ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн -    
Кронштадт   

 – сентябрь 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн –
Кронштадт
– сентябрь 1941

3.1.1. Отход войск и посадка на суда. Зубков Р. А.

Глава 3. Подготовка к прорыву из Таллина в Кронштадт

Зубков Р. А. приложение
Общая обстановка на сухопутном фронте с 20.08 по 27.08.1941 г.

20.08.1941 г. (после выхода противника на побережье Финского залива севернее Тапа) части КБФ и 10 СК в составе отряда морской пехоты полковника Костикова (около 3000 человек), 10 СД, частей 16 СД и 22 СД в составе 2-х полков заняли оборону рубежей мыза Казари, Вигала, мыза Ядивэре, мыза Валгу, мыза Ярви-Канда, м. Рапла, Мяливэре, Каривала, мыза Яосо, мыза Падикюла, Восе, м. Кехра, Кырве второе, Курси, мыза Тентра (общий фронт протяжением 130 км).

В период с 21 по 25 августа противник, сосредоточив до 4-х пехотных дивизий с танками, развивал наступление с юго-запада на Марьяма – Таллин и с востока вдоль Нарвского шоссе.

Костиков И.Г.
полковник
командующий отрядом морской пехоты

По показаниям пленных и документам установлено, что в восточном направлении действовали 264 и 61 ПД противника, а на южном – 291 и 297 ПД противника.

К 25 августа части корпуса под давлением превосходящих сил противника с боями отошли на последний рубеж непосредственной обороны г. Таллин. С началом отхода наших частей к основной внутренней линии обороны базы флот и БО базы 23.08. начали оказывать беспрерывную поддержку своим огнем сухопутному фронту армии.

До 23.08., начиная еще с 7.08. и до 22.08. огневую поддержку оказывал дивизион КЛ, два корабля которого посменно находились на фланге восточных позиций.

25 августа на некоторых участках в районе мыза Нэхату, Вяо противнику удалось прорвать линию обороны, и к 17.00 25 августа противник силою до 2-х полков с танками вышел к западной опушке леса в развилке дорог у восточной окраины Козе.

В течение 25 августа продолжались ожесточенные бои на всех участках фронта. Особенно ожесточенные бои были в районе южнее Козе и Нымме.
С утра 27 августа противник снова повел наступление со всех направлений к городу.

Парафило Т. М.
полковник
командующий 
бригадой морской пехоты

В этих боях особенно проявили упорство, мужество и бесстрашие части бригады морской пехоты полковника Парафило, 242 отдельный корпусной зенитный дивизион 10 СК, 62 СП, зенитные батареи 3 и 4 полков ПВО КБФ, 54 отдельный батальон связи 10 СК, трижды переходивший в контратаки (захватил 3 миномета и автоматы противника) и батальон 156 СП, прикрывавший отход и контратакой отбрасывавший противника от парка Кадриорг к железной дороге.

Наиболее неблагополучными и неустойчивыми оказались восточный и юго-восточный районы, на которых, кроме регулярных частей, были сосредоточены и взводы, роты, батальоны необученных и малоустойчивых людей.

В первой половине дня 27.08.1941 г. на этом направлении возникла паника и сведения, что противник прорвался в город.

Началось беспорядочное отступление. Выделенные специальные группы комиссаров и командиров от частей КБФ задерживали на улицах бегущих людей, организовывали их и отправляли обратно на позиции.

В этих боях противнику были нанесены огромные потери. Зенитные батареи и части обороны базы расстреливали колонны противника с дистанции 100 – 400 метров. Наши части также несли большие потери, главным образом от огня минометов и автоматов противника (до 1000 раненых и убитых в день).

27.08 на основании шифртелеграммы главкома Северо-западного направления (№ 0845 от 26.08.1941 г.) был дан приказ корпусу № 0017 от 27.08.1941 г. о подготовке к отходу и порядке посадки на транспорта, под прикрытием огня корабельной и береговой артиллерии. Частями этот приказ был получен в 11.30–12.00 27.08.1941 г. С целью прикрыть отход после полдня 27.08 была назначена общая контратака противника на всем фронте, в результате во многих районах противник был отброшен на 1–1,5 километра.

В 21.00 27.08.1941 г. главные силы частей под прикрытием охраняющих подразделений и огня флота начали в полном порядке отход для посадки на транспорта, которая началась в 22.30 27 августа.

Панорама - горящий Таллинн с залива

Подготовка к переходу флота в Кронштадт и эвакуации частей из ГБ Таллин

Неустойчивость сухопутного фронта, его медленный отход на восток от р. З. Двина, особо ясно обозначившийся еще в начале июля месяца, потребовали от ВС КБФ, наряду с мероприятиями по усилению обороны базы, также и особых мероприятий по вывозу из Таллина государственных ценностей и грузов, не имевших оборонного значения для базы.

Вывоз отдельного оборудования предприятий, запасов и товаров города требовал большого срока, тоннажа, а главное, обеспечения морского перехода силами КБФ.

По решению СНК Эстонии была создана специальная комиссия в составе представителей наркоматов Эстонии и КБФ. Эта комиссия определяла состав грузов, место и время их подачи. На штабе КБФ оставались организация и обеспечение морских перевозок. К этой работе был привлечен весь тоннаж транспортов, осуществивший в июле (второй половине) и начале августа плановую перевозку всех грузов и ценностей наркоматов Эстонии. Операции обеспечивались ТЩ, СКА «МО» и прошли благополучно. Подорвался лишь один транспорт «Мария» с мукой, большая часть которой все же была снята, ибо транспорт успел приткнуться к берегу.

14 июля 1941 г. ВС КБФ получил директиву № 16 от зам. наркома адмирала Исакова, в которой, кроме оперативных задач был указан порядок уничтожения объектов базы, не могущих быть вывезенными в случае вынужденного оставления флотом Таллина. Хотя директива эта и была 17.07 отменена главкомом Северо-западного направления (телеграмма 35277 от 17.07.1941 г.), мероприятия же по обеспечению организованной эвакуации базы были к этому времени разработаны, утверждены ВС КБФ и одобрены зам. наркома.

Так на основе разработанной штабом КБФ директивы ВС КБФ № 1/оп/70сс от 12.07 был составлен детальный план уничтожения объектов города и базы, согласованный с городскими властями, утвержденный ВС КБФ и одобренный зам. наркома адмиралом тов. Исаковым. С этим планом были знакомы только начальник тыла, командующий ВВС и начальники учреждений, широкой огласки план не получил. По каждому району и объекту был назначен ответственный исполнитель от флота и в помощь ему были выделены специальные команды и представители городской власти.

Необходимый для разрушения боезапас был заложен либо непосредственно на объектах, либо вблизи таковых. Для управления всей операцией были установлены специальные условные сигналы. Было четко определено, кто и в каких случаях может дать сигнал. Определение времени начала подрывов оставалось только за ВС КБФ.

Руководство разрушением гаваней после ухода флота возлагалось на командира ОВРа базы, по плану которого, утвержденному нач. штаба флота, предполагалось все входы в Купеческую и Минную гавани закрыть затоплением специально назначенных транспортов и выставлением в гаванях у причалов и на рейде минных банок. Корабли, назначенные к затоплению, были заранее установлены на своих местах.

Одновременно с этим при полной конспирации (знали только начальник тыла, начальник штаба флота и начальник моботдела) были составлены план использования транспортов, их расстановки по гаваням и план погрузки учреждений, раненых и войсковых частей. Для гарнизонов островов транспорты были поставлены к причалам у о. Нарген и о. Вульф, а также в гавани Палдиски. Большая часть транспортов все время совершала перевозки из ГБ в Кронштадт и обратно по обеспечению текущих нужд обороны базы и флота, поэтому сам план использования транспортов ежедневно корректировался в штабе флота (в 3 отделе) в зависимости от местонахождения кораблей. Этим же планом ориентировочно был намечен и состав караванов. На все транспорты были назначены специальные коменданты и комендантские команды, с которыми командиром ООН проводились специальные занятия.

Для прикрытия всей операции отхода флота от помех противника с берега директивой начальника штаба КБФ № 1/оп/76с от 12.07 были даны указания командующему эскадрой о немедленной подготовке кораблей к ведению огня по берегу, для чего была создана специальная организация централизованного управления огнем флота с рейда ГБ, все цели и рубежи на берегу получили единую нумерацию по единой сухопутной карте, а на каждую позицию корабля для стрельбы с якоря были составлены специальные паспорта. В течение июля месяца корабли провели ряд специальных, для указанной цели, учений по стрельбе по берегу.

Оборона Таллина 5 - 28 августа 1941 г.

15 августа начальником штаба КБФ был утвержден план распределения всех центральных учреждений по кораблям. Этот документ тоже был известен только начальникам учреждений, широкому распространению не подлежал.

Для обеспечения беспрерывности и надежности боевого управления в середине августа был закончен оборудованием ЗКП штаба КБФ укрытого земляного типа в Минной гавани, в нескольких метрах от причала № 2–3. Этот ЗКП был обеспечен связью со всеми частями базы. Во второй половине августа ВС КБФ и штаб КБФ перешли на ЗКП в Минную гавань.

Флаг командующего КБФ был перенесен на СКР «Пиккер» (так в документе; «Пиккер» был не СКР, а посыльным судном. – Р.З.), штаб и политуправление перешли на транспорт «Вирония»: оба эти корабля стояли в непосредственной близости от ЗКП.

Оперативное дежурство велось с ЗКП, подвижные автономные РТС располагались укрыто в некотором удалении от ЗКП, в районе гавани. Для охранения всей Минной гавани от диверсий с берега было создано специальное кольцевое охранение, в районе гавани были установлены пулеметные точки и дежурство двух танкеток от морской бригады. Территория гавани, кроме того, контролировалась специальными патрулями.

Ввиду ежедневно осложнявшейся обстановки на сухопутном фронте, ограниченности топливных запасов флота, начиная с 15.08 командирам соединений были даны указания о бережном расходовании топлива и необходимости быть в готовности к возможному выходу флота в море, для чего следовало проверить состояние механизмов, особенно на ТЩ и СКА «МО». В связи с этим использование этих кораблей было крайне ограничено.

Составлен был также и рассмотрен ВС КБФ план перехода флота в Кронштадт и его обеспечение, но этот документ также никому не был объявлен и хранился в 1-м отделе штаба флота.

25.08 1941 г. приказанием начальника штаба КБФ (№ 1оп/341сс от 25.08.1941 г.) четко определялось старшинство флагманов на рейде и порядок их отхода. В случае получения приказания командующего КБФ последним должен был уходить командир Минной обороны, по сигналу которого должна была начинаться закупорка и минирование гаваней силами ОВРа ГБ.

Заранее намеченные, перечисленные выше мероприятия, как уже указывалось, были известны только флагманам и начальникам учреждений. Все это создало взаимное понимание, правильность оценки обстановки и, в случае резкого изменения обстановки, флот и база были готовы ко всем неожиданностям и для дачи сигналов и кратких указаний большого времени не требовалось, как не требовалось уже и создавать какой-либо новой организации.

Изложенное целиком подтвердилось, когда 26.08.1941 г. было получено приказание главкома об отходе. Уже к вечеру этого же дня исполнительные документы на переход были готовы и утром 27.08.1941 г. утверждены ВС КБФ и после немедленно вручены исполнителям.

Составлены были следующие документы:

Боевой приказ командующего от 27.08, определяющий порядок перехода и организацию боевого управления. К приказу была приложена плановая таблица перехода флота.

Переход конвоев с частями КБФ и 10 ск, порядок и организация их движения регламентировались плановой таблицей перехода конвоев и ведомостью посадки частей на транспорты. Каждый к-р конвоя имел ордер движения и наставление на переход. (Указанные документы даны в приложении). Плановая таблица перехода определяла состав конвоя и обеспечения, командование, место сбора командиров на инструктаж. В ведомости же посадки указывалось точное место посадки, номер причала, время, корабль, наименование и число людей части, средства обеспечения и фамилия ответственного руководителя посадки, назначенного на каждый причал гавани.

Указания командующего ВВС о воздушном прикрытии флота и конвоев от Гогланда до Кронштадта давались в специальном приказе.

Так как схема действий была составлена заранее и подвергалась все время корректировке по обстановке, то никакого переразвертывания флота или транспортов делать не пришлось, и основные конвои к 27.07.1941 г. (так в документе; правильно – 27.08. – Р. З.) находились уже в назначенных им гаванях. Это в большей части маскировало проводившиеся 26 и 27.07 мероприятия от разведки противника (так в документе; правильно – 26 и 27.08. – Р.З.)

Эвакуация раненых из г. Таллин

Предметом особой заботы ВС КБФ была эвакуация раненых из Таллина, которая также целиком легла на КБФ и потребовала больших средств обеспечения.

Раненых и больных, главным образом из армейских частей, до 27.07 эвакуировали по железной дороге. С занятием противником 27.07 ст. Тапа была перерезана единственная ж.д. магистраль Таллин – Ленинград, оставался только водный путь.

Начавшееся быстрое скопление большого числа раненых в г. Таллине потребовало централизации всего управления эвакуацией и размещением раненых. Госпитальная база была значительно расширена, и все средства армии, города и КБФ в этой части были объединены в одних руках и согласно приказу ВС КБФ № Г/027 от 16.08.1941 г. подчинены санитарному отделу КБФ. Общее количество коек в базе на 15.08. было доведено до 5-ти тысяч. На 5-е августа в базе было уже до 4000 раненых бойцов и цифра эта продолжала ежедневно увеличиваться.

В распоряжении КБФ имелся к этому времени лишь один санитарный транспорт «А. Жданов», оборудованный для 700 чел. раненых.

Достаточно подходящими для целей эвакуации могли служить также теплоходы «Молотов» и «Сибирь», которые с этой целью и были вызваны в Таллин. Остальные корабли, предназначенные для эвакуации раненых, представляли собой товаро-пассажирские транспорты, в срочном порядке примитивно оборудованные по указаниям ВОСО КБФ.

Сам процесс эвакуации претерпевал большие трудности из-за нехватки медицинского имущества и медперсонала, который к тому же и не возвращался вновь в базу после прихода в Ленинград. Сама транспортировка раненых на кораблях протекала под артобстрелом противника как в гавани, так и на рейде. Первая партия раненых была отправлена 12.08 на теплоходе «Молотов» и ТР «Аурания». Общая картина эвакуации видна из нижеприведенной таблицы хода перевозок.

Таблица эвакуации раненых морским путем из г. Таллин с 12 по 28.08 1941 г.

Схема проводки конвоя 18 августа

Схема проводки конвоя 24-25 августа

Схема проводки конвоя 25-26 августа

Главная база КБФ Таллин с гаванями

Всего, таким образом, при эвакуации погибли 25 % раненых от общего числа погруженных, при этом наибольшее число приходится на период общего отхода флота из Таллина 28.08. Все транспорты с ранеными включались в специальные конвои кораблей, шедшие под охраной боевых кораблей КБФ. Специальных каких-либо санитарных знаков транспорта не имели.

Некоторые корабли попадали на переходе в очень тяжелые положения. Так, 12.08 теплоход «Молотов» на подходе к Гогланду от взрыва мины вблизи корпуса получил незначительные повреждения и вынужден был 600 человек раненых передать на о. Гогланд.

После взрыва часть начала бросаться за борт, несколько человек умерло, всего т. о. погибло 40 чел. Шедший несколько позади в тот же день ТР «Аурания» дошел до Ленинграда благополучно, не будучи обнаруженным противником. В наиболее опасных районах оба корабля прикрывались истребителями.

19.08. под усиленной охраной боевых кораблей и авиации был отправлен ТР «Сибирь», имея на борту 890 чел. раненых и большое число эвакуированных детей и женщин. Всего на корабле было до 1300 чел.

С утра 19.08 противник производил неоднократные атаки с воздуха и в 16 ч. 40 м. около о. Родшер ему удалось одной бомбой разрушить управление, а главное, вызвать большой пожар, продолжавшийся более суток.

Теплоход «Молотов», военный транспорт ВТ-509

Теплоход «Молотов», 1939 г

Транспорт «Сибирь»

Героическими усилиями охранных кораблей и ТЩ, присланных с Гогланда, удалось спасти и перевезти на о. Гогланд около 900 чел., из них 690 раненых, 200 чел. раненых погибли. Были приняты все меры к спасению корабля. К месту аварии подошел 3 дивизион ТЩ, СС «Сигнал» и несколько катеров. ТР был взят на буксир, но пожар прекратить не удалось, ТР весь выгорел, лег на борт и горящий в 23 ч. 40 м. 20-го августа затонул в Ш – 60º 01´8 и Д – 28º 16´ 9 (после атаки немецких торпедоносцев. – Р. З.).

24 августа также в составе каравана под охраной боевых кораблей и прикрытием ИА вышел санитарный транспорт «Жданов». С утра в районе м. Юминда корабль подвергся артиллерийскому обстрелу с берега и в течение около 4-х часов подвергался одиннадцати атакам с воздуха. Удачными маневрами корабль уклонялся от попадания бомб, но от осколков получил 38 пробоин, при этом 5 человек было убито

У Толбухина маяка корабль вновь подвергся безрезультатному бомбометанию, но в Кронштадт дошел благополучно.

25 августа в составе очередного каравана вышел ТР «Даугава», имея на борту 506 чел. раненых. В течение 2-х часов безуспешно обстреливался из района Юминда и подвергся безрезультатным, но многочисленным атакам с воздуха, во время которых корабль потерял 21 чел., из них 16 в панике выбросились за борт, ТР же благополучно прибыл в Ленинград.

Все остальные ТР с ранеными шли в составе караванов, выходивших 28.08 уже по плану общей эвакуации базы. Обстоятельства перехода этих кораблей с ранеными были следующие.

ТР «Элла» имел 693 раненых. Корабль еще при погрузке раненых на борт в Купеческой гавани имел попадание снаряда, после чего под прикрытием дымзавесы был выведен на рейд, где и продолжал прием раненых с буксиров. На переходе ТР в 18 ч. 05 м. 28.08 подорвался на мине и в течение 2–3 м. затонул. Плавающих раненых подобрал ТР № 101 (так в документе; на самом деле морской буксир С-101, он же ЛП-5. – Р. З.), но сам он через 15 минут подорвался и быстро затонул. 49 чел. раненых подобрало СС «Нептун», доставившее их в Кронштадт, 644 раненых т. о. погибли.

ТР «Луга» имел на борту 1226 раненых и в 00 ч. 15 м. 29.08 подорвался на мине, но остался на плаву. Взрыв был исключительно большой силы, на ТР началась паника. Через 30–40 минут после аварии к борту подошел ТР «Скрунда» (№ 529), принявший к себе на борт в течение 1 ч. 30 м. всех раненых, после чего «Луга» была затоплена своей командой. В дальнейшем по ТР № 529 противник в течение 29 и 30.08 произвел 36 атак с пикирования и сбросил всего 144 бомбы. Утром 29.08. одна бомба попала в кормовую часть и разрушила рулевое управление. Корабль потерял ход в 5 м. от о. Вайндло. Около 600 раненых были отправлены в Кронштадт на двух буксирах. 30 августа (так в документе; фактически – 29 и 30. – Р. З.) к ТР подошли ТЩ, катера и буксиры с Гогланда, которые и сняли остальных раненых. Корабль получил еще одно попадание бомбы в носовую часть, стал крениться, т.к. буксировать его было невозможно, то ТР был затоплен в 5-7 милях на северо-запад от о. Вайндло. Таким образом из 1226 раненых, погруженных на ТР «Луга» погибло всего лишь 20 чел. А 1206 были спасены, благодаря мужеству и распорядительности капитана ТР, коменданта и л/с охранных кораблей и медицинского состава, сопровождавшего раненых. «Луга» имела наибольшее количество раненых из всех др. ТР, однако, несмотря на гибель двух кораблей, эта партия имела наименьшее число погибших.

