей из таллинских гаваней.

Немецкое командование вскрыло эвакуацию Таллина. По формируемым конвоям открыла огонь немецкая артиллерия. 502- я батарея и 2-я батарея 929-го адн БО стреляли по местам погрузки советских войск на западном побережье полуострова Виимси с 12 ч 40 м до 15 ч 50 м (беспокоящий огонь, сорок четыре выстрела 17-см и девяносто шесть — 10,5-см). 502-я батарея обстреливала конвои в13чи16ч30м (сорок и восемь снарядов). Конвои отворачивали на северо-восток. 503-я батарея стреляла в17ч — 19ч 30 м по большому конвою с «Кировым» (одиннадцать снарядов).

В журнале боевых действий военно-морского командующего «D» порядок выхода боевых кораблей и конвоев определен следующим образом: «В 16 ч из Ревеля началась русская эвакуация. Шесть больших войсковых транспортов, двадцать малых судов. Два лидера впереди, в середине "Киров", по сторонам охранение из семи эсминцев, два миноносца и много торпедных катеров ставят дымы. Три подлодки примкнули в конце. В 16 ч 30 м вышел второй транспорт, охраняемый двумя эсминцами. Состав не доложен.

Ставят дымзавесу перед «Кировым»

Середина конвоя с "Кировым" стоит в 19 ч на Юминде на 180 град, в 10 милях, курс восточный. Скорость 10 уз. До сих пор установлены: "Киров", десять эсминцев, двенадцать пароходов, сорок четыре сторожевика, семь миноносцев, двенадцать тральщиков, шесть подводных лодок и много других судов. Один пароход утонул на мине. "Киров" отвечает на артогонь...

Все конвои ставят мощные дымзавесы и идут зигзагом. При этом на заграждении Юминда одно попадание на мину. Пароход быстро утонул. Кроме этого никаких успехов от обстрелов не наблюдалось из-за сильного задымления.

503-я батарея была обстреляна двумя башенными залпами с "Кирова". Разрывы в 200 м от батареи. Докладов от батареи Нееме нет из-за смены ею позиции».

Захваченные немецкими войсками объекты береговой обороны КБФ были сверены с даннами немецкой разведки. Было установлено следующее. Карты береговых батарей, за исключением 30,5 см батареей на Найссааре, полностью совпали с действительностью с некоторыми незначительными неточностями в калибрах орудий. Русские береговые батареи: Полуостров Виймси: к югу от Леппнэме четыре забетонированных 15,2-см орудия, юго-восточнее Принги позиция трех 12-см орудий, четыре 10-см орудия. Остров Аэгна: четыре 30,5-см орудия в бронированных башнях (Panzert rmen), 2,5 метра бетона. Четыре 15,2-см орудия, сильное бетонирование. 13-и см батарея не найдена. Южнее три подвижных 7,6-см орудия. Пальяссаар — 12-см батареи не существует. Там склад для авиабомб. В районе Пальяссаар огневые позиции для тяжелых зенитных орудий, орудий нет, очень много боеприпасов калибра 8 см и зажигательные бомбы. Какумяэ: 12-см батарея попала в руки неповрежденная, позиция целая, боеготовая. Остров Найссаар: Два 15-см орудия в северной части повреждены, 30,5-см батарея не выявлена, 23,4-см батарея, видимо, не планировалась. 15,2-см батарея в южной части. Около Ранна: Нет 12-см орудий, но 10-см батарея, четыре орудия, неповрежденные. 23,4- см батарея из трех орудий, забетонированы. Порт: четыре 17-см орудия. На северной оконечности одно зенитное орудие для действия по морю, в 2 км северо-восточнее порта планировалась 30,5- см батарея.

В порту немецкими войсками было захвачено: «В военной гавани: радиостанция взорвана, склад горючего реквизирован Люфтваффе. Много неповрежденных орудий, в том числе одно железнодорожное 13-см. Вспомогательный минный заградитель с шестью минами на палубе, один пароход примерно на 600 брт, три шхуны более 200 брт, примерно пятнадцать маленьких шхун, все без моторов. Два моторных наливных лихтера примерно с 100 т горючим. Пакгаузы с небольшим складом и газонепроницаемым оснащением, мастерская заградительных средств с генераторами и токарными станками, небольшая ремонте пригодная радиостанция. В арсенале склад запчастей, угловых резцов и ручного оружия.

Артилерийская батарея, взорванная при отходе советскими войсками

В Торговой гавани: две шхуны более 200 брт, семь шхун менее 100 брт, один логгер, один плавучий кран, пакгаузы пусты, по большей части уничтожены. Кран взорван, различные баки примерно с 20000 л бензина, 700 л сырой нефти, верфь уничтожена».

Мотоботами финских ВМС 29 августа в 9 ч 40 м было найдено 24 выживших с транспортов «Кристиан Вальдемар» и «Элла» в спасательных шлюпках. По данным немецких документов: «На захват этих шлюпок вышли из Локса все оставшиеся катера финских ВМС, они вступили в бой с двумя русскими мотоботами. Один рус. мотобот был остановлен, в то время как второй русский катер на широте Юминды смог уйти и пошел в направлении Таллина. Остановленный мотобот с обозначением 60/4 был отбуксирован в Локса. Экипаж состоял из 2 русских. Катер и пленные находятся в руках у финских ВМС. Два военнослужащих финских ВМС в этой операции получили ранения (колотые ножевые раны) и направлены в 254-й резервный госпиталь в Колга. Найденные 24 выживших во время боя сбежали». 31 августа занятие острова Аэгны было проведено 630-м морским артдивизионом. Все остальные имеющиеся батареи были уничтожены.

