ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн -    
Кронштадт   

 – сентябрь 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941

ТАЛЛИННСКИЙ
ПЕРЕХОД
август 1941–

Таллинн –
Кронштадт
– сентябрь 1941

3.4. Спасательные действия в ходе первого и второго этапов операции. Гогландский отряд прикрытия И. Г. Святова

Спасательная операция

Корабли главных сил стали прибывать в Кронштадт с 17-20 часов 29 августа. До конца дня 29 августа туда дошли 24 корабля и судна, в тот же день в базу на остров Гогланд прибыли 16 небольших судов и катеров.

Святов И.Г.
командир аварийно-спасательного отряда

В этот день, 29 августа, погибло наибольшее количество эвакуированных бойцов и гражданских лиц. Вместе с тем, героическими действиями экипажей остальных кораблей и судов под огнём вражеской авиации были спасены в море свыше 9 300 человек, ещё свыше 6 100 человек сошли на остров Гогланд с подошедших к нему горящих или прибуксированных повреждённых кораблей. Для спасения людей в море высылались корабли из Кронштадта, с Гогланда и с острова Лавенсаари, на их счету тысячи спасённых жизней.

Авиация Балтийского флота действовала беспорядочно, малыми силами, не в зоне действия основных сил немецкой авиации, не обеспечила прикрытие транспортов, больше летала над отрядами главных сил и прикрытия, и то подавляющей частью во второй половине дня.

В этот день в Кронштадт продолжали прибывать отрядами и разрозненно уцелевшие корабли и суда — всего 107 единиц. Немецкая авиация бомбила острова Гогланд и Лавенсаари, добивая стоявшие у них ранее поврежденные транспорты (разбито и потоплено 6 единиц).

В этот же день началась перевозка спасённых бойцов, членов команд и граждан с Гогланда в Кронштадт и Ленинград. В этой операции было задействовано 87 единиц флота. Всего до окончания их эвакуации 7 сентября 1941 года было доставлено 11 049 человек. Потерь в кораблях при этом не было.

сторожевой катер СК-36 типа ЗК

Сторожевой катер типа КМ

Торпедный катер Г-5

КАТЩ типа «РЫБИНЕЦ»

Тральщик типа «Ижорец»

ДЕЙСТВИЯ ГОГЛАНДСКОГО ОПР, ГУС БО И КОРАБЛЕЙ КВМБ

№ 1029

9 сентября 1941 г. Доклад о действиях гогландского ОПР Военному совету Краснознаменного Балтийского флота

Доклад о деятельности отряда прикрытия с 27.08. по 07.09.1941 года

Формирование отряда

Согласно решению военного совета КБФ и директиве командира Кронштадтской военно-морской базы № 1об/1281сс от 26.08.41г. был сформирован отряд прикрытия с базированием на о-в Гогланд в следующем составе:

1) Дивизион тихоходных тральщиков – тральщики «Краб», «Киров», «Сом», «Ляпидевский», «Орджоникидзе» и «№ 121». Командир дивизиона - старший лейтенант Визиров.

2) Третий дивизион тихоходных тральщиков – тральщики «№124», «№128», «Озерной» и «Молотов». Командир дивизиона –капитан-лейтенант Белков.

3) Дивизион сторожевых кораблей – СКР «Коралл», СКР «Степан Разин», СКР «Чапаев» и СКР «ЛК-1». Командир дивизиона –капитан-лейтенант Каминский.

4) Отряд торпедных катеров – 4 ТК. Командир звена – старший лейтенант Помазков.

5) Три катера «МО» и два катера Рыбинских.
В процессе работы дополнительно были подчинены: ТЩ «42», «43», «44» и «47», два торпедных катера, пять катеров «МО», четыре мотобота, буксир «Шквал», спасательное судно «Метеор», буксир «Тасуя».

6) Штаб отряда прикрытия был сформирован в следующем составе:
Командир отряда прикрытия – капитан 2 ранга Святов И.Г.
Нач. штаба отряда прикрытия – старший лейтенант Сафонов И.С.
Командиры-операторы – старший лейтенант Ратомский и старший лейтенант Козлов.
Два шифровальщика, два писаря.
Впоследствии к работе в штабе отряда прикрытия были привлечены из числа эвакуируемых военинженер 3-го ранга Гулиев и интендант 3-го ранга Шмондиков.