ТР «Калпакс» (№ 524) имел 700 чел. раненых, неоднократно также подвергался атакам с воздуха и около 16 часов от попадания нескольких бомб очень быстро затонул (3–5 м.). Фашистские самолеты, летая на бреющем полете, расстреливали из пулеметов плавающий личный состав. С этого корабля спасено всего лишь несколько человек.

Одновременно и при таких же условиях погиб со всем личным составом и 670 ранеными ТР № 511. В 8 ч. 30 м. подорвался на мине и затонул ТР «Балхаш», имевший 87 раненых (район о. Вайндло).

Особое мужество было проявлено личным составом, сопровождавшим раненых на ТР «Казахстан». Несмотря на многочисленные атаки и попадания в корабль бомб, большой пожар, все раненые были свезены на о. Вайндло и в дальнейшем доставлены в Ленинград на мелких кораблях. Из общего числа 356 чел. раненых погибло только 7 чел. Подробнее об этом ТР будет сказано ниже.

3.1. Мероприятия по подготовке к прорыву, проводившиеся до получения директивы об оставлении Таллина

Днем начала непосредственной подготовки к оставлению Таллина следует, видимо, считать 22 августа. В этот день Военному совету КБФ стало известно, что его предложение о прекращении обороны п-ова Ханко и Моонзундских островов и перегруппировке войск оттуда в Таллин для организации наступления на восток с целью облегчения положения Ленинграда ВГК отвергнуто. А накануне было получено решение Военного совета СЗН, согласно которому 5-я морская бригада, сформированная для усиления обороны Таллина, была переназначена для обороны Ленинграда. Кроме того, 22 августа, по сведениям 3-го отдела КБФ, был перехвачен приказ Гитлера, требовавший уничтожения всего КБФ на минно-артиллерийской позиции в средней части Финского залива.

Командованию КБФ стало понятно, что помощи ему ждать ни от кого не при­ходится, а удерживать Таллин удастся еще лишь несколько дней. Следователь­но, нужно готовиться ж эвакуации 10-го ск, войск и органов управления флота, республиканских и городских властей, к отходу корабельных сил в Кронштадт, Ораниенбаум, Ленинград и перебазированию авиации на восточные аэродромы. Было также понятно: чем позже будут разрешены эвакуация войск и отход флота в Кронштадт, тем сложнее окажется проведение этой операции.

22.08:
Военный совет КБФ приказывает:
— командиру КВМБ ( кронштадтская военнноморская база ): принять все меры по завершению ремонта максимального количества тральщиков; немедленно направить в Таллин семь БТЩ, все тральщики 4-го и 5-го днттщ, 15 СКА типа «МО»; не отправлять в Таллин конвои без особого указания [док. № 353, 354, 355, 356];
— командирам МО БМ ( минная оборона балтийского моря ) ОВР ГБ (охрана водного района главной базы ) : перевести в Кронштадт двумя эшелонами шесть ПЛ [док. № 358]. Смотреть в приложении.

24.08:
В 10.40 конвой в составе ТР «Андрей Жданов», ТР «Эстиранд», ТР (ПБ) «Аэгна», ТН № 11, ЛЕД «Октябрь», ГИСУ «Гидрограф», ЭМ «Энгельс», СКАМО№ 193зав., ПК-201, ТЩ № 53 «Ударник», № 73 «Менжинский», № 59 «Фурманов», № 45, № 46, № 48 «Антикайнен» вышел в Кронштадт.

Базовый тральщик проект 53У

На них, помимо раненых и моби­лизованных, были вывезены часть личного состава Гидрографической службы КБФ и ГБ и личный состав береговой базы 1-й брпл. Корабли охранения (СКА и ТТЩ) от о. Гогланд должны были возвратиться в Таллин, но не возвратились из-за ошибок в управлении силами со стороны штаба КБФ: приказание о передаче этого конвоя у о. Гогланд под охрану кораблям КВМБ было отдано им без учета времени его прохождения до командира КВМБ, а также времени на подготовку и переход кронштадтских кораблей к о. Гогланд.

В течение 24.08 Военный совет КБФ:
— рассмотрел, но не утвердил разработанные штабом КБФ «План перехода Краснознаменного Балтийского флота» и «План перехода вспомогательного флота в Кронштадт». Оба плана лишь определяли состав группировок (отрядов) боевых кораблей, ТР и ВСУ (табл. 15); никаких замыслов действий они не содержали. Тем не менее эти документы были выданы в соединения для осуществления их штабами предварительного планирования перехода в Кронштадт;

Таблица 15. Планы перехода в Кронштадт, рассмотренные Военным советом КБФ 24.08.1941 г.

Источник: [док. № 398].

— указал командиру КВМБ: «Задача по обеспечению коммуникации Кронштадт - Таллин является для Вас главной задачей, для выполнения которой Вы немедленно должны собрать все силы, все средства. Приказываю караваны, идущие из Таллина, встречать группе ТК или МО у Вайндло, группе ТТЦ, находящихся на Гогланде, встречать у Родшера. Все время быть готовым оказать помощь, для чего буксиры, СКА держать на Гогланде, Лавенсаари» [док. № 389];
— приказал коменданту БО ГБ ( Береговая оборона главной базы ) при отходе уничтожить в Палдиски все ненужное имущество 10-го ск и подвижной железнодорожный состав [док. № 390];
— обратился к главкому войсками СЗН за разрешением на вывод двух последних эсминцев («Суровый» и «Артем») из Рижского залива [док. № 384];
— подчинил все корабли эскадры (кроме днскр типа «Ураган», который еще раньше был передан в состав ОВР ГБ) командиру ОЛС и сформировал: 3-й днэм в составе ЭМ «Артем», ЭМ «Володарский», ЭМ «Калинин», ЭМ «Энгельс», ЭМ «Яков Свердлов»; 4-й днэм в составе ЛД «Ленинград», ЭМ «Свирепый», ЭМ «Скорый» и ЭМ «Сметливый»; 5-й днэм в составе ЛД «Минск», ЭМ «Славный», ЭМ «Суровый» и ЭМ «Гордый».

Командующий ВВС уточнил задачу своему заместителю: готовить для переба­зирования истребителей из Таллина АС Липово или АС Купля в зависимости от обстановки (немецкие войска находились уже в нескольких десятках километров от этих аэродромов) [док. № 387].

Начальник тыла КБФ представил начальнику штаба КБФ список вспомогатель­ных судов [док. № 399], в том числе буксируемых, которые предполагалось отпра­вить в Кронштадт (табл. 16), и оставляемых в Таллине. Возможно, это был список судов отряда тыла для «Плана перехода вспомогательных судов», показанного в табл. 15.

Таблица 16. Список буксиров и буксируемых судов тыла флота, намеченных для отправки в Кронштадт

Примечания: 1. ЛЕД «Трувор» 24.08 ушел с очередным конвоем в Кронштадт на переходе; буксир С-103, обеспечивавший смену мест стоянки КРЛ «Киров» на Таллинском рейде, 25.08 был потоплен немецкими самолетами; буксир КП-11 ушел 27.08 в Мо- онзунд, буксируя баржу с бензином.
2. По данным справочника «Потери боевых кораблей и судов Военно-морского флота, транспортных, рыболовных и других судов СССР в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.» (М., 1959. С. 290-299) [библ. 288], плавсредства, показанные в табл. 16 курсивом, оставлены в Таллине, по остальным сведения отсутствуют. Согласно записи в журнале Оперативного отдела штаба КБФ, баржа Э-1 числится пропавшей без вести.

Командир и военком ОЛС (отряд легких сил ) утвердили разработанный штабом ОЛС комплект доку­ментов на переход в Кронштадт, включавший: «Наставление для боя на переходе», исходя из вероятной группировки противника в составе броненосца береговой обороны, миноносцев, торпедных катеров и береговых укреплений противника; указания кораблям на переход; схему походного ордера; таблицу условных сигналов (ТУС) управления; указания по связи.

Комплект документов был выдан командирам кораблей и соединений главных сил (ГС) [док. № 404, 406].

Командир и военком ОВР ГБ утвердили «План выхода кораблей ОВР ГБ из Тал­лина в Кронштадт», который был разработан штабом ОВР ГБ на основе полученных от штаба флота проектов планов перехода КБФ и вспомогательного флота [док. № 403].

Командир и военком МО БМ (минная оборона балтийского моря ):
— утвердили разработанные штабом МО БМ и согласованные с флагманским штурманом штаба КБФ маршруты перехода из Таллина в Кронштадт — таблицы курсов и расстояний по ним;
— представили Военному совету КБФ на утверждение кандидатуры командиров конвоев (отрядов) судов № 2-6 (последний — отряд тыла), показанных в табл. 15: капитана 2 ранга Богданова, капитана 2 ранга Цобеля, капитана 3 ранга Дубровицкого, капитана 1 ранга Поленова, капитана 2 ранга Янсона соответственно; о конвое (отряде) № 1 речь не шла, так как он в полном составе вышел из Таллина в Кронштадт в 10.30 (см. выше) [док. № 400];
— поставили командиру бртщ задачу: силами 12-го днкатщ с 06.00 25.08 про­тралить ФВК № 10 ТБ-ж, -е между меридианами 25°15'Е и 25°40'Е на всю ширину, равную 1 миле; из-за волнения моря, превышавшего возможности использования КАТЩ, эта задача не была выполнена [док. № 395]; ПРИЧИНА: По причине свежей погоды (состояние моря свыше 3 баллов) и сильным противодействием противника эта операции была отменена.
— боевыми распоряжениями командирам конвоев, отправлявшихся 24 августа в Трийги (о. Эзель) и 25 августа — в Кронштадт, приказали по завершении конвои­рования немедленно возвратить в Таллин все корабли охранения (из Трийги СКА ПК-232 и КАТЩ № 1101, № 1103, № 1Ю6, № 1108, от о. Гогланд- СКР «Уран», «Чапаев», СКА МО № 132, МО № 141, ПК-220, ПК-231, ТТЩ № 42, 43, 44, 47) [док. №393, 396].

25.08:
В 01.40 последний перед оставлением Таллина конвой (ТР «Эвальд», ТР «Дау­гава», ЛЕД «Трувор», ТИСУ «Рулевой») в охранении двух СКР, четырех СКА «МО» и четырех ТТЩ, названных поименно выше, начал движение в Кронштадт. На них, помимо, была вывезена часть личного состава Гидрографической службы КБФ и ГБ.

Немецкая карта минных заграждений

Схема проводки конвоя 24-25 августа

В течение этого дня:
Замглавкома войсками СЗН по морской части в 19.06 направил Военному совету КБФ сообщение о получении разрешения главкома войсками СЗН на вывод ЭМ «Суровый» и ЭМ «Артем» из Моонзунда [док. № 423].

Военный совет КБФ
— приказал коменданту БОБР и командиру 1-го днэм выводить эсминцы в Таллин в сопровождении двух ЭМТЩ, четырех ТТЩ, двух СКА типа «МО», СС «Сатурн» и ЛЕД БУК «Тасуя» [док. № 425];
— утвердил план заграждения минами рейдов и гаваней с целью затруднения использования противником порта Таллин после его оставления [док. № 434];

Схема фарватеров Таллин - Кронштадт после 15 июля (западная часть)

— приказал командиру КВМБ направить на о. Гогланд четыре КЛ для прикрытия по вызову командующего флотом транспортов, отходящих из Таллина (в ответ командир КВМБ доложил, что две КЛ поставлены на переоборудование, а еще две осуществляют огневую поддержку войск КА и отменить эту задачу невозможно) [док. №417, 422];

— в 18.05 и 21.05 направил боевые донесения главкому войсками СЗН и наркому ВМФ, в которых доложил им о критической обстановке на сухопутном фронте обо­роны Таллина, о расстреле артиллерией противника кораблей на рейде и просил указаний на случай прорыва противника в черту города и отхода наших войск к морю (см. также раздел 3 главы 1) [док. № 420, 426].

Народное ополчение

Истребительный батальон

Командующий КБФ в связи с усилившимся артиллерийским обстрелом внутрен­него рейда и гаваней в Таллинском заливе около 02.00 приказал:
— рассредоточить корабли: 1-ю брпл — в гавань о. Найссаар; 2-ю брпл — в Копли-лахт и к о. Аэгна; 3-й днэм, 1-й и 2-й днбтщ, СКА типа «МО» Истребительного от­ряда — к п-ову Пальяссаар с восточной стороны за боновым заграждением; ТТЩ — в Копли-лахт;

— очистить внутренний рейд от вспомогательных и гражданских судов для обеспечения свободы маневрирования кораблей, осуществляющих огневую под­держку войск;
— кораблям, осуществляющим огневую поддержку войск, быть в немедленной го­товности к даче хода с целью уклонения от артиллерийского обстрела противником;

Самолёт МБР-2

— в 15.00 приказал направить западную группу ЗМ (минный заградитель) в составе ЗС «Вятка», ЗС «Онега», ЗС «Азимут», парусно-моторной шхуны — минного заградителя (ПМШ-ЗМ) «Раа», ПМШ-ЗМ «Минналайд» к п-ову Виймси для снятия с него 3-го полка зенит­ной артиллерии (ПЗА), отрезанного от остальных войск (приказа о снятии других войск, находившихся на п-ове Виймси, командир западной группы ЗМ не имел).

Начштаба КБФ своим приказанием определил организацию блокирования входов в таллинские гавани путем затопления выделенных для этой цели судов [док. № 435].
Командующий РБСприказал направить в Таллин еще шесть самолетов МБР-2 для вывоза летно-технического состава [док. № 456].

Штаб МОБМ выдал маршруты перехода в Кронштадт (таблицы курсов и кальки) штабам соединений, командирам флагманских кораблей главных сил (ГС), отряда прикрытия (ОПР) и арьергарда (АР), командирам конвоев и головных кораблей конвоев, комендантам ТР и ВСУ, но, судя по ведомости выдачи, не всем [док. № 437].

Командир КВМБ по требованию Военного совета КБФ доложил организацию за­щиты коммуникации от о. Вайндло до Кронштадта: «1) Коммуникация прикрывается системой дозоров КВМБ (кронштадтская военно-морская база ). 2) Имею всегда две конвоирующих группы: одну на Гогланде 5 ТЩ, 4 ТК, другую в Кронштадте 4 ТЩ, 2 МО. 3) На Гогланде один буксир, один ледокол для обе­спечения буксировки подорвавшихся кораблей. 4) Встречу таллинских караванов произвожу ТК у Вайндло, ТЩ у Родгиер. ТК от Хайлоды возвращаю Гогланд. Ничего больше сделать не могу из-за недостатка средств» [док. №421].

3.2. Мероприятия по подготовке к прорыву, проводившиеся после получения директивы об оставлении Таллина

26.08:
Военный совет СЗН, получив донесения Военного совета КБФ, отправленные 25.08. в 18.05 и 21.05, осознал наконец опасность потери почти 40-тысячной группи­ровки войск и сил, включая управление КБФ во главе с Военным советом, и почти половины корабельного состава флота.

В 03.42 им был направлен доклад ВГК об обстановке в Таллине, в котором испрашивалось разрешение: «1. Начать организованный отход к местам посадки... 2....Сформировать конвои и под прикрытием тральщиков, сторожевых кораблей и ми­ноносцев начать движение в Кронштадт» [док. № 438].

Между 5 и 6 часами на просьбу Военного совета СЗН был дан положительный от­вет: «Тов. Ворошилову: Согласны с твоим предложением насчет оставления Таллина и отвода войск на корабли для следования в Кронштадт. № 1425/ш Сталин, Молотов» [док. № 439].

Около 11.00 того же дня Военный совет КБФ получил директиву Военного совета СЗН: «Разрешается начать отход к местам посадки прикрытием специально выделенных частей и заградительного огня всех кораблей, авиации. Использовать темное время, все наличные плавсредства, включая шлюпки кораблей. Загруженные транспорта, корабли отводить Нарген. Организовать движение крупных конвоев в Кронштадт с тральщиками, катерами «МО», авиацией. Восточный участок будет прикрыт авиацией из Низино-Липово. При отходе уничтожить все ценное, что нельзя вывезти. Ворошилов, Жданов № 0855 26.08.41» [док. № 447].

Почему состав сил охранения конвоев в директиве Военного совета СЗН от­личался от состава, доложенного им же ВГК, выяснить не удалось. Однако дирек­тива, полученная Военным советом КБФ, во-первых, совершенно очевидно не позволяла привлекать к охранению конвоев КРЛ, ЛД, ЭМ, КЛ, СКР, ТКА и ПЛ. Более того, в ней вообще отсутствовали указания об их переходе (прорыве) в Кронштадт! Во-вторых, директива требовала прикрывать авиацией конвои, отправляемые из Таллина, хотя после ухода наших войск из Таллина никакой авиации, кроме немецкой, там быть не могло.

Директивное умолчание о кораблях боевого ядра было вызвано, видимо, тем, что Военный совет СЗН хотел бы сохранить наиболее ценные силы флота, но не желал сказать об этом открыто, понимая, как это будет воспринято И. В. Сталиным в случае больших людских потерь при прорыве.

Вместе с тем директивное умолчание о кораблях боевого ядра для Военного совета КБФ могло означать все, что угодно. Например:
— вступайте в охранение конвоев, но если погибнет боевое ядро, то мало вам не будет;
— прорывайтесь отдельно от конвоев, но если погибнут эвакуируемые войска, то небо вам покажется с овчину;
— можете затопить корабли боевого ядра, если не верите в возможность их прорыва, но тогда лучше на глаза не показывайтесь и т. п.

Не исключено, что К. Е. Ворошилов и А. А. Жданов считали боевое ядро КБФ в сложившейся обстановке ненужным в Кронштадте и Ленинграде. Ведь они не исключали сдачи Ленинграда немцам и готовили находившиеся в нем корабли к подрыву и затоплению.

В течение этого дня:
Замглавкома войсками СЗН по морской части:
— передал Военному совету КБФ приказ главкома войсками СЗН об отмене на­ступления войск, высаженных на материк с о-вов Эзель и Даго [док. № 428];
— проинформировал Военный совет КБФ о приказании наркома ВМФ исполь­зовать « для ослабления нажима противника и прикрытия отхода частей Таллина» всю авиацию флота, включая особую группу самолетов, предназначавшуюся для бом­бардировки Берлина [док. № 442];
— передал Военному совету КБФ и командующим ВВС КБФ и ВВС ЛФ приказ главкома войсками СЗН « прикрыть переход всеми истребителями КБФ» [док. № 443];

Военный совет КБФ:
— провел совещание руководящего состава флота, на котором была объявлена директива Военного совета СЗН об эвакуации войск из Таллина и определен по­рядок ее выполнения;
— отдал распоряжения по подготовке войск к отходу с оборонительного рубежа и посадке на транспорты, по разрушению военных и промышленных объектов Таллина, окончательному планированию перехода (прорыва) кораблей КБФ и конвоев с войсками в Кронштадт;

Фото аэродрома

— дал указания командующему ВВС флота по организации авиационного обе­спечения прорыва из Таллина в Кронштадт;
— утвердил «Плановую таблицу перехода кораблей КБФ из Таллина в Кронштадт», содержанием которой были состав группировок боевых кораблей, их действия при выходе из Таллина, построении в походный ордер и на переходе в Кронштадт. Никаких упоминаний о КОН в этом плане не было, из чего можно заключить, что боевое ядро не планировали для участия в охранении или прикрытии КОН, как, собственно, и предписывала директива Военного совета СЗН (табл. 17);
— в 21.05 радиограммой объявил строгий выговор коменданту Гогландского укрепленного сектора (ГУС) БО КВМБ и указал командиру КВМБ за отсутствие донесения о выполнении приказа направить в Таллин находившиеся у о. Гогланд два пустых транспорта («Сигульда» и «Сауле») и силы охранения конвоя, отправ­ленного из Таллина 25.08 [док. № 470]. Обеспокоенность и даже нервозность командующего КБФ может быть хорошо понята, если взглянуть на табл. 15, 18, 19 и обратить внимание на нехватку сил для охранения конвоев и на то, как наращи­валось количество СКА и ТТГЦ в Таллине в последние дни перед прорывом. В то же время у о. Гогланд продолжали находиться два СКР, четыре СКА типа «МО» и четыре ТТЩ, имевшие приказание возвратиться в Таллин.