 

Таллинский переход КБФ из Таллина в Кронштадт очень хорошо и подробно описан в работе Р.А. Зубкова «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август-сентябрь 1941 г.). События, оценки, уроки».

Р.А. Зубкова и его книга «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август-сентябрь 1941 г.). События, оценки, уроки»

На основе проведенного им анализа число эвакуированных, прибывших и погибших следущее. Всего из Таллина и Палдиски было эвакуировано 20.400 военнослужащих. Из них прибыли 11.329 чел., 9071 погибло во время перехода. Из 8670 эвакуированных военнослужащих Красной армии прибыли 6930 чел., погибло 1740 чел. Из 11.730 эвакуированных военнослужащих ВМФ прибыли 4399 чел., погибло 7331 чел. Из 8171 военнослужащего КБФ, находившихся в составе экипажев боевых кораблей и судов, управлений и комендантских команд, прибыло 6904 чел. и погибло 1269 чел. Из 12.806 гражданских лиц, прибыло 8178 чел., погибло 4628 чел.

Вызывает вопрос количество перевезенных военнослужащих Красной армии. Наиболее крупным соединением Красной армии была 10-я сд. В историческом формуляре Ю-й сд отмечено: «В Кронштадт из состава дивизии 30 августа 1941 г. Прибыло 1000 чел.». При эвакуации из Таллина пропали без вести: дивизионный инженер майор Д.С. Навроцкий, командир 98-го сп майор П.А. Дидковский, командир 204-го сп полковник Д.И. Якимов, командир 1-го сб 62-го сп лейтенант С.Т. Куликов, командир 2-го адн 140-го ran старший лейтенант Д.Д. Вебер, командиры 1-го и 2-го адн 30-го лап капитан П.З. Кузьменков и капитан В.Ф. Пасечник, командир 153-го птадн капитан П.С. Матросов, командир 94-го осапб капитан В.Г. Сергеев. Погибли при эвакуации командир 62-го сп полковник Н.Г. Сутурин, командир 2-го сб 62-го сп старший лейтенант П.В. Жуков, командир 140-го ran майор И.И. Пискун. Здесь перечислены только командиры частей и подразделений уровня командир батальона — дивизиона. Погибли и пропали без вести почти все командиры боевых подразделений. Откуда же взялись 8670 эвакуированных военнослужащих Красной армии? Вероятно, в их число попали военнослужащие НКВД, которые не указаны в анализе. Это были командиры и бойцы 22-й мед НКВД и 8-го ПО. Учитывая, что они во время штурма сдерживали немецкую 254-ю пд, они насчитывали не менее трех тыс. чел. Остатки Латышского и Эстонского стрелковых полков также имели около одной тыс. чел. Из частей 10-го СК успели эвакуироваться управление корпуса, управление 10-й сд, тыловые корпусные и дивизионные части, 62-й и (10-й сд) 156-й сп (16-й сд).

Значительные потери в Таллине понесли части КБФ. В боях погиб командир 35-го оиб капитан Н.В. Кваша и его батальон. Погибли командиры 47-го стрб майор С.И. Андреев и командир 91-го стрб капитан М.А. Иванов. Командир 52-го стрб майор Ф.И. Уткин пропал без вести. Тяжелые потери понесли все строительные бетальоны, кроме отправленного на Ханко 46-го стрб. По прибытии в Кронштадт остатки этих батальонов были влиты в состав 10-й сд или 1-й обрмп и отправлены на фронт. Разрозненные группы бойцов и командиров выходили из района Таллина в течение всей осени 1941 года. К 30 сентября вышла к фронту из-под Таллина группа из 13 чел. во главе с политруком И.Д. Гончаровым.

Наиболее тяжелые потери в людях были понесены на погибших от подрыва на минах кораблях и судах: эсминцев «Скорый», «Артем», «Володарский», «Калинин» и «Яков Свердлов»; транспортах «Балхаш», «Элла», «Эверита», «Найссаар»; штабном корабле «Вирониа»; ледоколе «Криштьян Вальдемарс»; спасательных суднах «Колывань» и «Сатурн»; шхуне «Атта» (погибла от торпеды). От авиации, с значительным количеством погибших людей, потонули транспорты «Алев», «Атис Кронвальдс», «Калпакс», «Ярвамаа», «Эргонаутис». Как отмечал еще один исследователь прорыва КБФ из Таллина в Кронштадт: «Из Таллина в рамках операции флота вышло 153 боевых корабля и катера, а также 75 вспомогательных судов КБФ. Кроме этого вместе с силами флота находилось неустановленное количество малотоннажных гражданских судов и различных плавсредств. Последние никакому учету не поддаются...»

Прибывшие из Таллина соединения и части, после доукомплектации за счет экипажей кораблей, были направлены на фронт. До конца войны оставалось долгих три года и восемь месяцев.

Отдельная благодарность:
Мемориальному фонду памяти Бориса Чаплыгина
Посольству Российской Федерации
Таллинскому обществу участников Второй мировой войны
Клубу ветеранов флота города Таллинна
Клубу военных пенсионеров города Палдиски
vkfacebook-official