Морской охотник типа МО-4

Морской охотник

Торпедный катер Г-5

Катер-тральщик типа «Рыбинец»

Сторожевой корабль

Задачи отряда прикрытия

Директивой командира Кронштадтской базы предписывалось: прикрыть отход флота с транспортами из Таллина в Кронштадт в районе восточного и западного гогландских плесов, от меридиана 26˚30΄ до меридиана 28˚10΄, имея главными задачами:
1) Проводка за тралами караванов транспортов и кораблей.
2) Прикрытие транспортов и кораблей флота от атак торпедных катеров и подлодок противника, выделяя для этого свои силы прикрытия.
3) Оказание помощи терпящим бедствие кораблям.

В дальнейшем все эти задачи переросли в три главные задачи:
1) Обеспечить проводку за тралами боевых кораблей.
2) Снять людей с гибнущих транспортов и доставить их на о-в Гогланд.
3) Эвакуировать спасенных и высадившихся с Гогланда в Кронштадт.

Изложение событий

27-е августа

В 10 ч. 30 мин. на катере «ПК-221» в бухту Сууркюля прибыл штаб отряда прикрытия и приступил к формированию отряда. В 20 ч. в состав отряда прибыли: тральщики 43, 42, СКР «Чапаев», тральщик «Ляпидевский», «МО» 141, ТК 134, 144, тральщики 37 (так в документе; правильно - № 47. – Р.З.), 44, а к 24 ч. и все остальные.

В темное время суток был установлен подвижный дозор в 50 кабельт. на норд-ост от Северного Гогландского и на зюйд-вест от Южного Гогландского.

В 20 ч. 05 мин. 12-й дивизион тральщиков как не имеющий тралов был направлен в Таллин за тралами с задачей последующего сопровождения кораблей. Три тральщика были направлены для контрольного траления ФВК № 10КБ-а (так в документе; правильно - 10КБ-г. – Р.З.) с задачей дальнейшего следования до встречи с отходящими из Таллина кораблями. Для охранения с ними были направлены 4 катера «МО» и два торпедных катера.

Около 11 ч. 27.08. к Гогланду возвратились транспорта «519» и «553», которые были атакованы авиацией противника. Транспорт «519», получив повреждения, выбросился в зюйд-вестовой части о-ва Гогланд на камни. Личный состав был снят на берег. Транспорт «553», получив попадания, загорелся. Личный состав покинул корабль, не пытаясь погасить пожар. Силами отряда прикрытия в течение трех часов пожар был ликвидирован, транспорт был введен в гавань. Личный состав транспорта возвращен на корабль.

28-е августа

В 10 ч. возвратились два катера «МО», 104 и 231, которые были направлены в Таллин с тральщиками. Командиры катеров донесли, что из-за штормовой погоды (до 7 баллов), дождя и плохой видимости все тральщики и катера потеряли друг друга из вида, и они, не имея точного места, возвратились на Гогланд.

В 12 ч. в гавань прибыли катера 201, 193, 177 и 503. В 13 час.35 мин. из Кронштадта в бухту Сууркюля подошел 3-й дивизион тральщиков, который, ввиду большого скопления в гавани кораблей и катеров, был поставлен на якорь к зюйд-весту от Гогланда в 5 кабельт. от берега.

В 20 ч. 30 м. на о-ве Гогланд была объявлена воздушная тревога. Два самолета противника производили разведку острова и гавани.

В 21 ч. с наблюдательного поста Северо-Гогландского маяка доложили, что по истинному пеленгу 235º в дистанции 30 кабельтовых была замечена зенитная стрельба и показались два торпедных катера, идущих курсом Ост.

В 21 ч. 03 м. на истинном пеленге 246º с Северного Гогландского в дистанции 300 кабельтовых наблюдался большой столб дыма.

В 21 ч. 17 м. с Северного Гогландского по истинному пеленгу 240º в нескольких местах наблюдались ракеты и орудийные вспышки.

Ввиду неясности обстановки происходящих событий и наступления темноты, от посылки средств воздержался. Для разведки в район событий выслал два катера «МО» с задачей уточнения обстановки и оказания помощи.

В 22 ч. 30 м. начальник штаба Гогландского укрепленного сектора доложил, что по истинному пеленгу 240˚ на горизонте виден пожар. Дополнительно выслал 4 катера «МО» для оказания помощи.

В 23 ч. 05 м. оперативный дежурный сектора доложил, что по пеленгу 240˚ замечен третий взрыв.

В 23 ч. 55 м. к бухте Сууркуля подошли два катера БК, на которых находилось командование ОВРа во главе с тов. Карпышевым.