Здесь, правда, следует заметить, что в 17.35 начальником штаба ГУС БО было дано оповещение «по флоту» и в адрес начштабов КБФ и КВМБ о выходе в 20.00 двух ТР, двух СКР, четырех СКА и четырех ТТЩ по маршруту о. Гогланд — Таллин. Оповещение было получено ОД ФКП КБФ около 23.00 и, судя по пометам на бланке радиограммы, доложено только начальнику оперативного отдела — заместителю начштаба КБФ.

Таблица 17. Плановая таблица перехода кораблей КБФ из Таллина в Кронштадт 

Источник: [док. № 466].
Примечание: Состав сил, показанный в первом столбце, взят из архивного документа, отпечатанного 8.09.1941 г. Оригинал этого документа не обнаружен. Ошибки — отсутствие ряда кораблей, которые частично появляются во второй колонке, — автором не исправлялись. По смыслу документа, состав сил в ГС, ОПР и АР должен быть таким же, какой определен «Боевым приказом на переход флота» от 27.08 (см. ниже).

Таблица 18. Изменение численного состава кораблей и судов в Таллине и Палдиски 23-28.08.1941 г.

Примечания: 1. В таблице не учитываются находившиеся в Таллине ТТЩ № 81 и№ 82 из состава ОВР БО БР, занимавшиеся проводкой судов на о. Эзель и п-ов Ханко, ТТЩ № 123 «Баян» не имевший трального вооружения, не имевшие хода ТКА № 121 и ТТЩ № 86, прибуксированные в Таллин 27.08 из Рохукюла, ТТЩ № 49 «Лайне», отправленный в ВМБ Ханко, а также ПЛ Щ-301, прибывшая в р-н Таллина в 18.00 28.08. 2. В таблице учтены только вспомогательные суда, входившие в состав КБФ.

Таблица 19. Прибытие в Таллин 19-28.08.1941 г. боевых кораблей и катеров, осуществлявших охранение отрядов боевых кораблей и конвоев во время Таллинского прорыва

Примечания: 1. В таблице не учитывается ТКА №121, приведенный на буксире из Рохукюла.
2. На Юминдском минном барьере погибли, подорвавшись на минах, шедший из Таллина БТЩТ-213 «Крамбол» (11.08) и следовавшие в Таллин БТЩ Т-202 «Буй» (15.08), Т-209 «Кнехт» иТ-214 «Бугель» (24.08), ТТЩ№ 42 (28.08). Был потоплен не­мецкими ТКА дозорный ТТЩ № 41 (12.08), а в самом Таллине штормом выбросило на берег КАТЩ № 1502 «Кери» (27.08).
3. В таблице не учитываются: ТТЩ № 81, № 82, находившиеся в Таллине, и ТТЩ № 49 «Лайне», находившийся в Палдиски, которые в Таллинском прорыве не уча­ствовали. Они вошли в состав охранения конвоев, отправленных 27 и 28 августа 1941 г. соответственно в Трийги (о. Эзель) и на п-ов Ханко; ТТЩ № 123 «Баян», не имевший трального вооружения, и ТТЩ № 86, не имевший хода и приведенный на буксире из Рохукюла.
4. В Таллин по различным причинам не прибыла, как предписывалось, большая груп­па боевых кораблей и катеров из состава МО БМ и ОВР ГБ (в том числе корабли из состава расформированной манбазы Кунда и ТТГЦ, оперативно подчиненного бртр МО БМ 7-го днттщ ОВР ВМБ Ханко), находившихся у о. Гогланд и в Кронштадте:
- 2 сторожевых корабля: «Уран» и «Чапаев»,
- 14 сторожевых катеров: МО № 132, МО № 141, МО № 176, МО № 177, МО № 193зав, ПК-201, ПК-203, ПК-206, ПК-221, ПК-225, ПК-227, ПК-228, ПК-230 и ПК-231;
- 11 тихоходных тральщиков: № 45, № 46, № 48 «Антикайнен», № 53 «Ударник», № 54 «Клюз», № 55 «Мороз», № 59 «Фурманов», № 73 «Менжинский», № 74 «Сергей Киров», № 75 «Орджоникидзе», № 76 «Коралл»;

- 5 катеров-тральщиков: № 1102, 1105, 1107, 1202, 1207;
- несколько пограничных катеров типа «КМ».

Кроме того, не прибыли два тихоходных тральщика из четырех, которые Военный совет КБФ приказал коменданту БО БР направить в Таллин.
Эти корабли могли бы существенно повысить оборонительные и спасательные возможности конвоев, обеспечив тем самым снижение потерь. Даже в том случае, если бы пришлось возвратить в КВМБ ее четыре сторожевых катера (МО № 501, МО № 502, МО № 507 и МО № 510) и пять тральщиков (ТТГЦ № 33 «Олонка», № 35 «Шуя», № 91 «Ляпидевский», № 121 и № 12

Т-214 «Бугель», Т-209 «Кнехт» БТЩ типа «Верп», Т-202 «Буй» - БТЩ типа «Фугас»

Святов И.Г.
командир аварийно-спасательного отрада

Военный совет КБФ приказал командиру КВМБ:

1) направить на о. Гогланд для руководства действиями группировки сил, соз­данной для встречи конвоев из Таллина (позже названной отрядом прикрытия), оперативную группу во главе с начштаба КВМБ капитаном 2 ранга Ф. В. Зозулей или начштаба ОЛС капитаном 2 ранга И. Г. Святовым, но не возлагать эту функцию на коменданта ГУС (гогландский укреплённый сектор ) БО КВМБ [док. № 445];

2) канонерские лодки, поддерживающие войска Красной армии, оставить на ме­стах; вместо них иметь в готовности для оказания по вызову поддержки отходящим из Таллина конвоям эсминцы «Сильный» и «Стойкий» (в ответ командир КВМБ доложил, что «Сильный» и «Стойкий», как и канлодки, осуществляют поддержку войск Красной армии) [док. № 444, 460].

Командующий ТШС приказал направить в Таллин еще шесть самолетов МБР-2 для вывоза личного состава [док. № 454].

Эсминец «Сильный»

Эсминцы идут строем

Сторожевой корабль (СКР)

Командир КВМБ издал директиву, которой определил состав отряда прикрытия на о. Гогланд, его назначение, район действий и задачи. Отряду в составе ТТЩ — 10, СКР — 4, ТКА— 4, СКА «МО» — 3, КАТЩ «Р» — 2 предписывалось: «Прикрыть отход флота с транспортами из Таллина в Кронштадт в районе Восточного и Западного гогландских плесов, от меридиана 26°30' до меридиана 28° 10', имея главными задачами: 1) проводку за тралами караванов транспортов и кораблей; 2) прикрытие транспортов и кораблей флота от атак торпедных катеров и подлодок противника, выделяя для этого свои силы прикрытия; 3) оказание помощи терпящим бедствие кораблям» [док. № 1031 ].

Катер-тральщик типа «Рыбинец» КАТЩ «Р»

Тихоходный тральщик – буксир тральщик

СКА «МО», ТКА, КАТЩ «Р» - отряд прикрытия Святова

Начальник штаба ОВР ГБ приказал 15-му днкатщ произвести контрольное тра­ление района ГБ к северу от сетевого заграждения (видимо, между островами Найссаар и Аэгна, где планировались районы сбора конвоев и отрядов боевых кораблей). Приказание было выполнено, но калька района траления в архиве не обнаружена [док. № 474].

27.08:
Военный совет СЗН направил Военному совету КБФ еще одну директиву, каса­ющуюся эвакуации войск из Таллина. Она была получена в 3.40 и гласила. «Если действительно нет возможности удержать Таллин и решено эвакуировать войска, Вам надлежит принять все меры, чтобы избежать бесцельных потерь в людях и материальной части... Пример эвакуации 168 дивизии из-под Сортавала в исключительно тяжелых ус­ловиях показал, что при умелом и твердом руководстве можно даже под огнем противника вывести всех людей и технику. Подлинную ответственность Трибуца, Смирнова, Вербицкого твердо руководить до конца всей операцией, вывозить в первую очередь раненых, всю боевую технику и людей, все время нанося потери противнику огнем кораблей и авиации. При от­ходе обязательно заминировать гавани и рейды. Ворошилов, Жданов № 2301 26.08.41 г.» [док. № 472].

Директива эта представляется бессмысленно-издевательской и назидательно за­пугивающей. Уже после доклада о целесообразности отхода из Таллина Верховному главнокомандующему, получения его разрешения на оставление ГБ КБФ и отправ­ления Военному совету КБФ директивы об эвакуации войск Военный совет СЗН вдруг предпринял попытку переложить на Военный совет КБФ ответственность за принятие решения о возможности дальнейшей обороны Таллина и необходимости эвакуации войск! Притом приказывает наносить противнику потери огнем авиации, которой уже негде было базироваться. Вместо того чтобы отдать наконец приказ об отходе в Кронштадт боевого ядра флота и привлечении (или непривлечении) его к непосредственному охранению конвоев, даны бессмысленное указание «при­нять все меры, чтобы избежать бесцельных потерь» (неужели Военный совет КБФ мог считать потери в людях и кораблях своей целью?!) и дежурное напоминание о личной ответственности.

В директиве совершенно отсутствуют понимание и учет командованием СЗН разницы в условиях эвакуации 168-й сд по Ладожскому озеру и эвакуации войск 10-го ск и КБФ по Финскому заливу. На Ладоге по маршруту Сортавала - о. Валаам на расстояние около 20 миль в течение девяти дней несколькими рейсами при отсутствии минной угрозы, противодействия авиации и кораблей противника (не­значительное противодействие оказывалось артиллерией противника лишь при по­садке войск на корабли) было перевезено около 10 тыс. человек. В Финском заливе по маршруту Таллин — Кронштадт требовалось вывезти на расстояние около 200 миль из глубокого тыла противника одним рейсом 20,4 тыс. только эвакуируемых военнослужащих, преодолевая протяженный минный барьер большой плотности и находясь под активным воздействием авиации и артиллерии противника на значи­тельной части маршрута прорыва и подвергаясь угрозе атак вражеских ТКА и ПЛ.

В течение этого дня:
Замглавкома войсками СЗН по морской части в 21.52 дал указание Военному совету КБФ никого не направлять в Лужскую губу и на АС Липово, а также указал места высадки эвакуируемых военнослужащих КБФ и 10-го ск [док. № 539].

Военный совет КБФ отдал боевой приказ на переход флота из Таллина в Крон­штадт следующего содержания [док. № 478]:
«1. Во исполнение приказа главного командования Северо-западного фронта Краснозна­менному Балтийскому флоту перейти из Таллина в Кронштадт.

2. Переход совершить в составе:
Главные силы:
КР «Киров» (флаг командующего КБФ), ЛД «Ленинград», ЭМ «Гордый», «Сметливый», «Яков Свердлов».
ПЛПЛ «С-4», «С-5», «Калев», «Лембит».
БТЩ№ 217, 207, 204, 206, 205.
ТКАТКА - 74, 84, 103, 73, 113.
СКА «МО»-133, 142, 112, 202, 208 и 131.
ПС «Пиккер» и ледокол «Суур-Тыль».
Отряд прикрытия:
ЛД «Минск» (флаг НШКБФ), ЭМ «Скорый», «Славный».
ПЛПЛ «ГЦ-322», «М-98», «М-95», «М-102».
ТКАТКА - 91, 53, 101, 33.
СКА «МО»-5Ю, 207, 212, 213 и СС «Нептун».
Арьергард:
ЭМ «Калинин» (флаг кра Минной обороны), «Суровый», «Артем», «Володарский»; СКР «Снег», «Буря», «Циклон», «Аметист»; ТКА-51, 61; МО-5, 195, 205, 210.

3. Артиллерийским огнем по наземным и воздушным целям прикрыть отход, посадку и уход из Таллина наших сухопутных сил и тыла флота.
Главным силам - прикрыть на переходе от м. Юминда до о. Гогланд первый и второй караваны транспортов.
Отряду прикрытия - прикрыть на переходе от о. Кэри до о. Вайндло второй и третий караваны транспортов.
Арьергарду - прикрывать третий караван ТРТР с тыла.
Командующему ВВС задача указана в спец, приказе.

4. Переход будет происходить в условиях сильного воздействия авиации, мин и подлодок противника. Командирам отрядов обратить особое внимание на ПВО, ПМО и ПЛО и организацию живучести на кораблях.

5. ФКП (флагманский командный пункт ) - крейсер «Киров».
Второй заместитель - командир Минной обороны на ЭМ «Калинин».

Наличие флага командующего КБФ на КРЛ «Киров» не означает, что он управ­лял главными силами.

Ими управлял командир ОЛС контр-адмирал В. П. Дрозд, о чем имеется запись в ЖБД штаба ОЛС [док. № 693] и указано в докладе военкома ОЛС начальнику ПУ КБФ [док. № 406], а в документах кораблей главных сил за­фиксированы приказания командира ОЛС. Да и походный штаб КБФ являлся органом оперативно-стратегического уровня управления, и поэтому он не должен был управлять кораблями через голову командира ОЛС. К тому же командиры походного штаба КБФ не имели необходимого опыта организации управления тактическим соединением, каким была группировка ГС. Что же касается флага начальника штаба КБФ на ЛД «Минск», то приходится заметить, что начальникам штабов (кроме начальника ГМШ ВМФ) флагманские флаги положены не были. А управлял отрядом прикрытия командир 5-го днэм капитан 1 ранга А. И. Заяц, руководствуясь приказаниями начштаба КБФ.

Дрозд В. П.
контр-адмирал
командир ОЛС

Таблица 20. Ведомость посадки на транспорты, ВСУ и боевые корабли соединений и частей КБФ, 10-го ск и гражданских лиц для эвакуации, утвержденная Военным советом КБФ 27.08.1941

Источник: [док. № 489].

Примечание: В табл. 20 не включены:
- резервные транспорты ВТ-519 «Сигульда» и ВТ-533 «Сауле», которые 27.08.1941 г. не смогли прибыть в Таллин: на переходе от о. Гогланд немецкая авиация первый потопила, а второй повредила, лишив хода;
- транспорт ВТ-529 «Скрунда», который не планировался для перевозки войск, а 27.08 должен был уйти с грузом для БО БР в Трийги (о. Эзель), но не ушел и 28.08 был включен в КОН-3.

Военный совет КБФ утвердил «Ведомость посадки на транспорта...» (табл. 20) [док. № 489], «Плановую таблицу перехода конвоев Таллин - Кронштадт», которой определил состав конвоев и время их выхода с Таллинского рейда (табл. 21) [док. № 480], «План отхода наземных войск Таллинского оборонительного района» [док. №509].
— Этими документами было установлено:
— время начала отхода войск — 21.00 27.08;
— время погрузки войск на транспорты — с 00.00 до 4.00 28.08;
— до 24.00 27.08 — погрузка на транспорты раненых, личного состава органов управления, тыловых учреждений и предприятий КБФ и КА, не находившихся на оборонительных рубежах, сотрудников республиканских и городских учреждений, а также различных грузов. Все эти люди, согласно плану, должны были грузиться в основном на суда КОН-1 и КОН-4, выход которых был назначен на 22.00 и 23.00 27.08 соответственно (погрузка входивших в них судов планировалась в Купеческой и Минной гаванях Таллина);

В 08.40 27.08 Военный совет КБФ направил Военному совету СЗН доклад об отсутствии возможности прикрыть прорывающиеся силы от вражеской авиации и ПЛ в западной части маршрута и просил оказать помощь авиацией, в том числе фронтовой (в это время основная часть авиации КБФ находилась в подчинении командующего ВВС Ленфронта), и сторожевыми катерами от ЛВФ [док. № 505].

Вероятно, это был ответ на требование полученной в 3.40 директивы Военного совета СЗН о принятии всех мер, «чтобы избежать бесцельных потерь в людях и материальной части». Забегая несколько вперед, заметим, что, хотя эта просьба и была частично выполнена, Военный совет КБФ об этом проинформирован не был и, возможно, поэтому не дал никаких указаний командиру КВМБ на случай поступления в базу СКА «МО» от ЛВФ. Нет данных и о том, что какие-либо указания об их использовании дал командиру КВМБ замглавкома войсками СЗН по морской части.

В тот же день Военный совет КБФ принял ряд и других важных мер организационного характера:
— организовал доведение утвержденных документов на прорыв до командиров соединений и частей (к 14.00 их получили все командиры, которым они были направлены);
— начальнику тыла КБФ приказал не отправлять в Трийги, а оставить в Таллине ТР «Скрунда», который должен был доставить продовольствие на о. Эзель (документального подтверждения такого приказания нет, но этот ТР в Трийги не пошел);
— коменданту БО ГБ приказал: в 2.20 направить из Палдиски в Таллин ТР «Вахур [док. №495];
— командиру КВМБ приказал:
в 3.25 выслать в Таллин все ТЩ 5-го днттщ (речь могла идти только о ТТЩ № 53 «Ударник», № 54 «Клюз», № 55 «Мороз», № 59 «Фурманов»; остальные были в Таллине) [док. № 496];
в 03.45 направить к рассвету 28.08 на меридиан м. Юминда два ТКА и два СКА «МО» и проинформировал его о выходе из Таллина в 22.00 27.08 первого конвоя (КОН-1) [док. №497];
в 14.45 направить еще три ТКА и два СКА «МО» к 5-6 часам 28.08 на меридиан о.Кери [док. №516];
— Военному совету СЗН подтвердил необходимость помощи, запрошенной у него в 8.40 для обеспечения безопасности прорывающихся из Таллина сил от ударов авиации и ПЛ противника [док. № 540];

НШ КБФ.
— в 2.00 27.08 приказал командующему ВВС организовать в течение 27.08 разведку Финского залива с задачей обнаружения надводных кораблей противника [док. №493];
— утвердил распределение командиров отдела ВОСО по комендатурам для руководства погрузкой войск и вооружения в Купеческой, Минной, Беккеровской и Русско-Балтийской гаванях (комендатуры возглавляли военинженер 3 ранга Гулиев, воентехник 2 ранга Шелепин, батальонный комиссар Поспешин, старший лейтенант Безруков соответственно); назначил старшими морскими начальниками в этих гаванях капитана 2 ранга Б.П.Птохова, капитана 1 ранга С.В.Кудрявцева, капитан-лейтенанта П.И.Горновых, капитана 2 ранга В.Ф.Черного соответственно [док. №489, 490].

Командующий ВВС:
— отдал организационный приказ на ведение боевых действий соединениями и частями авиации флота по прикрытию прорыва КБФ из Таллина в Кронштадт [док. №486];
— утвердил «План действий Военно-воздушных сил КБФ по прикрытию флота при его следовании из Таллина в Кронштадт и прикрытию каравана из Кронштадта в Таллин» на 27-29.08.1941 г. [док. № 487] и «План прикрытия перехода флота 28-29.08.1941 г. (табл. 41, 46, 47) [док. № 488];
— приказал:
в 00.27 своему заместителю: с рассвета 27.08 произвести разведку аэродромов противника в Финляндии и Эстонии и по полученным данным нанести по ним бомбовые удары самолетами СБ, но в ответ получил доклад, что самолеты СБ оперативно подчинены командующему ВВС СФ (с 23.08 - Ленфронта) и выполняют задачи по его плану; после этого командующий ВВС перелетел из Таллина в Новый Петергоф [док. № 491, 494];
в 20.30 командиру 1-го мтап, совершавшего налеты на Берлин с о. Эзель, до рассвета 28.08 уничтожить авиацию противника на рижском аэродроме [док. № 533];
— доложил командующему КБФ:
в 13.21 - о невозможности использования АС Липово истребителями и АМ Вейно - МБР-2 ввиду близости линии фронта [док. № 514] ;
в 22.34 - об оставлении АС Липово и прохождении линии фронта в 10 км от АС Купля [док. № 541].