29-е августа

В 00 ч. 15 м. получена шифрограмма о немедленной высылке для усиления конвоя и буксировки эсминца «Гордый», находящегося в Ш=59º51´,  Д=25º51´. В 00 ч. 26 мин. на помощь миноносцу «Гордый» был выслан СКР «Коралл» с задачей буксировки и проводки за тралами.

Одновременно по радио было дано приказание начальнику штаба Кронштадтской базы, командиру буксира «Октябрь» следовать к миноносцу «Гордый» и взять его на буксир. В течение 29-го августа СКР «Коралл» и ледокол «Октябрь» провели подорванный эсминец «Гордый» в Кронштадт. Для сопровождения и охранения им были приданы два катера «МО».

Эсминец «Гордый»

В 01 ч. 20 м. получено приказание командира Кронштадтской военно-морской базы, выслать дивизион тральщиков с тралами «Шульца» для траления фарватера 10КБ-б и быть у крейсера «Киров» в 4 ч. 30 м. Рандеву в Ш=59º59´, Д=26º36´. Ввиду того, что дивизион тральщиков стоял у Южно-Гогландского маяка и на передачу приказания могло уйти много времени, приказал выйти одному БК для передачи приказания командиру дивизиона Белкову. Капитан 3-го ранга Карпышев, находившийся на БК, дважды отказался выполнить приказание, переданное мною через командиров штаба, о выходе катера к тральщикам, и только после того, как я сам лично пришел на катер и обещал применить силу оружия, катер был предоставлен в мое распоряжение.

Ледокол «Октябрь»

Сторожевой корабль – тральщик СКР «Коралл»

В 02 ч. 25 м. из бухты на о-в Сескар была отправлена шхуна «Альменис».

В 04 ч. 45 м. возвратились 4 катера «МО», которые были направлены в 23 ч. 05 м. в район Мохни для оказания помощи горящему судну. Командиры донесли, что при подходе к о-ву Вайндло ими были обнаружены 4 силуэта. Катера дали несколько раз опознавательные, но не получив ответа, к силуэтам приближаться не решились и возвратились обратно к Сууркюля.

В 07 ч. 06 м. на о-ве объявлена воздушная тревога. Три самолета противника разведывали остров. Батареи и корабли обстреляли самолеты.

В 7 ч. 30 м. из бухты Сууркюля на о-в Сескар был направлен транспорт «Вайндло» в охранении тральщика «Киров» и ТК-94.

В 07 ч. 53 м. от крейсера «Киров» прибыл торпедный катер «144» для зарядки, вместо него к крейсеру «Киров» были высланы два торпедных катера «№ 75» и «№ 85» (так в документе; на самом деле был ещё и третий ТКА - № 134. – Р.З.)

В 09 ч. 20 м. оперативный дежурный сектора доложил, что два лидера, два эсминца, одна канлодка, четыре катера «МО», один БТЩ, два торпедных катера подходят к Южно-Гогландскому маяку.

Крейсер «Киров» в это время уже прошел Гогланд и находился на  зюйд-ост от Южно-Гогландского в 150 кабельтовых.

В 09 ч. 30 м. над караваном транспортов, находящихся в районе м-ка Родшер, появились четыре самолета Ю-88, которые атаковали караван. Наблюдались прямые попадания в транспорта, один из транспортов загорелся, вышел из строя и лег курсом на зюйд. Катера БК и катер «МО» с контр-адмиралом Ралль вышли из гавани и пошли в Кронштадт.

Бомбардировщик Ю- 88

К горящим транспортам были направлены все наличные средства: тральщики, СКРы, катера и мотоботы

В 09 ч. 55 м. объявлена воздушная тревога. На Осте появились самолеты противника, которые сбросили бомбы на следовавший в Кронштадт транспорт «Вайндло», находившийся по истинному пеленгу 110º в дистанции 50 кабельтовых от Южно-Гогландского. Транспорт от прямого попадания бомбы затонул. На спасение людей были высланы ТК-34, тральщик «Орджоникидзе» и буксир «Шквал».

В 13 ч. 05 м. по докладу оперативного дежурного сектора на пеленге 235º в дистанции 145 кабельт. от прямого попадания  бомбы с самолета противника затонул транспорт (по всей вероятности, «Аусма». – Р.З.) .

В 15 ч. 07 м. по пеленгу 240º в дистанции 180 кабельт. от бомбардировок самолетов утонул второй транспорт (по всей вероятности, «Тобол». – Р.З.).