В 18.45 последние два истребителя И-153 покинули посадочную площадку на п-ове Пальяссаар и перелетели на АС Купля. В 21.00 с аэродрома морского (АМ) Таллина поднялись в воздух несколько МБР-2 с последней группой командиров управления и инженерно-технического состава 10-й аб. Они перелетели на АМ Ораниенбаум [док. № 542, 543, 544, 547].

Командир Минной обороны Балтийского моря:
— отдал боевой приказ на переход арьергарда из Таллина в Кронштадт [док. №479];
— довел до капитанов 2 ранга Н.Г.Богданова, Н.В.Антонова, А.Ф.Янсона и капитана 3 ранга С.А.Глуховцева распоряжение Военного совета КБФ о назначении их командирами конвоев № 1, 2, 3, 4 соответственно, о составе и месте сбора конвоев и выдал им «Плановую таблицу перехода конвоев» [док. № 481].

Командир бртр на основании «Боевого приказа на переход КБФ» и «Плановой таблицы перехода конвоев» отдал боевые распоряжения, которыми распределил БТЩ, ТТЩ и КАТЩ по отрядам боевых кораблей и конвоям и назначил командиров сформированных групп кораблей ПМО (табл. 35, 36) [док. № 483].

Командир ОВР ГБ, командир истребительного отряда, командиры дивизионов СКА и КАТЩ на основании плановых таблиц перехода КБФ и конвоев отдали боевые распоряжения, которыми распределили катера по отрядам боевых кораблей и конвоям (табл. 35, 36).

Командир 1-й бртка провел инструктаж командиров ТКА на переход, содержание которого в своих воспоминаниях раскрыл один из бывших командиров ТКА:
«ТКА идут в составе боевого ядра флота:
— при использовании противником крупных надводных кораблей торпедные катера должны нанести по ним торпедный удар;
— торпедным катерам совместно с морскими охотниками участвовать в отражении атак подводных лодок противника;
— торпедным катерам запрещается вести подбор плавающих людей;
— верхней команде вести круговое наблюдение за воздухом, будет сильное противодействие авиации противника вплоть до штурмовых действий по катерам;
— запрещается брать людей, не указанных в списке перехода;
— место командира бригады - на торпедном катере 103» [док. № 484] .

Командиры 1-й и 2-й брпл не оставили документов, характеризующих их деятель­ность в этот период.

Командир 10-го ск:
— отдал приказ № 0017 об отходе войск для посадки на транспорты [док. № 508];


Зубков Р.А. приложеие
док. № 508

27 августа 1941 г. Приказ об отходе войск для посадки на транспорта

ПРИКАЗ
войскам Таллинского оборонительного района и 10-му стрелковому корпусу
27 августа 1941 г. № 0017 гор. Таллин

— Противник на протяжении 20-27.08 силами до 4-х пехотных дивизий, усиленными танками и авиацией, после упорных боев подошел к Таллину с востока, юга и запада.
— На основании приказа Командующего КБФ от «…» (пропуск. – Р. З.) 1941 г. № (пропуск. – Р. З.) войска Таллинского оборонительного района и 10 стрелковый корпус в течение 28 августа (так в документе; нужно читать – 27 августа. – Р. З.) продолжали упорно оборонять подступы к Главной базе КБФ и городу Таллин с целью в ночь на 28.07 под прикрытием корабельной и береговой артиллерии отойти к побережью залива, погрузиться на корабли КБФ для переброски на новое направление.

Порядок отхода войск согласно прилагаемой таблице отхода.
— Части Западного боевого участка под общим командованием полковника тов. Сутурина в 21.00 27.08 начинают отвод главных сил с участка основного оборонительного рубежа Валья, Пихалкива, ст. Хурку – м. Амари до железной дороги на Палдиски. Граница слева: мз. Сауэ, Кодака, ипподром, до улицы Коплирант, Беккеровская гавань.
— Части Южного боевого участка под общим командованием командира 10 сд генерал-майора товарища Фадеева в 21.00 27.08 начинают отход главными силами с основного оборонительного участка иск. Ныума, Пяэскюля, Раудату. Границы: Сапра, ст. Яры-Ям, выс. 36.1, улица Пярну Мантее.
— Части Восточного боевого участка под общим командованием командира 1 Обр. МП начинают отход главными силами с рубежа иск. Раудату, Петрикюля, Содевахе, Иру, Муга.
— Артиллерийские части ПВО ГБ КБФ с 21.00 27.08 начинают отход на посадку с основных позиций, не задерживаясь на промежуточных рубежах.
Генерал-майору товарищу Зашихину обеспечить установку зенитных орудий на транспорта к 23.30 27.08 с задачей прикрыть посадку отходящих частей.
— Начальнику гарнизона отвод частей внутренней охраны гор. Таллин начать одновременно с отходом частей прикрытия 3-го рубежа с целью усилить отряды прикрытия и обеспечить безопасность отхода главных сил обороны от нападения
враждебных элементов и просочившихся групп противника.
— Начальникам боевых участков и командирам соединений в отряды прикрытия выделить наиболее стойкие части, подразделения, усиленныеартиллерией и большим количеством автоматического оружия, под командованием проверенных командиров и комиссаров. Части прикрытия усилить саперами и средствами минирования. Все ценное в военно-экономическом отношении уничтожить
— Корпусному интенданту обеспечить к 20.00 27.08 всех бойцов и командиров 2-х дневным носимым запасом продовольствия (консервы, хлеб, сахар).
— Корпусному инженеру осуществить разрушения в соответствии с особыми указаниями и отходом частей прикрытия.
— Требую от командиров и комиссаров всех степеней исключительного внимания к делу организации отхода. Нужно помнить, что от организованности, дисциплины и твердого руководства зависит жизненное выполнение ответственных боевых задач, поставленных перед войсками Таллинского оборонительного района и 10 ск.

Зам. командующего КБФ Военный комиссар
и командир 10 ск полковой комиссар
генерал-майор Козлов
Николаев

Начальник штаба
генерал-майор
Березинский

ЦАМО. Ф. 217. Оп. 1221. Д.. 226. Л. 61, 62; АО ЦВМА. Ф. 9. Д. 659. Л. 146, 147. Подлинники.

конец документа


— утвердил вместе с двумя членами Военного совета КБФ «План отхода наземных войск Таллинского оборонительного района» [док. № 509], вместе с военкомом 10-го ск — «Ведомость погрузки войск на транспорт» [док. № 510], «Плановую таблицу огня артиллерии по прикрытию отхода и посадки частей Таллинского оборонительного района» [док. № 511];

НШ 10-го ск распределил начальствующий состав по гаваням для руководства погрузкой войск на ТР [док. № 512].

Командир обороны ГБ не оставил документов, характеризующих его деятельность в этот период.

НШ КВМБ в 8.27 донес НШ КБФ о выходе капитана 2 ранга И.Г.Святова на о. Гогланд (И.Г.Святов прибыл туда около 10.00) для руководства конвойно-тральной службой) и о составе сил отряда кораблей, назначенных для этой службы: СКР — 1, СКА типа «МО» - 2, ТКА - 4, ТТЩ - б, КАТЩ типа «Р» - 2 [док. № 504].

Командир КВМБ в 17.15 донес заместителю главкома СЗН по морской части о распределении сил базы:
на о. Гогланд: СКР - 3, СКА типа «МО» - 3, ТКА- 4, ТТЩ - 12, КАТЩ типа «Р» — 2, БУК — 1, дополнительно выходят СКА типа «МО» — 2, ТТЩ — 4, ЛЕД «Октябрь», БУК «Карин»;
в Кронштадте: КАТЩ типа «КМ-4» —13, ЭМТЩ — 4, а также требующие ремонта СКА типа «МО» - 2, ТТЩ - 6, КАТЩ типа «Р» - 2 [док. № 523].

Комендант БО ГБ:
—в 12.27 отправил в Таллин ТР «Аусма» (почему-то считая, что отправил ТР «Вахур»), который вечером того же дня прибыл на Таллинский рейд, но его прибытие в суматохе заканчивавшегося приготовления к отходу никем замечено не было [док. № 513];
— в 12.35 доложил командующему КБФ о нехватке транспортных средств и просил выслать в Палдиски ТР грузоподъемностью 1000 тонн [док. № 513].

ЗНШ БО ГБ:
— в 14.45 дал оповещение о переходе из Палдиски в Таллин с 00.00 до 8.00 28.08 ТР «Балхаш», ТР «Кумари», СКР «Щорс», девяти СКА, буксира с баржей и трех шхун [док. № 515]; оба ТР входили в состав КОН-3, который по плану должен был выйти из Таллина не позднее 5.00 28.08;
- в 20.45 донес НШ КБФ об отражении наступления на п-ов Пакри и отходе войск противника в направлении Кейла [док. № 532].

Командир 1-го днэм в 06.00 донес Военному совету КБФ о выходе из Моонзунда в Таллин двух групп кораблей [док. № 499]:
1) ЭМ «Артем», ЭМ «Суровый», СС «Сатурн», ТКА, три СКА, ГИСУ «Лоод», БУК КП-12, два ТТЩ;
2) ЛЕД БУК «Тасуя», ТТЩ, ЭМТЩ, два КАТЩ типа «Р»; к 22.00 все эти корабли и суда прибыли на Таллинский рейд (кроме моонзундского СКА ПК-215, который возвратился к о. Эзель).

Командир гогландского отряда прикрытия:
— в 18.00 дал оповещение о переходе с 20.00 27.08 до 5.00 28.08 от о. Гогланд на меридиан м. Юминда семи ТЩ, четырех СКА «МО» и двух ТКА для встречи и сопровождения конвоя, идущего из Таллина в Кронштадт [док. № 526];
— в 18.20 донес НШ КБФ и командиру КВМБ о возвращении к о. Гогланд с полпути вышедших в Таллин в 20.00 26.08 ТР «Сигульда» и ТР «Сауле» с охранением из-за потери тральщиками на минных заграждениях всех тралов, а также о выводе из строя авиацией противника обоих ТР (ТР «Сигульда» погиб, ТР «Сауле» лишился хода); это донесение НШ КБФ не получил [док. № 529].

Командир ЭМ «Яков Свердлов» в 18.00 и НШ бртр с БТЩ Т-210 в 18.25 дали оповещения «по флоту»: первый - о постановке мины самолетом противника, второй - о постановке мин самолетами противника между островами Найссаар и Аэгна на Екатеринентальском створе [док. № 528, 530]. Командир ЛД «Минск» донес о постановке мины непосредственно ОД ФКП КБФ.

ОД ФКП КБФ ретранслировал эти донесения на КП МО БМ и в штаб ОВР ГБ, от которых получил доклад об отсутствии у них необходимых тральных сил и средств (эти силы уже перешли в подчинение командиров отрядов боевых кораблей и конвоев) . ОД ФКП либо не проявил настойчивости в деле устранения минной угрозы на самом начальном участке маршрута прорыва, либо был отвлечен от решения этого вопроса в связи с переносом ФКП на КР «Киров» и ЗФКП — на ЛД «Минск». Неизвестно, был ли сделан доклад командованию КБФ об этой мине (минах). В результате никаких мер к ее (их) обезвреживанию принято не было.

Командиры конвоев:

Командир КОН-1 капитан 2 ранга Богданов, согласно его донесению, в соответствии с «Плановой таблицей перехода конвоев» разработал ордер конвоя и наставление на переход следующего содержания [док. № 482]:
«1. Выход конвоя № 1 за ворота бона - 22.00 27.08.41.
2. Походный ордер и состав - согласно прилагаемой кальке. При изменении курса не выкатываться из протраленной полосы.
3. Скорость на переходе - 5~5У2 узлов. Кораблям иметь запас скорости в 2 узла.
4. С наступлением темноты иметь затемненные кильватерные огни.
5. Расстрел обнаруженных мин производят СКА «МО» № 507 и № 208.
6. Кораблям охранения - КТЩ «Р» и СКА «МО» - иметь наготове МДШ для постановки ДЗ от береговой артиллерии.
7. Наблюдение за водой и горизонтом - круговое.
8. Всем кораблям быть полностью затемненными.
9. В случае тумана корабли уменьшают дистанцию до предела видимости и включают прожектора (люстры) на свою корму.
10. Оказанием помощи пострадавшим кораблям занимаются корабли охранения».

Командир КОН-2 капитан 2 ранга Антонов, согласно его донесению, 27.08 в 10.50 получил приказание быть командиром этого конвоя, после чего составил его ордер и разработал наставление на переход.
Затем вместе с начальником штаба и военкомом дивизиона КЛ обошел транспорты и дал их комендантам и капитанам следующие указания [док. № 913]:
«1. Разъяснил ордер, обратил внимание комендантов и капитанов пароходов на минную опасность, расстояние между кораблями больше 2 кабельтовых в светлое время и 1 кабельтовый в темное время держать запретил.
2. Предупредил, что караван будет следовать в темное время, поэтому приказал приготовить кильватерные огни по тр. тр.
3. При затраливании мины караван продолжает движение дальше, затратившие тральщики оттаскивают мину в сторону, а на их место заступают ктщ, следовавшие за тщ с готовыми тралами.
4. Освободив тралы от мин, тщ выходят в голову и занимают свое место.
5. В случае подрыва какого-либо транспорта на мине, спасением занимаются выделенные ктщ и МО, караван продолжает движение дальше за ктщ 1512 и 1514.
6. При налете авиации караван не уклоняется от атак, а ставит заградительный огонь.
7. От атаки торпедных катеров караван не уклоняется, а ставит заградительный огонь.
8. Каждый транспорт уклоняется самостоятельно от следа торпеды и мины по существующим правилам.
9. Ночью заградительный огонь против авиации не ставить.
10. Тр. Тр. «Эргонаутис», «Эвелита» (правильно «Эверита». —Р. 3.) искр «Чапаев» выделил для буксировки поврежденных кораблей».

Обойдя транспорты, он выяснил, что на транспорт «Эверита» и шхуну «Атта», находившиеся в гавани о. Нарген, ни гарнизон, ни вооружение и боеприпасы не погружены. Капитан 2 ранга Антонов указал на это начштаба 96-го артиллерийского дивизиона (адн) и сообщил ему, что транспорт и шхуна должны быть в составе КОН-2. От начштаба получил ответ: «Я ничего не знаю и буду здесь сражаться» [док. № 913]. Видимо, комендант БО, командир и штаб обороны ГБ «забыли» о существовании 96-го адн и 61-го отдельного зенитно-артиллерийского дивизиона (озенадн) и не довели до них приказ об эвакуации. Возвратившись в Таллин, командир КОН-2 доложил об этом инциденте командующему и НШ КБФ.

Командир КОН-3 капитан 2 ранга Янсон, согласно его донесению, в 14.00 27.08 получил приказание о назначении командиром этого конвоя, разработал его ордер и наставление на переход, к 17.30 произвел инструктаж командиров КАТЩ, СКА типа «МО» и командира днттщ, входивших в состав охранения, а к 23.30 закончил обход транспортов на рейде и в гавани, инструктаж их капитанов и комендантов и выдачу последним документов на переход [док. № 950].

Командир КОН-4 капитан 3 ранга Глуховцев также производил инструктаж командиров и капитанов входивших в конвой кораблей и судов, но в своем донесении о прорыве об этом не пишет. Сведения об инструктаже получены из документов некоторых кораблей и судов этого конвоя.

Посадка на корабли и суда эвакуируемых защитников Таллина и гражданских лиц происходила следующим образом.

В Купеческой гавани:

На ТР «Калпакс» 24-25.08 было погружено согласно плану около 750 раненых и вне плана - до 100 гражданских лиц. В рейсовом донесении его капитана есть такая примечательная фраза: «Кроме того, приняли еще на борт около 100 человек гражданских. Т. к. на пароходе больше места не было, то согласно указанию коменданта парохода, сломав трапы, в 23 часа отшвартовался и 26 авг. в 1 час ночи отдал якорь на внешнем рейде, потому что в гавани гражданские все прибывали» [док. № 669]. То же, как будет видно из числа оказавшихся на транспортах гражданских лиц, происходило и в других гаванях. На рейде «Калпакс» 27.08 принял еще около 100 раненых.

Транспорт «Калпакс»

ТР «Алев» 25-26.08 принял 670 раненых и сразу же вышел на рейд [док. № 676, II].

ТР «Элла», принявший 693 раненых, 21 медработника и 63 членов таллинского горкома КП(б)Э, в 13.00 27.08 в связи с начавшимся артиллерийским обстрелом гавани вышел из нее на рейд [док. № 676,1].

ТР «Атис Кронвалдс», как считает латвийский историк И. И. Яковлев, принял около 800 пассажиров [док. № 880]. Эта цифра косвенно подтверждается архивны­ми документами, согласно которым по плану на «Атис Кронвалдс» планировалось погрузить до 1000 сотрудников городских учреждений, но, по данным БОСО КБФ, он ушел из Таллина недогруженным [док. № 656].

Транспорт «Алев»

Транспорт «Элла»

Транспорт «Атис Кронвалдс»

ЛЕД «Кришьянис Вальдемарс» также ушел из Таллина недогруженным, приняв на борт только ансамбль КБФ (87 чел.) [док. № 846], а запланированный на погрузку личный состав СНиС ГБ был принят другими кораблями, поскольку радиовахты на узле связи были закрыты лишь под утро 28.08.
Все названные суда входили в состав КОН-1. Время выхода ЛЕД «Кришьянис Вальдемарс» и ТР «Атис Кронвалдс» из гавани неизвестно.

Четвертым санитарным судном в Купеческой гавани был ТР «Луга», который вместо 700 принял 1226 раненых и более 100 человек медперсонала, но после 16.00 из-за усилившегося артиллерийско-минометного обстрела был вынужден сначала переменить место в гавани, а затем покинуть ее и выйти на рейд [док. № 662, 663].

Примерно в это же время, получив приказание, из Купеческой гавани на рейд вышли из-под обстрела КЛ «Амгунь» [док. № 618] и ТР «Вторая Пятилетка» [док. № 672], а около 21 часа, т. е. после захода солнца (оно зашло в 20.41), — ТР «Тобол», принявший на борт 18 человек [док. № 960].

ЛЕД «Кришьянис Вальдемарс»

Транспорт «Луга»

Транспорт «Тобол»

В 22.35 КАТЩ № 1501 «Вайндло» выставил в Купеческой гавани 8 мин в соответствии с планом заграждения рейдов и гаваней, снял с берега 40 подрывников и перешел в Минную гавань.

В связи с невозможностью посадки на ТР в Купеческой гавани из-за ее артил. лерийско-минометного обстрела противником командующий КБФ около 21.00 27.08 приказал перевести ТР «Тобол», ТР «Вторая Пятилетка» и КЛ «Амгунь» в Беккеровскую гавань и изменить места посадки направлявшимся на них войскам

На основании этого приказа командир 10-го ск в 21.30 отдал боевое распоряжение об изменении мест посадки войск на транспорты, которое предписывало:
«а) 204 сп, 140 гап и приданные части 1 обмп и части ПВО КБФ, части комендантского управления Таллина грузить в Беккеровской гавани (на ТР «Тобол», ТР «2-я Пятилетка» и канлодку «Амгунь». — Р. 3.);
б) Управление 10 сд, дивизионные части 10сд и 98 сп грузить в Русско-Балтийской гавани на транспорты «Папанин» и «Найссаар»;
в) Части Восточного боевого участка под командованием полковника т. Парафило (16, 22 сд, 1 обмп и приданные части ПВО), подлежащие погрузке на транспорты «Тобол», «2-я Пятилетка» и канлодку «Амгунъ», грузить в Минной гавани на канлодку «Москва», «Танкер № 12», транспорт «Люцерна» [док. № 538].

Для наглядности эти изменения плана посадки войск показаны в табл. 22. Но таблица не дает представления о том, какую дезорганизацию внесли эти вынужденные изменения в движение войск на посадку по новым для них маршрутам, в деятельность руководителей эвакуации по переводу транспортных судов в измененные места (гавани) посадки.

Транспорт «Вторая Пятилетка»

Канонерская лодка «Амгунь»

Тем не менее посадка войск, хоть и с опозданием на 2,5 часа, была осуществлена. Что же касается дезорганизации — на то и война, чтобы враг нарушал организацию любой нашей деятельности, а мы эту организацию восстанавливали.

А вот с транспортами... гладко было на бумаге. В отчете КБФ о Таллинском прорыве написано, что ТР «Тобол» и ТР «Вторая Пятилетка» не пришли в Беккеровскую гавань из-за наступившей темноты, свежей погоды и плохой видимости. И это, возможно, правда, но не вся. Вот что пишут по этому поводу сами «виновники» невыполнения приказа командующего КБФ.

Старший помощник капитана ТР «Тобол» в рейсовом донесении о прорыве сообщал (капитан был тяжело ранен во время прорыва и находился в госпитале): «С 25-27 августа судно стояло (в Купеческой гавани. — Р. 3.) под сплошным обстрелом дальнобойных орудий, снаряды рвались около 200 м1 - 300 м1 от борта засыпая палубу осколками, просили разрешения выйти на рейд, но получил отказ от коменданта Гулиева и стоять до распоряжения. Заявляли всему начальству, но ответ был один и тот же стоять 27-го августа; в 20.00 разрывы начали накрывать судно и лишь тогда под нашим нажимом получили разрешение на выход... Выскочили на рейд в 22.00, получили приказание итти в Болт. Русскую гавань (не ясно, куда же он должен был все-таки идти: в Беккеровскую или Русско-Балтийскую гавань? — Р. 3.) рядом с Минной гаванью (поскольку Минная гавань находится в Таллинской бухте, а Беккеровская и Русско-Балтийская — в бухте Копли, возникает вопрос: знали ли вообще на ТР «Тобол», куда им следует идти? - Р.3.). Попасть туда не у далось, т.к. нас вернули, хотя мы у же дошли до нее» [док. № 661]

Таллинский порт. Купеческая гавань

На экземпляре «Ведомости посадки на транспорта», принадлежавшем начальнику эвакуации ГБ - начальнику тыла КБФ, помета «Бек», означавшая Беккеровскую гавань, стояла против наименований трех транспортов - «Тобол», «Атис Кронвалдс» и «Вторая Пятилетка», но против «Тобола» она зачеркнута и заменена пометой «Р. Болт» [док. № 489]. Получается, что красноармейцы ждали «Тобол» в одном месте, а краснофлотцы послали его в другое, да и туда не довели. А в отчете отдела ВОСО КБФ за первые полгода войны указано, что в Русско-Балтийскую гавань был направлен ТР «Атис Кронвалдс», но туда не дошел (причина этого в отчете не объясняется), хотя ни в каком другом документе об этом факте ничего не сообщается.

В рейсовом донесении капитана ТР «Вторая Пятилетка» по поводу направления этого транспорта в Беккеровскую гавань вообще ничего не сказано. Не исключено, что он приказания об этом и не получал. Этот ТР, находясь на рейде, принял на борт с буксиров около 250 человек.
Зато капитан ТР «Луга», который после погрузки раненых вышел из Купеческой гавани на рейд, где стал на якорь, в рейсовом донесении сообщает: «Стоя па якоре, перед темнотой (около 22.00. —Р.З.), подошел катер «МО», откуда передали, что возможно ночью нужно будет следовать в гавань Коппель (в бухту Копли. — Р.З.), поэтому дальше не уходить. Но до утра дальнейших распоряжений не поступало» [док. № 662, 663]. Не перепутал ли «рассыльный» ТР «Луга» с ТР «Вторая Пятилетка»?

Таллинский порт. Купеческая гавань после ухода флота

В Беккеровскую гавань пришла только КЛ «Амгунь». Но ведь пришла! А транспорты не пришли! Что же произошло? Наверное, мы этого уже не узнаем.

В Минной гавани:

В 21.35 из Минной гавани вышел на рейд ШК «Вирония» (КОН-1). На него планировалось принять 700 человек (табл. 20), но один из оставшихся в живых пассажиров писал в своих воспоминаниях, что на ТР было 2700 человек, а бывший командир БЧ-1 штабного корабля (ШК) «Вирония» назвал цифру 4000. Автором решено считать числом пассажиров ШК «Вирония» среднее из суммы этих трех цифр — 2467 человек.

Следом за «Виронией» в 22.14 на рейд вышел ТР «Ярвамаа» (КОН-1). Согласно донесению помощника капитана по политчасти, на него было принято 800 человек, хотя планировалось 500 (табл. 20). А в донесении старшего помощника капитана ТР о числе принятых людей ничего не говорится. Других документов, говорящих о числе пассажиров на нем, не найдено. Поэтому учитывается плановое число принятых на «Ярвамаа» людей.

ПМ «Серп и Молот» отошла от внешней стенки мола Минной гавани и пошла на рейд в 22.35 (!) последним из судов КОН-1. На нее планировалось принять до 700 (табл. 20) служащих тыла КБФ. Кроме того, из воспоминаний старшего помощника капитана ПМ известно о приеме на судно большой группы военнослужащих войск НКВД [библ. № 115]. Этот факт подтвержден также в «Кратком описании боевых действий 22 мсд войск НКВД», подписанном ее командиром и военкомом, но количество личного состава в «Кратком описании...» не указано6. Зато это количество указано в донесении командира гогландского ОПР: с ПМ сошли на остров 390 человек бойцов 22-й мсд [док. № 1031]. Таким образом, на ПМ «Серп и Молот,, могло находиться около 1090 человек, которые и приняты в учет.

Итак, примерно к 23.30 на внешний рейд из Минной гавани вышли все ТР, ВСУ (ПЛ находились на рейде с 26.08) и почти все корабли охранения КОН-1. Поздновато, конечно, поскольку выход конвоя был назначен на 22.00. В темноте затерялся ТТЩ № 72 «Дзержинский».

О том, что происходило дальше, рассказал писатель Г. Т. Правиленко в повести «Свирепый» защищает Отечество»: «Ни на «Свирепый», ни на «Суровый» (эсминцы из охранения КОН-1. - Р.3.) от Богданова (командира КОН-1. - Р.3.) никаких указаний не поступило, поэтому инициативу формирования конвоя взяли на себя комдив Маслов и командиры кораблей Мазепин и Андреев. В условиях скученности судов, ограниченной видимости и разыгравшегося шторма они разыскали транспорта «Вирония», «Колпакс», «Ярвамаа», «Алев», «Элла» и «Кронвалдс», учебный корабль «Ленинградсовет», плавмастерскую «Серп и Молот», ледокол «Вольдемарс», подводные лодки Щ-307, Щ-308, М-79 и буксир «ОЛС-7», голосом через мегафон указывали место в конвое, скорость на переходе, время начала движения» [библ. № 76].

Эта информация, видимо, была получена писателем из доклада бывшего командира ЭМ «Свирепый» в 1943-1947 гг. Л. В. Родичева на заседании совета ветеранов эскадры КБФ 10.05.1978 г.7 Но из приведенного фрагмента повести Г. Т. Правиленко не видно, на основании чего капитан 2 ранга В. И. Маслов инструктировал командиров кораблей и капитанов судов, если ему никаких указаний не поступало.

А вот как эти события описаны в вахтенном журнале СКА МО № 507, на котором находились командир КОН-1 и начальник штаба 2-й брпл капитан 1 ранга Н. С. Ивановский [док. № 628]:

«Таллинский рейд. Среда. 27-го августа
19.30 Снялись со швартов. Подойти к «Ленинградсовету», «Свирепому» с кап. II ранга (капитан II ранга - это командир КОН-1 Богданов; если он подходил к «Свирепому», то, наверное, не мог не дать указаний командиру 4-го днэм В.И.Маслову. - Р. 3.).
20.15 Ошвартовались к стенке.
21.27 Отошли от стенки. Маневрируем переменными курсами. На борту находятся кап. I р. (Ивановский. - Р. 3.) и кап II р. (Богданов. - Р. 3.) Подходили к трем кораблям. Город горит. Видны огромные пожары и сильнейшие взрывы.
22.00 Ветер N0-7 б. Дождь. Видимость малая.

Таллинский рейд. Четверг. 28-го августа
01.30 Катер на ходу. Переменные курсы сколачиваем караван. Ничего не удается.
07.35 Отдали левый якорь, на клюзе 40м. Ветер N0-7 б. Вид. малая, дождь. Кругом нас стоит до сотни кораблей».

Таблица 22. Сравнительная таблица распределения войск по гаваням и транспортам согласно исходной и измененной ведомостям посадки войск на транспорта

Примечание: 1. В настоящую таблицу помещены только те корабли и суда, которых коснулось изменение плана посадки войск на транспорты.
2. Курсивом выделены части, места погрузки которых не изменялись.

Кто же командовал КОН-1? Остальные подробности — ниже.

О времени выхода из Минной гавани ТР «Лейк Люцерне» и СС «Колывань» в документах сведений нет.
Число принятых на ТР «Лейк Люцерне» пассажиров считается автором равным 2 тыс. человек. Основанием для этого служит доклад командира гогландского ОПР о том, что этот ТР высадил на о. Гогланд 1500 человек (табл. 80, 82). Еще около 500 человек были сняты с него и доставлены на о. Гогланд кораблями из состава прорывавшихся сил и гогландского ОПР (табл. 78, 79, 80). Кстати, на ТР «Лейк Люцерне» также была принята часть личного состава 22-й мсд войск НКВД, что известно из упомянутого выше «Краткого описания боевых действий» этой дивизии.
СС «Колывань» приняло 270 человек.

В Минной гавани у причалов остались КЛ «Москва», ТН № 12, ПС «Пиккер», несколько СКА «МО», ТТЩ и буксиров.
Места, где готовились к выходу и принимали на борт эвакуируемых людей и грузы суда КОН-4, точно неизвестны.

28.08:
Военный совет КБФ:
— в 01.25 приказал командиру КВМБ: «Вышедший дивизион ТЩ (предположительно, речь шла о четырех ТТЩ 4-го днттщ. — Р.3.) не пошел в Таллин разным причинам требующим расследования Приказываю утром 28.08 выслать с о. Гогланд все тщ (можно понять, что имелись в виду все ТТЩ гогландского ОПР. — Р. З.) для встречи караванов и отрядов боевых кораблей» [док. № 559];
— в 01.30 дал радиограмму командиру ОЛС: «Предполагаю что Нептун Сатурн Колыванъ самовольно ушли I эшелоном Кр-дт Принять меры задержанию и направлению на рейд Таллин» [док. № 560]. Источник обеспокоенности Военного совета неизвестен, а фактически спасательные суда не могли уйти с КОН-1, так как тот сам не вышел из Таллинского залива в назначенное время, поскольку его тральщики сначала долго не могли поставить тралы на сильном волнении, а поставив, не смогли идти с ними против волны.

Командир гогландского ОПР около 00.00 28.08 отправил от о. Гогланд на запад для встречи конвоев ТТЩ № 42, 43, 44, 47, 71 «Краб», № 75 «Орджоникидзе», № 91 «Ляпидевский», № 93«Сом» и № 121,СКА МО № 132, № 141, ПК-220, ПК-231,ТКА № 134 и 144. Погода, согласно записи в вахтенном журнале СКА ПК-220: ветер N0 8 баллов, волнение 7 баллов, дождь, видимость плохая.

Видимо, эти действия были исполнением приказаний Военного совета КБФ, которые были отданы командиру КВМБ 26-27.08, об отправлении в Таллин, а также на меридианы м. Юминда и о. Кери дополнительных сил охранения конвоев.

ТТЩ № 75 «Орджоникидзе» и № 93 «Сом» - из-за неисправностей, СКА МО № 132, МО № 141, ПК-231, ТКА№ 134 - из-за неспособности преодолеть сильное волнение возвратились к о. Гогланд; ТТЩ № 42 погиб, подорвавшись на мине.

Командующий КБФ в 01.50 приказал ЭМ «Артем», ЭМ «Володарский», ЭМ «Калинии» и ЭМ «Яков Свердлов» войти в Минную гавань [док. № 561]. Позднее такое же приказание получили никуда не уходившие спасательные судна «Нептун»,  «Сатурн» и «Метеор».

В Минной гавани (табл. 23):
В 00.40 КЛ «Москва», приняв 146 пассажиров, вышла на рейд [док. № 616]. Остальные суда, назначенные для приема пассажиров в Минной гавани, приняв их, вышли на рейд еще раньше. Здесь у причала остались только ТН № 12 и ПС «Пиккер». Тем временем в гавань начали подходить для посадки на транспорты войска, перенацеленные сюда из Купеческой гавани, а принимать их было некому. Эту задачу вместе с ТН № 12 решили подошедшие в гавань по приказанию коман­дующего флотом четыре ЭМ, три СС, которые в период с 04.00 до 06.00 приняли, как видно из табл. 23, с причалов 3057 человек, т. е. больше расчетного числа, по­сле чего вышли на рейд.

Перевозкой войск на ТР «Лейк Люцерне» занимались ТТЩ № 58 «Осетр» и ТТЩ № 35 «Шуя», а также несколько рейдовых буксиров и ВРД-43. Количество перевезенных ими людей неизвестно.

В 3.50 Военный совет КБФ убыл из Минной гавани на рейд на ПС «Пиккер», с которого в 10.00 перешел на КРЛ «Киров». Начштаба КБФ с группой штабных командиров в 06.30 вышел из гавани на СКА МО № 200зав, в 07.00 перешел на ЛД «Минск» и оттуда в 07.25 послал донесение командующему флотом: «Всечасти армии и флота в районе Минной гавани посажены на четыре миноносца 3 ДММ, вышли без помех в 6 часов. Прибыл на Минск в 700» [док. № 573]. О посадке войск на другие корабли и суда в этом донесении ничего не говорилось.

Бывший командир БЧ-2 ЭМ «Артем» контр-адмирал Г. Ф. Дицкий, руководив­ший приемом пассажиров на свой корабль, рассказывал автору, что после выхода эсминцев из Минной гавани на причалах оставались «в основном гражданские люди».

В Беккеровской гавани (табл. 23):
Здесь ТР «Казахстан» и ТР «Эргонаутис» должны были принять 2700 военно­служащих, но измененный план посадки войск на транспорты привел в эту гавань дополнительно не менее 4100 человек. Назначенные для их приема ТР «Тобол» и ТР «Вторая Пятилетка» из Купеческой гавани сюда не пришли. Пришедшая КЛ «Амгунь» могла взять лишь 150 человек. В результате возникшей неразберихи произошло следующее: около 00.00 28.08 ТР «Эргонаутис» и КЛ «Амгунь», приняв предусмотренные исходным планом 300 и 150 военнослужащих КА соответственно, вышли из гавани. На «Амгуни» оказалось командование 10-й сд, место которого было на ТР «Иван Папанин», находившемся в Русско-Балтийской гавани.

ТР «Казахстан» вышел из гавани в 02.45 28.08, имея на борту около 3500 пасса­жиров, включая 356 раненых и много женщин с детьми. В это число, предположи­тельно, вошли также около 1100 военнослужащих, перенацеленных из Купеческой гавани в Беккеровскую для посадки на неприбывшие транспорты «Тобол» и «Вторая Пятилетка». Число пассажиров на ТР «Казахстан» в архивных документах и других материалах характеризуется шестью разными цифрами (5000, 3750, 3600, 3500, 3400, 2000 человек), среднее из которых составило 3542 человека. В учет принято 3500 пассажиров. Опираясь на цифры из табл. 23, можно предположить, что на причале могли остаться 2860 человек. В донесениях сотрудников особого отдела 10-й сд и 3-го отдела КБФ назывались цифры от 2500 до 5000 человек, относящие­ся, возможно, к разному времени. Подробнее вопрос о количестве оставленных в Таллине военнослужащих будет рассмотрен ниже.

В Русско-Балтийской гавани (табл. 23):
ТР «Иван Папанин», согласно донесению помощника капитан по политчасти (капитан умер от ранения, полученного во время прорыва), принял вместо 1400 более 3000 военнослужащих и вышел из гавани примерно в 04.00 28.08, а к 04.30 был на Таллинском рейде, где принял с буксира дополнительно около 200 человек.

О посадке войск на ТР «Найссаар» известно лишь из справки, подписанной 13.09.1941 г. помнач 2-го отделения отдела ВОСО КБФ старшим лейтенантом Безруковым, который был комендантом посадки от отдела ВОСО в Русско-Балтий­ской гавани. Согласно этой справке, на «Найссаар» было принято 2500 человек. Но эта справка доверия не вызывает, так как в ней же число людей, принятых ТР «Иван Папанин», вообще не названо, а по многим другим ТР указаны оши­бочные или неполные сведения. По данным эстонского историка М. Ыуна (Mati Õun) [библ. № 229], на «Найссаар» было принято 680 человек мобилизованных эстонцев и раненых, хотя по исходному плану (табл. 20) на него должны были грузиться части 10-го ск и ПВО ГБ. Как видно из табл. 23, по исходному плану посадки оба транспорта — «Иван Папанин» и «Найссаар» — в этой гавани долж­ны были принять всего 2900 военнослужащих КА, а по измененному плану даже 2450. Учитывая, что на ТР «Иван Папанин» было принято больше пассажиров, чем планировалось принять на оба транспорта, можно предположить, что ТР «Найссаар» вышел из гавани гораздо раньше ТР «Иван Папанин» и, скорее всего, до прибытия людей, перенацеленных в Русско-Балтийскую гавань из Купеческой гавани.
Автором решено считать, что число пассажиров на ТР «Найссаар» соответство­вало плановому — 1500 человек.

У о-ва Аэгна:
Поскольку причала, доступного для ТР «Шяуляй», на острове не было, личный состав 94-го адн и 14-го озенадн перевозили с острова на ТР несколько ПКА типа «КМ-2» и БУК, закончившие эту операцию около 14.20.

Таблица 23. Исходные данные для расчета возможного числа военнослужащих, не посаженных на корабли и суда при эвакуации из Таллина

У п-ова Виймси [док. № 632-636]:

Западная группа заградителей, как известно, находилась здесь еще с 20.00 25.08, а посадка войск на корабли началась около 01.30 28.08; планировалось, что группа примет на корабли 600 человек личного состава 3-го пза, однако на берегу оказалось около 2000 бойцов и командиров различных частей КБФ и 10-го ск; ПМШ «Атта», входившая в состав группы, была из нее изъята и направлена в гавань о. Найссаар. При попытках подхода к необорудованному берегу п-ова Виймси группа загради­телей понесла потери: ПМШ-ЗМ «Минналайд» села на мель, с которой ее снять не удалось, а у ПМШ-ЗМ «Раа» вышел из строя мотор.

Единственным средством перевозки людей с берега оказался небольшой катер 3-го полка ЗА (пза), на который из-за сильного волнения нельзя было брать более 10 че­ловек. Вооружение 3-го пза перевозить было нечем.

С целью уменьшения количества людей, которых требовалось перевезти на корабли, командир 3-го пза заблаговремен­но отправил в Таллин две, а по другим данным — четыре зенитные батареи (около 150 или 300 человек), которые прорвались в Беккеровскую гавань на ТР «Казахстан».

В свою очередь, сетевые заградители «Вятка», «Онега» и «Азимут» с целью освобождения места для большего числа людей выбросили за борт якоря противо­лодочных сетей, а также боеприпасы и вооружение, принятое для перевозки в Кронштадт (глубинные бомбы, тральные буи и др.).