В 15 ч. 26 м. по истинному пеленгу 240º в дистанции 150 кабельт. от Северного Гогландского остался без хода горящий транспорт, второй транспорт, также без хода, по пеленгу 215º в дистанции 60 каб. имеет повреждения: транспорт - с креном на левый борт (предполагаю: первый – «Иван Папанин», второй – «Вторая Пятилетка»).

В 17 ч. 05 м. шесть самолетов противника «Ю-88» безрезультатно сбросили ряд бомб на караван.

В 23 ч. 12 м. тральщик 31 привел на буксире транспорт «Шауляй» с командой 94 ОАД (900 ч.). На транспорте повреждены котлы и машины. Транспорт оставлен на рейде, люди сняты на остров. В это же время на буксире был приведен тральщик № 86, у которого также был поврежден котел. Тральщик поставлен на мель в бухте.

В 23 ч. 17 м. тральщики «Молотов» и «Озерной» возвратились в гавань. Они высылались на зюйд-ост от Гогланда, где в течение нескольких часов самолеты противника бомбили наши транспорта и наблюдались гибнувшие корабли. По докладу командиров все люди с погибших кораблей были сняты охранением каравана, и они ничего не обнаружили.

Начиная с 10 часов утра 29.08., весь день и всю ночь 30.08. все средства отряда прикрытия непрерывно занимались подбором утопающих и снятием людей с гибнущих кораблей. Всего снято кораблями отряда прикрытия и подобрано из воды свыше 6000 человек.

Транспорт «Вайндло»

30-е августа

В 05 ч. 46 м. по истинному пеленгу 205º с Северного Гогландского, в дистанции 40 кабельтовых находился горящий транспорт («Иван Папанин», который сполз с берега и дрейфовал к финским шхерам). Один транспорт - по пеленгу 245º, в дистанции190 кабельтовых (транспорт «Скрунда»).

В 08 ч. 05 м. возвратились тральщики 44, 43 со снятыми с транспорта «Скрунда» людьми.

В 08 ч. 30 м. с Северного Гогландского доложили, что по пеленгу 330º обнаружен перископ подводной лодки, которая направляется к стоящему без хода транспорту. Для атаки подводной лодки был выслан «МО-221» с задачей атаковать лодку бомбами и в дальнейшем следовать к горящему транспорту и снять с него людей, если таковые окажутся.

В 08 ч. 50 м. вновь обнаружена подводная лодка по истинному пеленгу 240º, в дистанции 60 кабельтовых, шедшая курсом зюйд. В 09 ч.30 м. южная батарея Гогланда открыла огонь по подлодке. Подлодка погрузилась и больше не показывалась.

В 10 ч 10 м. командир тральщика «Орджоникидзе» доложил, что в 20 ч. 29.08. во время пикирования им был сбит самолет «Ю-88» в районе Южно-Гогландского маяка.

В 10 ч. 25 м. посланный для буксировки горящего транспорта «Иван Папанин» буксир «Шквал» возвратился, так как ввиду сильного пожара и происходящих на транспорте взрывов боезапаса буксировать его не представлялось возможным, людей на транспорте не обнаружили.

В 11 ч. 35 м. от транспорта «529» возвратились тральщики 32, 35, 36 и привезли раненых.

В 13 ч. 00 м. приступили к посадке команды «Вайндло» на катера «232», «202», «213». Раненых в количестве 120 чел. отправили в Кронштадт.

В 13 ч. 10 м. ОД сектора донес, что транспорт «Иван Папанин» дрейфует к финским шхерам, пеленг на него 267º, дистанция 7 миль от Северного Гогландского. Были высланы два тральщика с задачей попытаться еще раз прибуксировать его к Гогланду, в случае невозможности, затопить подрывными патронами. При подходе тральщиков к транспорту он был атакован самолетами противника и затонул.

В 13 ч. 56 м. на острове объявлена воздушная тревога. Три самолета «Ю-88» разведывали остров и бухту. Огнем зенитных батарей и кораблей самолеты были отогнаны.

С 15 ч. 25 м. самолеты противника периодически, каждые полчаса, стали появляться над островом и бомбить гавань. В 15 ч. 26 м. сброшены две бомбы на «Метеор», повреждений не причинено. В 15 ч. 30 м. самолеты сбросили пять бомб на «Серп и Молот», стоявший на камнях у Южного Гогландского маяка. Имелись прямые попадания, на корабле возник большой пожар. В 15 ч. 40 м. для тушения пожара на «Серп и Молот» был послан буксир «Тасуя», однако пожар ему ликвидировать не удалось.

В 16 ч. 52 м. погрузили 150 чел. раненых на тральщик 47.