Донесения командира группы заградителей командующему КБФ и командиру обороны ГБ с просьбой прислать катера, буксиры и баржи для перевозки с берега на корабли личного состава и погрузки вооружения, переданные по радио, остались без ответа (в АО ЦВМАэти радиограммы не обнаружены). В 03.05 командир группы заградителей дал по радио донесение начштаба КБФ о том, что без катеров он снять людей с п-ова Виймси не может; в ответ получил семафор с приказом использовать находящиеся поблизости КАТЩ типа «Р». Это были катера 11-го днкатщ, которые прибыли в район стоянки ЗС около 06.00. В 08.30 начштаба КБФ отдал по радио приказание командиру МО БМ использовать для снятия личного состава с п-ова Виймси все находящиеся поблизости КАТЩ типа «Р», а в 14.05 такое же приказание передал семафором, но уже комдиву ЗС (повторно).

Командир 94-го адн прислал в район погрузки войск один буксир от о. Аэгна. Это позволило кораблям к 14.00 28.08 принять часть личного состава 3-го пза, 22-й мед НКВД, всего около 700 (по другим данным 900) человек, и войти в состав начавшего движение КОН-2, но на берегу оставалось еще примерно 600 человек. В 14.10 по приказанию НШ КБФ к полуострову были посланы ГИСУ «Лоод», ряд других судов и катеров, которые к 15.00 сняли с п-ова Виймси оставшихся людей (возможно, не всех), а затем часть из них передали на другие корабли и суда.

У о-ва Найссаар:
ТР «Эверита», на который был принят гарнизон острова, долго не мог без по­мощи буксира выйти из гавани для своевременного вступления в состав КОН-2;


Зубков Р.А. приложение
Отчет о переходе флота в Кронштадт и эвакуации ГБ Таллин 28.08–29.08.1941

IV. Посадка частей КБФ и 10 ск на корабли, выход флота

А. Организация сил и обеспечения

В 11.00 27.08.1941 г. были отданы приказания о начале отхода частей КБФ и 10 ск и о подготовке флота. Начало движения намечалось в ночь на 28.08.1941 г.

Местами посадки войск на транспорта были назначены гавани Купеческая, Минная, Беккера, Русско-Балтийская.

Для перевозки частей флота и 10 ск были организованы четыре конвоя в составе:
а) Конвой № 1 – ТР «Вирония» (3-й эшелон штаба КБФ), УС «Ленинградсовет», ТРТР «Колпакс», «Ярвамаа», «Алев», «Элла», «Кронвальдис», ледокол «Вольдемарс», плав. мастерская «Серп и Молот», ПЛПЛ Щ-308, Щ-307, М-79 с непосредственным охранением из М. «Свирепый», СКР «Аметист», «Касатка», пяти ТЩ, двух катеров «МО», пяти СКА типа «Р», буксира «ОЛС-7». Караван по готовности должен был к 22 часам собраться к востоку от п. о. Палиасари между сетевым и боновым заграждениями.
б) Конвой № 2 – ТРТР «Казахстан», «Найсаар», «Папанин», «Эргонаутис», «Шаулей», «Эверита», СЗ «Вятка», СЗ «Онега», ГИСУ «Азимут», шхуна «Атта» с охранением в составе четырех ТЩ, девяти КТЩ, КЛ «Москва», СКР «Чапаев», двух катеров «МО». Место сбора конвоя – к северу от п.о. Палиасари.
в) Конвой № 3 – ТРТР «Луга», «Тобол», «Люцерна», «Балхаш», «Аусма», «Кумари», «2-я Пятилетка», «Скрунда», танкер №12 с охранением в составе четырех ТЩ, КЛ «Амгунь», СКР «Урал», СС «Колывань», четырех ктщ, двух катеров «МО». Место сбора – к западу от створа между бонами и сетями.
г) Конвой № 4 в составе трех мотоботов, трех шхун, баржи «ТТ-1» с охранением СКР «Разведчик», КЛ «И-8», девяти КТЩ, двух магнитных ТЩ. Место сбора севернее сетевого заграждения и западнее створа.

Для обеспечения перехода транспортов корабли флота были разбиты на три отряда.

1. Главные силы:
КР «Киров» (флаг командующего КБФ выице-адмирала Трибуц).
ЛД «Ленинград», ММ «Гордый», «Сметливый», «Яков Свердлов».
ПЛПЛ С-4, С-5, «Калев», «Лембит».
БТЩБТЩ № 204, 205, 206, 207, 217.
ТКАТКА № 73, 74, 84, 103, 113.
СКА «МО» № 112, 131, 133, 142, 202, 20817.
ПС «Пиккер», ледокол «Суур-Тылл».
Главные силы имели задачу прикрыть на переходе от м. Юминда до о-ва Гогланд первый и второй конвои транспортов.

2. Отряд прикрытия:
ЛД «Минск» (флаг начальника штаба КБФ контр-адмирала Пантелеева).
ММ «Скорый», «Славный».
ПЛПЛ Щ-322, М-98, М-95, М-102.
БТЩБТЩ № 203, 210, 211, 215, 218.
ТКАТКА № 33, 53, 91, 101.
СКА «МО» № 207, 212, 213, 510.
СС «Нептун».
Отряду была поставлена задача: прикрыть на переходе от о-ва Кери до о-ва Вайндло второй и третий караваны транспортов.

3. Арьергард:
ММ «Калинин» (флаг командира Минной обороны контр-адмирала Ралль), «Суровый», «Артем», «Володарский».
СКРСКР «Снег», «Буря», «Циклон», два ТКА, пять СКА «МО».
Приказание о включении в состав арьергарда до М «Суровый» не дошло, вследствие чего он попал в охранение 1-го каравана согласно ранее данному ему распоряжению.
Задача арьергарда - прикрыть третий и четвертый караваны с тыла.

Командующему ВВС специальным приказанием была поставлена задача: прикрывать с воздуха переход флота и транспортов к востоку от о-ва Гогланд.

ПЛПЛ М-98 и М-102 были высланы на позиции к югу от Гельсинки с целью прикрытия перехода с этого направления.
С 26.08. флот был сосредоточен на рейде.

Погода днем 27.08 стояла удовлетворительная, но к вечеру стала резко ухудшаться, и к 20 часам ветер от северо-востока усилился до 6–7 баллов при низкой облачности и моросящем дожде. Всю ночь и до полдня 28.08 погода не улучшалась, что сильно затрудняло погрузку войск и передвижение по рейду катеров и буксиров, выход на рейд транспортов из гаваней.

И только после полдня 28.08 ветер стал стихать, дождь перестал, видимость улучшилась.

Б. Организация посадки

Как уже указывалось выше к 27.08 все имевшиеся транспорты были сосредоточены в следующих гаванях:

Купеческая гавань:
ТР «Луга», «Тобол», «Кронвальдис», «2-я Пятилетка», ЛДК «Вольдемарс», КЛ «Амгунь». Эти корабли должны были принять на себя раненых до 700 человек, корпусной госпиталь, часть прожекторов и орудий ПВО КБФ, части 10 ск, городские учреждения, СНиС КБФ, всего ориентировочно до 5500 человек, не считая 700 раненых.

Минная гавань:
ТР «Ярвамаа», «Люцерна», «Вирония», танкер №12, плав. мастерская «Серп и Молот», СС «Колывань», КЛ «Москва». Грузились на эти суда база 1 БТК, учреждения тыла КБФ, штаб КБФ, Пубалт, ОО КБФ, городские учреждения, части КБФ (курсанты) и 10 ск. Ориентировочно намечалось погрузить до 4000 человек.

Беккеровская гавань:
ТР «Казахстан» и «Эргонаутис», предназначенные для частей ПВО КБФ и 10ск, всего на 2300 человек.

Русско-Балтийская гавань:
ТР «Папанин», «Найсаар», предназначавшиеся для команд ВВС КБФ, ПВО КБФ и 10 ск, всего на 2900 человек.

Палдиски (гавань):
ТР «Балхаш», «Кумари» и «Аусма» обеспечивали перевозку л/с БО в количестве до 4900 человек21.

О. Нарген (гавань):
ТР «Эверита» должен был забрать гарнизон острова, орудия ПВО и 4 – 100-мм пушки, всего 2000 человек.

О. Вульф:
ТР «Шаулей» – для зенорудий и гарнизона, до 1200 человек.

П/о Виимси:
СЗ «Вятка», «Онега», ГИСУ «Азимут» и три моторных шхуны22 – для частей ПВО КБФ, отходивших последними с фронта, всего на 500 человек.

Рейд Таллин:
ТР «Калпакс», «Элла», «Алев», ЛДК «Суур-Тылл» намечены были для 1600 человек раненых и 700 человек работников городских учреждений.

Резерв:
В резерв были назначены ТР «Вахур» в Палдиски и вызванные два ТР из Кронштадта (до Таллина не дошли).
К транспортам были прикреплены определенные буксиры, обеспечивавшие их выход на рейд.

Посадка на транспорта раненых, тылов 10 ск и флота началась около 16 часов. К 17.00 противник особенно усилил артиллерийский и минометный огонь по Купеческой гавани, вызвавший большие разрушения и пожары, в результате чего погрузка на ТРТР там стала невозможной.

Поэтому все ТРТР из Купеческой гавани были переведены в Беккеровскую и Русско-Балтийскую гавани, за исключением двух ТРТР («2-я Пятилетка» и «Тобол»), которые не сумели перейти ночью из-за плохой видимости и свежей погоды (отдав якоря на внешнем Таллинском рейде).

Немецкая артиллерия

При выходе из этой гавани погибла одна моторно-парусная шхуна от артиллерийского огня противника.

Весь день 27.08 противник вел артиллерийский и минометный огонь как по Купеческой гавани, по рейду, так и по Минной гавани, где грузилась часть ТРТР 1-го и 2-го конвоев. Потерь в Минной гавани и на рейде не было.

Транспорт «2-я Пятилетка»

Транспорт «Тобол»

В. Управление операцией посадки

Для достижения большей четкости в посадке была разработана и осуществлена следующая схема управления.

В каждой гавани был назначен из числа командиров штаба и ОРСУ КБФ начальник посадки и в помощь ему представитель от ВОСО с несколькими командирами. Каждый начальник имел назначенный ему командный пункт в гавани, связанный телефоном с ФКП штаба КБФ. На случай перерыва связи были выделены мотоциклисты отдела связи КБФ. Кроме того, штабы частей флота и 10ск имели маршруты движения к гаваням, исключавшие перекрещивание частей в движении, и их представители еще до темноты 27.08 лично проехали и изучили подъезды к причалам.

Таким образом, все события в гаванях доносились на ФКП сразу же, что давало возможность командованию флота быстро принимать меры и знать всю обстановку в базе.
С уходом из гавани ВС КБФ старшим был намечен начальник штаба КБФ, который должен был уходить на катере «МО» после окончания посадки и выхода из гавани всех кораблей.
С уходом НШ КБФ старшим на берегу был оставлен начальник тыла КБФ.

Г. Выход ТР на рейд, разрушение базы

В 22.00 [27.08] ТР «Вирония» первым вышел из Минной гавани на рейд Пальясаар, где было намечено место для сосредоточения ТРТР 1-го конвоя.

Порт и строения (Купеческая гавань) до обстрела немецкой артилерии

Дальнейший выход ТРТР из гаваней и сосредоточение их на внешнем Таллинском рейде происходили под беспрерывным артиллерийским и минометным огнем противника, который все время обстреливал Купеческую и Минную гавани, а также Таллинский рейд.

Одновременно происходила посадка войск в Русско-Балтийской и Беккеровской гаванях, оттуда ТРТР вышли на рейд от 3.00 до 4.00 28.08.1941г.

Порт (Купеческая гавань) после ухода флота

Получив на ФКП донесение, что «Тобол» и «2-я Пятилетка» в Русско-Балтийскую и Беккеровскую гавани не прибыли, часть войск направили для посадки в Минную гавань, куда к 5.00 28.08.1941 г. были вызваны ММ «Калинин», «Артем», «Володарский», «Яков Свердлов», СС «Сигнал», «Нептун», «Сатурн», на которые и были погружены последние пришедшие в эту гавань части.

Всего на ТРТР было посажено 20 400 человек личного состава частей КБФ и 10 ск. Погрузка в основном везде прошла организованно, без каких-либо эксцессов.

Военный совет КБФ вышел из Минной гавани на СКР «Пиккер» в 4.00 28.08 и к 10.00 28.08 перешел на КР «Киров». После погрузки всех частей, прибывших в гавань, НШ КБФ в 6.30 перешел на ЛД «Минск», после чего командир ОВРа приступил к минированию и заграждению внешнего рейда и гаваней.

К 8.00 28.08.1941 г. согласно плану южный вход в Купеческую гавань был загражден ж.-д. вагонами, паровозами и землечерпалкой, северный вход частично загражден ТР «Гамма» [перед этим ТЩ «Вайндло» в гавани были выставлены 8 мин]. Восточный вход в Минную гавань был загражден буксиром «Мардус», полностью закрывшим вход. Западный вход в Минную гавань закрыть не удалось, так как ТЩ «Кери» сильным порывом ветра выбросило на мель. В Каботажной гавани было затоплено ВСОН «Амур», которым полностью закрыть вход в эту гавань не удалось.

Минный заградитель «Амур»

В гаванях и на рейде СКРСКР «Снег», «Буря», «Циклон» и КТЩ «Вайндло» выставили 112 мин разных образцов.
Так как обстрел рейда все время усиливался, то еще с вечера 27.08 ГС, отряд прикрытия и арьергард перевели соответственно к о. Нарген, Вульф и Суропскому проходу, откуда они всю ночь, вплоть до ухода с рейда днем 28.08, вели методический огонь по берегу.

Как выше указывалось, для уничтожения объектов базы, которые могли быть использованы противником в борьбе против нас, план мероприятий был составлен заранее и согласован с городскими властями

Взрывчатое вещество было разложено по объектам, все это упрощало и ускоряло проведение операций. Единственным сложным моментом являлся вопрос выбора времени начала взрывов, ибо очевидно, что массовые взрывы в базе раскрыли бы противнику замысел отхода. Рано начать взрывы нельзя было и потому, что через город должны были проходить войска в порт. Опоздание с началом подрывов могло повлечь срыв всего плана из-за возможности помех со стороны противника, да и вообще могло не хватить времени.

В результате оценки обстановки было принято решение начать подрыв отдельных объектов с 14 часов 27.08, учитывая при этом маршруты движения войск на отходе и приурочивая сам взрыв к моментам близкого разрыва снарядов противника с целью маскировки самой причины взрыва.

Некоторые объекты были подожжены раньше. Так, во время артобстрела восточной части города в ночь на 27.08 была подожжена целлюлозная фабрика, расположенная почти за городом, у границы нашего аэродрома.

Согласно решению с полдня 27.08 начались последовательные взрывы. В полном смысле взлетели на воздух радиостанции на Пирите и в Копли, здание электростанции, механический завод «Ильмарине», здания правительства и штаба флота. Одновременно в Русско-Балтийской гавани по ж.-д. ветке сбрасывались в море вагоны и паровозы. Более тысячи вагонов были сброшены с высокого берега у маяка Пакри по специально проложенной для этого ж.д. ветке.

К вечеру 27.08 в большинстве районов города пылали огромные пожары и были слышны отдельные взрывы. В Купеческой гавани рвались вагоны с боезапасом, все сооружения порта были объяты пламенем.

Около 21 часа на воздух взлетел арсенал, а в 22 часа от взрыва начался большой пожар на ситценабивной фабрике «Коммунар» и в цехах Петровской верфи. Зарево от бушующих пожаров освещало Минную гавань и рейд. Корабли были видны, как днем. К концу погрузки в ночь с 27 на 28.08 были взорваны нефтебаки и оставшийся боезапас на последнем нашем аэродроме на п.о. Пальясаар. Создавалось впечатление, что весь город объят пламенем, горит и взрывается. Оставались еще не уничтоженными батареи, сооружения на о. Нарген и Вульф, так как эти батареи вели огонь по берегу, ставили НЗО и тем прикрывали отход войск и не давали возможности противнику на плечах наших войск войти в гавань.

И лишь утром 28.08, когда все корабли сосредоточились у о. Нарген и Вульф, после расстрела всего боезапаса начались грандиозные взрывы батарей и пожары сооружений БО. Одна из 12" башен на о. Вульф почти целиком взлетела на сотни метров в воздух, затем переломилась на ряд частей и с грохотом ринулась вниз.

Взорванные орудия береговой обороны

Взорванные орудия береговой обороны

Взорванные железнодорожные  вагоны

Гарнизон островов к 8 часам отошел и погрузился на специально ожидавшие его плавсредства. Уничтожение объектов, ценностей и батарей в районе Палдиски и на о. Роге производилось в это время по плану коменданта БО ГБ, который был полностью выполнен, гарнизон на специальных ТР перешел к о. Нарген и вошел в состав караванов флота.

28.08 к моменту общего отхода флота были уничтожены все батареи района главной базы флота.

Грандиозные взрывы и зарево пожаров были видны на о. Даго и в Ханко. Пожары продолжались более 10 дней, когда они еще были замечены нашей ПЛ.

В результате совокупного воздействия на противника частей прикрытия, огня кораблей флота и БО, минирования подходов к городу враг не рискнул войти в город по пятам отходящих войск, и отход их вряд ли сразу был обнаружен.

Советский государственный флаг на башне Вышгорода был спущен только в 14 часов 28.08, т. е. через 6 часов после оставления последним катером ОВРа Минной гавани.

Конец фрагмента отчета


База порт Балтийский (Палдиски)
«Ничего не оставлять врагу»
Взорванные ж/д вагоны

Выписка из архивных документов в приложении Р.А. Зубкова.
Документ № 690.

1963–1993 гг. О количестве пленных советских военнослужащих при взятии немцами Таллина

I.
42 армейским корпусом при взятии Таллина захвачено в плен 11 432 человека.

Werner Haupt «Baltikum 1941. Die Geschichte eines ungelösten Problems». – Neckargemünd, 1963. – S. 122. Перевод с немецкого К.Б. Стрельбицкого.

II.
Многим скопившимся в Таллине гражданам вообще не удалось эвакуироваться. Только на потерявших управление и оставшихся поэтому на таллинском рейде транспортах «Яан Тээяер», «Эстиранд», «Микхель», «Хельге», «Пярнумаа» находилось около 12 000 граждан, которым не удалось спастись от гитлеровского рабства.

Ларин П.А. Эстонский народ в Великой Отечественной войне 1941–1945. –Таллин, 1964. С. 352.

III.
Из защитников Таллина 15 000 человек, в том числе 3000 эстонцев, были пленены.

Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. – Band 4. – Der Angriff auf die Sowjetunion. – Zweiter Teil. – Deutsche verlags anstalt, Stuttgart, 1983. – S.738. Перевод с немецкого ИВИ МО РФ.

IV.
…Полностью отсутствуют статистические данные о советских военнопленных по рейхскомиссариатам «Остланд» (Прибалтика) и «Украина», где осенью 1941 г. находилось значительное число пленных. <…>

…Фашистское руководство в число военнопленных включало всех сотрудников партийных и советских органов, а также мужчин, независимо от возраста, отходивших вместе с отступавшими, а затем окруженными войсками. <…>

В немецких донесениях учитывался, кроме военнослужащих, также захваченный личный состав спецформирований различных гражданских ведомств (путей сообщения, морского и речного флотов, оборонного строительства, гражданской авиации, связи, здравоохранения и др.) <…> Не являлись военнослужащими… личный состав незавершенных формирований народного ополчения… истребительных батальонов и милиции… Кроме того, в первые недели войны, когда в стране проводилась всеобщая мобилизация, большая часть граждан, призванных военкоматами Белоруссии, Украины, прибалтийских республик была захвачена противником в пути следования, то есть еще до того, как они стали солдатами. <…>

Эстонские националисты выдали немцам советского офицера

Гриф секретности снят: Потери Вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование / Сост. В. М. Андронников, П. Д. Буриков, В. В. Гуркин и др. / Под общей редакцией Г. Ф. Кривошеева. – М., 1993. С. 334, 336–339.

Немецкие войска на Ратушной площади в Таллинне

Пленные в оставленном Таллинне

Пленные в оставленном Таллинне

Конец документа № 690


выход удался лишь после 15.30, поэтому ТР «Эверита» вступил концевым мателотом в кильватерную колонну КОН-3.

В Палдиски [док. № 595, 596, 599, 615, 657, 658, 659]:
Посадка личного состава гарнизона и погрузка вооружения на ТР «Балхаш» и ТР «Кумари», а 46-го острб — на ТР «Вахур» затянулась до 4.00 28.08. Поэтому, согласно ранее данным оповещениям, в 22.00 27.08 не вышел ТР «Вахур» к п-ову Ханко, а в 24.00 27.08 не вышли остальные ТР с охранением в Таллин.

По расчетам автора, на ТР «Балхаш» было принято 3900 человек (табл. 28). В 04.15 28.08 ТР «Балхаш», ТР «Кумари», буксир с баржей, три ПМШ, скр «Щорс» и девять катеров (не катеров «МО», как говорилось в оповещении о переходе, а, ви­димо, семь ПКА типа «КМ-2» и КАТЩ типа «Р» № 1208 и 1209) вышли из Палдиски.

Из-за штормового ветра и волнения три ПМШ не смогли продолжать движение, и после выхода из Палдиски-лахт они то ли были отпущены комендантом БО ГБ, то ли без его разрешения возвратились в гавань Палдиски (сведения получены от эстонского историка В. Копельмана). По этой же причине баржу с имуществом 5-го пза (возможно, КП-21) и три катера «КМ-2», сняв с них экипажи, сторожевому кораблю «Щорс» пришлось потопить артиллерийским огнем. Наименование и судьба буксира неизвестны.

В 09.08 при подходе к Таллинскому рейду ЗНШ БО ГБ запросил по радио ко­мандующего КБФ о том, куда следовать ТР «Балхаш». В 11.30 командующий КБФ потребовал от НШ флота и командира МО БМ доложить, где находятся транспор­ты «Аусма», «Балхаш» и «Кумари». В 14.24 начштаба КБФ ответил командующему флотом, что ТР «Балхаш», согласно донесению коменданта БО ГБ, совместно с другими ТР вышел из Палдиски в 02.00 27.08 (?), хотя в донесении коменданта о ТР «Аусма» ничего не сообщалось, поскольку он еще вечером 27.08 прибыл в Таллин. В 14.45 на ЛД «Минск» был получен семафор ЗНШ БО ГБ, адресованный командующему КБФ, о том, что ТР «Балхаш» прибыл на Таллинский рейд и ждет указаний (фактически ТР «Балхаш» прибыл на рейд в 11.30). В 14.50 НШ КБФ до­ложил командующему флотом о прибытии ТР «Балхаш» и отданном ему приказании следовать в Кронштадт. Доклад о транспортах «Аусма» и «Кумари», возможно, сделал командир МО БМ, но свидетельств этому не найдено.

Начальник штаба КОН-1 (почему-то не командир КОН-1) в 01.55 дал радиограмму НШ КБФ, которой доложил: «Выход конвоя № 1 задерживается. Имею 3 ТЩ которые поставить тралы не могут ввиду свежей погоды» [док. № 562]. Радиограмма была до­ложена адресату в 04.15.

Командир 1-го мтап 04.00 направил донесение командующему ВВС о невозмож­ности нанесения удара по авиации противника на рижском аэродроме: «Задание выполнить не могу. Дождь облака Н- 100 метров. Горючего в самолетах на 05 ч. Баржа с Б-74 и бомбами не прибыла. Жду указаний как быть полетами таким количеством горю­чего» [док. № 564].

Замглавкома СЗН по морской части в 04.14 направил Военному совету КБФ радио­грамму следующего содержания:
«1. Главком приказал оставить часть ТК ТК (тральщик – катер) и МО у Елисеева (в БО БР. — Р. 3.) и Кабанова (в ВМБ Ханко. — Р. 3.).
2. Донесите где сколько подлодок остается на позициях. Необходимо оставить ПЛ ПЛ ( подводная лодка) на подходах Финский залив» [док. № 565].

Такое вот взаимопонимание: Военный совет КБФ просит главкома СЗН про­извести временную перегруппировку 16 СКА «МО» (сторожевой катер типа «Морской охотник») из ЛВФ (Ладожская Военная флотилия) на КБФ (Краснознаменный Балтийский флот) для усиления охранения сил, прорывающихся из Таллина, а главком СЗН, приказав перегруппи­ровать вместо 16 только восемь СКА, требует еще оставить в БО БР (береговая оборона балтийского района) и ВМБ (Военно морская база) Ханко часть таллинских СКА. А ведь в своей директиве на отход из Таллина Военный совет СЗН указал, что именно СКА должны охранять транспорты с войсками!

Первое приказание командующий КБФ проигнорировал, а две ПЛ типа «М» на позициях оставил, но доносить об этом не стал.

Военный совет СЗН в 04.36 направил командующим ВВС ЛФ и ВВС КБФ распо­ряжение:
«1. Авиацию КБФ, приданную ВВС Северного фронта (так в документе; речь шла о Ленинградском фронте. — Р. 3.), за исключением Ил-2, переподчинить командующему ВВС КБФ на 28 и 29 августа.
2. Разрешить наносить бомбовые удары по финским и эстонским аэродромам, без при­крытия истребительной авиации, с целью обеспечения перехода флота из Таллина в течение 28 и 29 августа» [док. № 567].

Наверное, поздновато для организации бомбовых ударов по аэродромам издана эта директива.

Командир МО БМ в 06.55 28.08 с ЭМ «Калинин» доложил командующему КБФ: «Иду выяснять обстановку в Копли» [док. № 570]. Что он там выяснил, мы теперь уже не узнаем.

Командир КОН-2:
— в 02.00 получил сведения о том, что СКР «Чапаев» и ТТЩ № 42, 43, 44, 47 в Таллине нет, они находятся на переходе от о. Гогланд в ГБ (Главную базу), а СКА ПК-214 в составе КОН-2 не будет;
— в 07.00 донес по радио НШ КБФ, что из-за шторма ТЩ с тралами идти не могут (видимо, имелись в виду КАТЩ, так как ТТЩ, прибывшие из Моонзунда и от о. Гогланд подошли к нему между 11.00 и 14.00) и у него нет обоих назначенных в состав конвоя СКА «МО». Получив это донесение лишь в 10.45, НШ КБФ в 10.50 также по радио приказал СКА МО № 200 зав поступить в распоряжение командира КЛ «Москва», продублировав в 11.30 это приказание посыльным катером. Около 12.00 СКА МО № 200зав подошел к КЛ «Москва», и командир, военком, начальник штаба КОН-2 (они же — командование 1-го днкл) перешли на СКА, с которого за­тем управляли конвоем;
— между 11.00 и 14.00 приказал командиру КЛ «Москва» пополнить из своих запасов углем и водой ТТЩ № 84, 43, 44, 47, прибывшие в состав КОН-2 из Моон- зунда и от о. Гогланд, а командиру 15-го днкатщ — передать тралы Шульца с КАТЩ на прибывшие без тралов ТТЩ № 43, 44, 47.
НШКБФ в 08.25:
— донес в ГМШ ВМФ: «Комфлот перешел на Киров, начальник штаба на Минск. Индивидуальная связь ГМШ на Кирове» [док. № 575];
— дал оповещение «по флоту»: «КомандующийКБФ находится на КР «Киров». Име­ет индивидуальную связь только с Кронморбазой. Всем командирам соединений держать с ним связь блокноту «Ш». Начальник штаба КБФ на ЛД «Минск». Индивидуальная связь соединений со мной» [комм. № 172]. Каких-либо других указаний по связи в архиве пока не обнаружено.

Командующий КБФ в 10.20 с КРЛ «Киров» дал семафор на ЛД «Минск» начштаба флота: «Всели выведены транспорта из гавани» [док. № 596]. Ответ последовал через 5 минут: «Все войска в Минной гавани посажены на транспорта и миноносцы. Отошли на рейд без помех противника». Это был повтор донесения, посланного по радио в 07.25.

По поводу посаженных на транспорты войск более реалистичный доклад сделал днем позже член Военного совета Н. К. Смирнов начальнику ГПУ ВМФ: «Забрали по предварительным данным всех, за исключением отставших».

Но отставшие не согласились ни с бодрым докладом начштаба, ни с более пес­симистичным члена Военного совета КБФ. Они на шлюпках выходили из Минной гавани и от пирса п-ова Пальяссаар, стремясь попасть на корабли. СКА ПК-214, посланный начальником штаба ОВР в 15.00 в Минную гавань, снял со шлюпок 65 че­ловек и пересадил их на ПМШ, затем взял с других шлюпок на борт 85 человек, а на буксир шлюпку с 33 пассажирами.

ПС «Пиккер» по приказу командующего флотом около 16.40 принял со шлюпок на рейде 110 человек. СКА ПК-207 с 15.00 до 17.00 у п-ова Пальяссаар, приняв людей со шлюпок на борт, а также взяв один баркас с людьми на буксир, передал затем на боевые корабли 140 человек.

Начштаба КБФ в 16.45, наблюдая большое количество шлюпок с людьми, идущих из города, был вынужден приказать командиру МО БМ — командиру АР заняться приемом людей на корабли. Около 18.20 СКР «Циклон» и СКА МО № 195 зав из состава АР снимали людей со шлюпок на рейде (СКА снял 49 человек и передал их на СКР, сколько принял сам СКР — неизвестно).

Таким образом, посадка военнослужащих и гражданских лиц на корабли и суда, осуществлявшаяся всеми возможными способами, была окончательно завершена не в 06.30, как сказано ранее, а около 19.00 с убытием с рейда кораблей арьергарда.

Командир МО БМ в 10.40 по радио предложил командующему флотом прибыв­шие от о. Гогланд ТТЩ (№ 43, 44, 47, № 71 «Краб», № 91 «Ляпидевский» и № 121) распределить по два в конвои № 1, 2 и 3. Предложение было получено комфлотом в 13.24 и утверждено, ответ дан семафором. Однако фактическое распределение этих ТТЩ по конвоям оказалось несколько иным (табл. 36).

Сторожевой корабль «Снег».
« Циклон», «Снег» являлись сторожевыми кораблями типа «Ураган»

Таблица 36. Фактический состав конвоев при выходе из Таллинского залива 28.08.1941 г.

Примечание: предполагается, что БУК ОЛС-7 и БУК «Колыма» — одно и то же судно.

После 12.00 командир МО БМ включил в состав КОН-2 пришедшие накануне из Моонзунда ТТЩ № 84 и 88.

Оперативный дежурный ФКП КБФ в 11.15 запросил НШ БО БР о прибытии в Трийги ТР «Скрунда», хотя тот уже больше суток находился в Таллине (!).

Замглавкома войсками СЗН по морской части в 11.20 приказал Военному совету КБФ донести о своем местонахождении и обстановке. В 13.34 в ответном донесе­нии командующий КБФ доложил: «После отхода (войск. — Р. 3.) находимся на рейде Нарген-Вульфусловиям свежей погоды. Первый эшелон начал движение» [док. № 586]. Вре­мя фактического начала движения первого эшелона, т. е. КОН-1, не указывалось, но до этого на КП командира КВМБ и, следовательно, главкома войсками СЗН, командующего ВВС КБФ было известно, что он начнет движение в 22.00 27.08.

Заместитель НШ КБФ в 11.30 с КРЛ «Киров» отправил по радио боевые распо­ряжения ПЛ М-98 и М-102 на занятие позиций южнее и юго-западнее Хельсинки с задачей: «Топить военные и торговые корабли противника» [док. № 580]. Схема связи была такой: «Киров» — узел связи в Кронштадте — подводные лодки. В результате командиры ПЛ, входивших в ОПР, получили эти боевые распоряжения около 16.00, а командир ОПР, в состав которого входили эти ПЛ, — НШ КБФ на ЛД «Минск» — в 18.00. Только после этого ПЛ получили разрешение покинуть ордер ОПР и при­ступить к выполнению поставленной задачи.

Командующий КБФ:
— в 11.30 запросил мнение начштаба флота и командира МО БМ: «Считаете ли возможным при такой погоде ( ШТОРМ ) движение на О» [док. № 596]. Ответ начштаба КБФ по­следовал по радио в 12.05 и был доложен командующему флотом в 13.35, т. е. после начала движения КОН-1 и КОН-4: «Главной опасностью считаю мины. По обстановке предлагаю караванам начать движение немедленно, эскадре сняться с расчетом на рассвете проходить Кери... Если ночь будет тихая, темнотой переменить место» [док. № 583]. Ответ командира МО БМ неизвестен.

Командующий с мнением начштаба о времени выхода эскадры (ОЛС) не со­гласился:
— в 11.35 приказал (через НШ КБФ и командира МО БМ) КОН-1 начать движе­ние в 12.00;
— в 13.43 приказал командиру МО БМ выслать СКР из состава АР для конвои­рования ТР «Эверита», задержавшегося с погрузкой гарнизона о. Найссаар, и без него не уходить;
— в 14.05 получил донесение командующего ВВС о проведенной им лично раз­ведке погоды до меридиана Кунды, в котором тот просил сообщить место главных сил (он не знал о переносе времени выхода конвоев и отрядов боевых кораблей и, видимо, разведывал не только погоду, но и местонахождение прорывавшихся из Таллина сил КБФ);
— в 14.30 приказал (через НШ КБФ и командира МО БМ) КОН-2 начать движе­ние за КОН-1;
— в 15.00 приказал (флажным сигналом) приготовиться начать движение КОН-3;
— в 15.35 приказал командиру ВМБ Ханко снять с о. Малый Роге (Вяйке-Пакри) в заливе Палдиски подрывников, взрывавших 152-мм батарею № 11 (катера, с ко­торых они высадились на остров, были выброшены волной на берег и разбиты);
— в 15.45 вторично приказал командиру МО БМ (через НШ КБФ) взять с собой (с АР) задержавшийся с выходом из гавани о. Найссаар ТР «Эверита»;
— в 15.45 получил донесение НШ КВМБ с подписным № 1131 о том, что два пустых транспорта («Сигульда» и «Сауле») 26.08 возвратились к о. 1огланд, так как не имели проводки за тралами (ТТЩ потеряли от взрывов мин и минных защит­ников все тралы); о гибели ТР «Сигульда» и потере хода ТР «Сауле» в донесении не сообщалось.

НШ КБФ:
— в 17.50 получил наконец донесение НШ КВМБ о том, что произошло с ТР «Са­уле» и «Сигульда» 27.08: «Караван тр-т №533 (так в документе, правильно - 553. - Р. 3.),№519, тщ тщ № 42, № 43, №44, №47, 4катера «МО», скр «Урал» («Уран». —Р.З.), «Чапаев» вернулись обратно о-в Гогланд. Оба транспорта атакованы самолетами пр-ка. Тр-т N° 519 выбросился на берег южного мыса, тр-т N° 533 (правильно — 553. — Р. 3.) имеет попадание машинное отделение идти не может» [док. № 588].

Естественно, эта информация уже никак не могла повлиять на решения и дей­ствия командования КБФ.

Ночью и утром 28.08, после того как все корабли и суда покинули гавани, в ко­торых принимали эвакуируемых, и Таллинский рейд, там по специальному плану были проведены заградительные действия, призванные затруднить использование порта Таллина противником.

В Купеческой гавани КАТЩ № 1501 «Вайндло» были выставлены восемь мин, внутренние проходы между бассейнами гавани были завалены затопленными железнодорожными вагонами и паровозами.

Северный и южный входы в гавань заградить не удалось: подготовленные для этого земснаряд и пароход «Гамма» были потоплены артиллерийским огнем противника, не дойдя до назначенных мест затопления.

Минная гавань заминирована не была: КАТЩ № 1502 «Кери» остался без хода — еще до приема мин из-за выхода из строя мотора и был выброшен ветром и волной на берег. В восточном входе в гавань затопили буксир «Мардус», полностью перекрыв вход. Западный вход остался незагражденным, поскольку не оказалось свободного буксира для подвода к месту затопления парохода «Сатурн».

Вход в Каботажную гавань был загражден не полностью, так как сильным ве­тром ПБ «Амур» была сорвана со швартовов, и в момент подрыва она оказалась в некотором удалении от назначенного места затопления.

СКР «Буря», «Снег» и «Циклон» выставили на внутреннем и внешнем рейдах главной базы КБФ и Суурупском проходе 104 мины в соответствии с планом.

* * *
Прежде чем прейти к изложению событий, связанных с собственно прорывом КБФ из Таллина в Кронштадт, необходимо выяснить, сколько же людей, военно­служащих и гражданских лиц, вышло из Таллина 28.08.1941 г. По этому вопросу пока ясности среди исследователей не было. Часто приводятся цифры, явно взятые «с потолка». Почти никто не относит к числу вышедших из Таллина личный состав кораблей и судов, прорывавшихся в Кронштадт. В большинстве случаев учитывают только эвакуировавшихся военнослужащих, забывая о гражданских лицах. Имеют место случаи, когда включают гражданских лиц в число военнослужащих, принятых на корабли и суда для эвакуации. Не избежал подобных ошибок и автор настоящего труда в статье «Мы теряли друзей боевых» [библ. № 140].

Начнем с определения числа вышедших из Таллина военнослужащих 10-го ск и КБФ. Никакой сложности в этом нет.

В «Отчете о переходе флота в Кронштадт и эвакуации ГБ Таллин 28.08­29.08.1941» указано: «Всего на тр тр было посажено около 20400человек личного состава КБФ и 10 ск». Автором на основе архивных документов были выполнены и другие варианты расчета числа военнослужащих, принятых на корабли и суда для эваку­ации [библ. № 140 и табл. 27]. Они дали результаты, близкие к цифре, указанной выше. Поэтому нет веских оснований оспаривать цифру 20 400.

Но из Таллина уходили не только военнослужащие пассажиры. Их перевозили, охраняли, а затем и спасали более 200 ТР, ВСУ, боевых кораблей и катеров, экипажи которых, комендантские команды, находившиеся на многих из них, а также лич­ный состав управлений корабельных соединений насчитывали несколько тысяч человек, обобщенно именуемых личным составом кораблей и судов.

В табл. 24 показаны результаты расчета численности вышедших из Таллина во­еннослужащих, входивших в экипажи кораблей и судов, управлений корабельных соединений и комендантских команд (численность экипажей ВСУ и ТР, состоявших из вольнонаемных служащих КБФ и гражданских лиц, показана в табл. 29).

Чтобы не возникал в последующем вопрос о том, куда же девались защитники Таллина, не вошедшие в число принятых на корабли и суда для эвакуации 20 400 че­ловек, рассмотрим его здесь.
Известно (табл. 1), что в день начала штурма Таллина (20.08) его защищали 41 572 военнослужащих КБФ (без экипажей боевых кораблей) и КА: 10-й ск, части НКВД, латышское и эстонское народные ополчения, тыловые части 8-й армии и НКО. До начала общей эвакуации, 23-27.08, были отправлены на восток и на о. Эзель 2298 защитников Таллина (табл. 25).

Таблица 24. Численность военнослужащих экипажей боевых кораблей, ВСУ, комендантских команд ТР и ВСУ, управлений корабельных соединений, вышедших из Таллина 28.08.1941 г.

Примечание: при расчете численности личного состава кораблей ОЛС (эскадры) из их штатной численности исключены люди, отправленные на сухопутный фронт: с КРЛ «Ки­ров» — 42 чел., с двух ЛД — 61 чел., с трех ЭМ пр. 7У — по 23 чел., с двух ЭМ пр. 7 — по 20 чел., с двух старых ЭМ — по 11 чел.; всего — 244 чел. Для этого расчета использо- : валась таблица № 132 приложения 1, а в отношении отсутствующих в этой таблице | старых ЭМ — процентная аналогия.

Таблица 25. Расчет числа военнослужащих, отправленных из Таллина в Кронштадт, под Ленинград и на о. Эзель 23-27.08.1941 г.

Для эвакуации планировалось погрузить на корабли и суда 21 750 человек. Следовательно, командованию КБФ было известно, что безвозвратные потери за­щитников Таллина к началу отхода войск с оборонительных рубежей для посадки на корабли и суда составили не менее:
41 572 - 2298 - 21 750 = 17 524 человека.
Их Военный совет КБФ исключил из плана посадки на транспорты.

Об этих 17 524 защитниках Таллина известно следующее:
— в журнале боевых действий Верховного командования вооруженных сил Германии 1.09.1941 г. записано, что при овладении городом Таллин взято в плен 11 432 человека [библ. № 210, 211];
— в диссертации А. А. Шабаева [библ. 204] определено число убитых и умерших защитников Таллина в 7049 человек;
— из архивных документов и нескольких воспоминаний участников обороны Таллина известно о прорыве через Эстонию и линию фронта в расположение войск Крас­ной армии более 34 защитников Таллина, не попавших на корабли и суда (табл. 26).

Имея в виду названное выше число военнослужащих, которых Военный совет КБФ исключил из плана посадки войск на корабли и суда, а также отсутствие в распоряже­нии автора советских документальных данных о числе оказавшихся в немецком плену защитников Таллина, придется, видимо, считаться с цифрой, указанной противником.

Попытаемся проверить ее. Для этого, прежде всего, уточним цифру безвоз­вратных потерь. Поскольку планировали принять на корабли и суда для эвакуации 21 750 военнослужащих, а приняли 20 400, и еще 34 человека прорвались через Эстонию, то фактически общие безвозвратные потери защитников Таллина при отражении его штурма и попытке прорыва через Эстонию составили:
41 572 (табл. 1) — 2298 (табл. 5) — 34 (табл. 26) — 20 400 = 18 840 человек.

Таблица 26. Численность и судьба военнослужащих, пытавшихся прорваться через Эстонию и линию фронта в расположение войск КА

Вычитая из числа общих безвозвратных потерь (18 840) число взятых в плен (11 432), получаем число защитников Таллина, погибших по боевым и небоевым причинам (7408). Отличие полученного здесь числа погибших на 359 человек от их числа, названного в диссертации А. А. Шабаева [библ. № 204], объясняется, скорее всего, тем, что он не имел возможности учесть военнослужащих, погибших в ходе прорыва по суше через Эстонию и боев в порту 28-29.08 после ухода кораблей и судов КБФ из Таллинского залива.

Итак, в учет принимаются 7408 военнослужащих, погибших по боевым и не­боевым причинам в период отражения штурма ГБ КБФ и попытке прорыва через Эстонию, и 11 432 военнослужащих, оказавшихся в плену.

На основе приведенных выше цифр в табл. 27 приводится расчет общего числа военнослужащих КБФ и 10-го ск, вышедших из Таллина 28.08.1941 г.

Таблица 27. Общее число военнослужащих КБФ и 10-го ск, вышедших из Таллина на кораблях и судах 28.08.1941 г.

* Для расчета численности военнослужащих КБФ-пассажиров (эвакуируемых) применен множитель 0,575, рассчитанный в табл. 21.

В ряде архивных документов и литературных источников нередко затрагивался вопрос о защитниках Таллина, не попавших на корабли и суда, но их число никем не названо. Представляется, что ответ на этот вопрос может быть дан таким путем. На корабли планировалось принять 21 750 военнослужащих, а приняли 20 400.В ряде архивных документов и литературных источников нередко затра­гвался вопрос о защитниках Таллина, не попавших на корабли и суда, но их число никем не названо. Представляется, что ответ на этот вопрос может быть дан таким путем. На корабли планировалось принять 21 750 военнослужащих, а приняли 20 400.Следовательно, можно полагать, что на корабли и суда не попали: 21750 — 20400 = 1350 военнослужащих.

Часть из них (не менее 870 человек) продолжали вести бой в порту или ушли на прорыв через Эстонию и линию фронта в расположение войск Красной армии (табл. 26), а в последующем либо погибли, либо оказались в плену.

В табл. 28 приведен расчет общей численности пассажиров, фактически при­нятых на корабли и суда в Таллине и Палдиски, а в табл. 29 — расчет общей числен­ности вольнонаемных служащих КБФ и гражданских лиц, вышедших из Таллина в Кронштадт 28.08.1941 г.

Таблица 28. Ведомость фактической загрузки эвакуируемыми людьми (военнослужащими, вольнонаемными и гражданскими пассажирами) транспортов, вспомогательных судов и боевых кораблей КБФ при оставлении Таллина 28.08.1941 г.

В ряде воспоминаний и архивных документов указывается, что в момент гибели на ряде транспортов было больше людей, чем указано в табл. 28. Это объясняется, по крайней мере, тремя обстоятельствами:

— во-первых, на некоторые ТР на самом деле могло быть посажено больше людей, чем принято в расчет (зато на другие могло быть посажено меньше), поскольку их точный учет в большинстве случаев не производился;

— во-вторых, многие люди, спасенные с погибших кораблей и судов, передавались спасавшими их катерами и мелкими судами на уцелевшие транспорты, которые через некоторое время тоже погибали. Авторы ряда воспоминаний и документов, говоря о максимальной численности пассажиров, не учитывали, что потери среди спасенных во избежание двойного счета следует относить к тем судам, с которых их спасли;

— в-третьих, данные о числе людей, принятых на суда, в ряде случаев завышались, причем называлось такое их число, которое либо просто не могло поместиться на судах, либо не могло быть в пункте погрузки.

Конвои вышли в море

Теперь, когда подсчитаны общее число людей, принятых на корабли и суда для эвакуации из Таллина, и численность личного состава этих кораблей и судов, могут быть определены общее число гражданских лиц и вольнонаемных служащих КБФ, вышедших из Таллина 28.08.1941 г., а также число пассажиров из них (табл. 29).

Таблица 29. Расчет общей численности вольнонаемных служащих КБФ и гражданских лиц, вышедших из Таллина на кораблях и судах 28.08.1941 г.

Таблица 30. Расчет общей численности людей, вышедших из Таллина на кораблях и судах 28.08.1941 г. для прорыва в Кронштадт

Артиллерийская поддержка фланга армии огнем корабельной артиллерии и батарей БО

В ведении артиллерийского огня при обороне г. Таллин по заранее разработанному штабом КБФ плану принимали участие:
а) Корабли – КР «Киров», ЛДЛД «Минск», «Ленинград», М. «Гордый», «Сметливый», «Свирепый», «Славный», «Скорый», КЛКЛ «Москва», «Амгунь»;
б) Батареи – БС № 185 (IV – 100-мм Виимси), БС № 186 (IV – 152-мм Рандевере), БС № 334 (IV – 305-мм Вульф), БС № 182 (IV – 100-мм Вульф), БС № 183 (III – 152-мм Нарген), БС № 187 (IV – 120-мм, IV – 100-мм Сууроп).
Всего в ведении огня участвовало 4 – 305-мм, 9 – 180-мм, 8 – 152-мм, 30 – 130-мм, 20 – 100-мм орудий флота и БО базы.

Управление артиллерийским огнем велось с берега из ГКП обороны города флагманским артиллеристом штаба КБФ на основе донесений войсковых частей и корректировщиков. КП управления корабельной артиллерией был организован на КР «Киров», который получал указания ГКП обороны города и распределял задачи между всеми кораблями, сообразуясь с секторами стрельбы, расходом боеприпасов и состоянием кораблей. Береговые батареи получали огневые задачи непосредственно из ГКП обороны города.

Для корректировки огня кораблей и БО было создано 12 наблюдательных корректировочных постов, из которых 7 – для батарей БО и 5 – для ОК и КП. Посты были связаны с КП телефонами и частично радиосвязью.

Большая часть артиллерийского огня велась без корректировки, путем обстрела площади, так как пересеченная местность не позволяла корректировщикам надежно наблюдать, а плохая разведка сухопутных частей неполноценно и не точно определяла объекты (цели).

Эсминец «Славный»

Поддержка наших флангов обороны огнем флота началась 7.08.1941 г., когда огонь по берегу вели КЛКЛ на восточном участке обороны, поддерживая 22 сд. Эти корабли до 22.08 выпустили 894 снаряда. С 23.08 началась артподдержка огнем кораблей флота.

Интенсивность огня явствует хотя бы из количества выстрелов, сделанных только с 23.08 по 25.08.

Орудие крейсера «Киров» стреляет по врагу

Так, израсходовано:

«Киров»……………..147
«Ленинград»…………37
«Минск»…………….254
«Сметливый»…….…139
«Гордый»…………...124
«Свирепый»………..171
«Славный»…………280
«Скорый»……………68

Орудия главного калибра крейсера «Киров»

В результате огня корабельной артиллерии и береговых батарей были значительно замедлены темпы наступления противника. Артогнем ЛД «Минск» 23.08.1941 г. была уничтожена 2-орудийная гаубичная батарея, а КР «Киров» и ЛД «Ленинград» разрушена переправа через реку Кейла и нанесен значительный урон скоплению войск и танков противника у переправы в районе мызы Иыгису. Из 16 танков было подбито 12 штук.

В течение 22–24.08.1941 г. стрельба велась без особенных помех со стороны противника, но к 25.08.1941 г. противник подтянул батареи и вел интенсивный обстрел кораблей, стоящих на рейде, с корректировкой с аэростата и с самолета. С 27.08 противник начал уже вести минометный огонь по Купеческой гавани и рейду.

Корабли, попавшие под обстрел, снимались с якорей, маневрировали для уклонения от огня противника.
Для ведения огня по берегу корабли становились на якоря. На ночь корабли занимали свои места по диспозиции для обеспечения быстрого открытия огня.

В ночь с 27 на 28.08.1941 г. кораблями и береговыми батареями был поставлен отсекающий огонь, под прикрытием которого происходил отход сухопутных частей и посадка их на транспорта.

Начиная с вечера 25.08.1941 г., корабли ежедневно в полдень и с 17 до 19 часов атаковывались 8–10 самолетами противника (типа Ю-88), но благодаря комплексному расположению кораблей создавалась мощная ПВО и эти многочисленные атаки самолетов противника успеха не имели.

Корабельной артиллерией с 22 по 27.08 было израсходовано:
180 мм снарядов – 241,
130 мм снарядов – 2506.

Действия противника на море по ГБ

Действия противника на море в рассматриваемый период времени (с 20.08 по 27.08) сводились в основном к интенсивной воздушной разведке района Моонзунда, ГБ флота и Финского залива и нанесению бомбовых ударов по кораблям в базе и, особенно, в море на переходе, а также к постановке мин с воздуха в узкостях и на фарватерах.

Морские силы, преимущественно катера, небольшие ТЩ и СКР, производили систематические минные постановки отдельными банками главным образом на нашей коммуникации Таллин – Кронштадт в районе Кери – Родшер. Наибольшая плотность заграждения была обнаружена в районе меридиана мыса Юминда. Так как число ТЩ и СКР на КБФ было черезвычайно мало и все эти корабли были заняты прежде всего непосредственным обеспечением проводки караванов ТР, то, естественно, корабли дозоров на протяжении 100 миль в условиях темных ночей не могли быть препятствием для проникновения быстроходных катеров противника, имевших возможность базироваться на ряде финских баз, расположенных в финских шхерах на фланге всей нашей коммуникации Таллин – Гогланд и при этом в непосредственной от нее близости.

Установленная противником на м. Юминда батарея, обстреливавшая наши корабли, форсировавшие минное поле, значительно стесняла наш маневр, тем более при уклонении от самолетов.

Активных действий непосредственно по нашим кораблям противник не предпринимал (так в документе; возможно, имеются в виду нападения корабельных сил с применением артиллерийского и торпедного оружия. – Р. З.).

С подходом сухопутного фронта к Таллину на дальность артиллерийской стрельбы деятельность флота в базе значительно затруднялась возросшей минной и бомбовой опасностью с воздуха и артогнем полевых батарей противника, хотя в целом никаких существенных повреждений флоту нанесено не было.

Противник стеснял наше движение в районе ГБ, создав, главным образом, дополнительное напряжение деятельности нашим КТЩ и ТЩ. Каждый выход КЛ на фланг или любого корабля из базы требовал контрольного траления выходов из базы. Такие же траления беспрерывно проводились в Моонзунде и в районе Кронштадтской базы. Разнообразность применяемых противником мин усложняла все эти операции по контрольному тралению.

20.08 в 7 часов самолет противника бомбой утопил на внешнем рейде буксир «Докярд-18».

21.08 в 13 ч. 55 м. самолеты атаковали бомбами ЭМ «Скорый», но безрезультатно. Вечером этого же дня бомбой был поврежден ТР «Аусма» в гавани Палдиски.

24.08 были безрезультатно атакованы бомбами две КЛ, стоявшие в районе Иохусала – Лахт.

25.08 противник добился артиллерийского накрытия КР «Киров», но попаданий в корабль не было. Артогонь противника в этот день был наиболее угрожаемым, поэтому в 14 ч. 25 м. было приказано все ТКА и боевые корабли ОВРа вывести из гаваней и рассредоточить к западу от Палиасари и на Наргене. В это же время на о. Вульф фашистскими бомбардировщиками было сброшено несколько бомб, вызвавших пожары, но наши батареи не повредивших. Одновременно бомбами был атакован дозорный СКР «Аметист» у входа на рейд ГБ; «Аметист» получил повреждения корпуса, но остался на плаву. При налете на корабли на рейде в 17 ч. прямым попаданием бомбы утоплен буксир «С-103». В 20 ч. 30 м. противник вновь добился артнакрытия по КР «Киров». Один снаряд 100-мм калибра попал в палубу на юте, вывел из строя 18 чел., но существенных повреждений кораблю не причинил, крейсер продолжал вести огонь по берегу.

В итоге интенсивного обстрела рейда, имевшего место 25.08, к исходу дня по флоту было отдано следующее распоряжение НШ КБФ, выполнявшееся в течение темного времени суток с 25 на 26.08:
1. ПЛ 1 БПЛ перешли в гавань о. Нарген.
2. ПЛ 2 БПЛ перешли в бухту Копли – Лахт.
3. Все БТЩ и 3 ДМ перешли в западную часть рейда за боны к п/о Палиасари.
4. КТЩ провели контрольное траление рейда для обеспечения перехода кораблей.
5. Рейд был очищен от вспомогательных судов для создания свободы маневра боевым кораблям.
6. Крейсеру, ЛД и ММ было приказано с рассветом держаться под машинами для уклонения от огня противника.

26.08 противник вновь неоднократно произвел обстрел кораблей на рейде и сбрасывал с самолета мины на парашюте, хотя тральщиками и не обнаруженные. Бомбардировщики противника произвели четыре налета на рейд. Всего было сброшено 14 бомб. Но безрезультатно. От обстрела города в восточной части возникли большие пожары.

27.08 противник с 8 ч. 30 м. начал обстрел рейда и бомбометание с самолетов, безрезультатно сбросив в течение дня 14–16 бомб. Большие разрушения причинены складам порта в Купеческой гавани, был также утоплен плавучий док. В 19 часов к югу от о. Аэгна были сброшены мины. В 21 час из-за сильных разрушений и пожаров, начавшихся в Купеческой гавани, рейдовый пост СНиС прекратил свою работу и был перенесен в Минную гавань.

Организовать в течение всего рассматриваемого периода сильное воздушное прикрытие базы было затруднительно, ибо вся авиация КБФ до последнего дня ее пребывания в Таллине работала на обеспечение и поддержку операций на сухопутном фронте.

Для противодействия обстрелу противника и прикрытия кораблей штабом КБФ была создана специальная организация задымления базы и рейда. Для этой цели был организован специальный отряд катеров «КМ». По специальной схеме, предусматривавшей различное направление ветра, по рейду были расставлены дымовые шашки, По специальному сигналу ракетами, дававшемуся с вышки ФКП (в Минной гавани), катера, дежурившие вблизи шашек, быстро подходили и зажигали их. Поставленные т.о. завесы заметно и не раз сбивали огонь противника. И обычно он прекращал его ведение до тех пор, рока не рассеивалась завеса, но к этому времени катера вновь расставляли новые шашки.

Совокупность всех изложенных выше данных, весьма разнообразных по своему оперативному содержанию, наглядно показывает, в каких сложных условиях протекала боевая работа флота до последнего часа его пребывания в базе и как сложна была вся работа по подготовке к эвакуации базы и войск.

Работа штаба КБФ в период с 20 по 28.08.1941 г.

Специфичность работы штаба КБФ в рассматриваемый период времени характеризовалась необходимостью осуществления руководства двумя параллельно проводившимися операциями – подготовкой к эвакуации и разрушению базы и обеспечением морских перевозок, не прекращавшихся, как мы видели, ни на одни сутки. Конспиративность подготовительных мероприятий не допускала привлечения к работе всего аппарата, поэтому на персональных исполнителей – начальников отделов – ложилась большая нагрузка. В части обеспечения морских перевозок все трудности упирались в совершенно недостаточное количество ТЩ и катеров «МО». Эти корабли требовались ежечасно и всюду, они нужны были для встречи ПЛ, для дозорной службы, для ПМО и конвоев. Увязка всех этих нужд, создание очередности использования средств, наиболее продуктивная их нагрузка – вопросы эти были основными в работе штаба флота. Часто приходилось сокращать линию дозора из-за нехватки СКР. Сама работа штаба концентрировалась на ТР «Вирония».

Из командиров штаба были созданы следующие основные оперативные группы:
а) конвойная, тральная и дозорная служба;
б) подводное направление;
в) тыловое направление;
г) разведывательное направление;
д) воздушное направление;
е) сухопутный фронт.

Текущие вопросы разрешались и разрабатывались командирами указанных выше направлений. Оперативная документация на переход флота разрабатывалась, и план эвакуации составлялся лично начальниками оперативного и мобилизационного отделов совместно с начальником штаба флота. Подготовкой ТР и техникой их расстановки ведал отдел ВОСО. Руководство повседневной службой осуществлялось через оперативное дежурство, организованное в специально построенном ФКП земляного типа в Минной гавани у причала № 2-3. На дежурстве находились ОД, его помощник и спец. дежурный по сухопутному фронту, ведший карту сухопутной обстановки. Вся служба связи также располагалась в землянках.

В части сухопутной обороны базы штаб флота осуществлял лишь контроль и ведение карты обстановки. Управление операциями осуществлялось штабом сухопутной обороны, имевшим свой ФКП, в состав которого для связи и усиления его работы были выделены несколько командиров штаба флота.

Особо тесное взаимодействие было достигнуто в работе со штабом 10 ск. Это обстоятельство во многом способствовало быстрому и четкому составлению и проведению в жизнь плана отхода и посадки войск на корабли.

Наконец, штаб флота оставил за собой руководство задымлением базы и контроль за всеми операциями кораблей в Моонзунде и Рижском заливе, а также торпедных катеров на опушке шхер и флота в восточной части Финского залива.

Метод доведения задачи до исполнителя заключался обычно в личном общении. В штаб, к начальнику штаба вызывался командир соединения или корабля и ему излагалась по карте его задача, и уже вслед посылалась оперативная директива или боевой приказ.
Обстановка и условия позволяли осуществлять личные вызовы, это в целом ускоряло и упрощало работу.

Приложение 10. Состав кораблей, участвовавших в переходе Таллин – Кронштадт

Отдельная благодарность:
Мемориальному фонду памяти Бориса Чаплыгина
Посольству Российской Федерации
Таллинскому обществу участников Второй мировой войны
Клубу ветеранов флота города Таллинна
Клубу военных пенсионеров города Палдиски
vkfacebook-official