В 17 ч. 00 м. началось интенсивная бомбардировка кораблей на рейде, в гавани и деревни Сууркюля. Атаки самолетов длились до 20 ч. 30 м. Всего сброшено свыше 100 бомб.

Прямым попаданием в дом, где размещалась команда торпедных катеров, были убиты три командира катеров, командир звена катеров, 4 краснофлотца. В результате бомбардировок имелось свыше 20 чел. раненых и убитых. Корабли от бомбардировок не пострадали, так как были выведены на рейд и находились на ходу. В течение всего времени корабли и зенитная артиллерия острова вели интенсивный зенитный огонь, чем и объясняются сравнительно слабые результаты воздушного налета.

В 22 ч. 25 м. возвратились тральщики, направлявшиеся для буксировки «Ивана Папанина» и транспорта «Скрунда». По их докладу «Иван Папанин» затонул от бомб противника, транспорт «Скрунда» затоплен подрывными патронами.

В 22 ч. 45 м. один катер «МО», два тральщика типа «Р» - № 1511 и № 1102, приняв на борт 130 чел. бойцов, были направлены в Кронштадт.

-

31-е августа

В 01 ч. 40 м. прибыли из Кронштадта пять БТЩ для эвакуации спасенных людей. Согласно приказанию зам. начальника штаба КБФ приступили к посадке в первую очередь частей ПВО и морской пехоты. В 4 ч. 20 м. закончена посадка. Караван в составе 5 БТЩ, 2 катеров «МО», приняв на борт 1350 человек, был направлен в Кронштадт.

В 10 ч. 00 м. пять катеров «МО», приняв на борт 290 чел.,  ушли в Кронштадт.

В 13 ч. 30 м. объявлена воздушная тревога.

В 14 ч. 30 м. прибыл катер с острова Вайндло, доставили 17 человек раненых с транспорта «Казахстан». Прибывший на катере батальонный комиссар Горш (так в документе; правильно – Гош. – Р.З.) доложил, что на о-в Вайндло высадилось с «Казахстана» 2300 человек, кроме того, на «Казахстане» осталось около 1000 человек. Продовольствия на острове не имеется, люди голодают.

На остров Вайндло были отправлены катер МО «221» и катер МО «212» с продовольствием. В 15 ч. 30 м. катера МО «221» и «212» возвратились с острова, доставили 160 человек с транспорта «Казахстан». Все люди имели тяжелые ранения, преимущественно ожоги, полученные во время тушения пожара на транспорте «Казахстан».

В 16 ч. 45 м., имея на острове Гогланд около 1000 человек раненых, требующих срочной помощи, принял решение использовать для эвакуации баржу. На баржу было принято 285 раненых.

Спасательное судно «Метеор» и два катера «МО» были направлены для снятия с мели транспорта «Казахстан» и буксировки его в Кронштадт.

В 17 ч. 15 м. объявлена воздушная тревога. Один самолет противника «Ю-88» сделал заход из-под солнца и спикировал над гаванью, сбросил четыре бомбы на стоявший на рейде транспорт «Шауляй». Прямых попаданий не было, бомбы упали вблизи кормы.

В 20 ч. 45 м. оперативный дежурный сектора доложил, что по истинному пеленгу 270º, в дистанции 8 миль виден силуэт тонущего корабля. По пеленгам с Южно-Гогландского 16º, 30º, 40º, 42º, 68º, 73º, 105º видны шлюпки. Последующим обследованием установлено, что людей в шлюпках нет.

В 21 ч. 45 м. тральщики «32», «92» (так в документе; фактически это был ТЩ № 75 «Орджоникидзе». – Р.З.), «121», СКР «Степан Разин», приняв на борт людей, вышли в Кронштадт». С этим караваном отправлено около 700 человек

1-е сентября

В 00 ч. 30 м. пришли из Кронштадта пять БТЩ. В 05 ч. 40 м., закончив приемку 1000 человек, четыре БТЩ пошли в Кронштадт, пятый БТЩ ввиду свежей погоды и неопытности командира выбросило на мель в бухте Сууркюля [это был БТЩ Т-217)] . К съемке с мели в условиях остового ветра 6 баллов и проливного дождя приступили немедленно с помощью буксира «Шквал».

Транспорт «Казахстан»

В 7 ч. 00 м. тральщик был снят с мели и без людей направлен к транспорту «Казахстан» для проводки его за тралом. Транспорт «Казахстан» к этому времени находился у Южно-Гогландского маяка.

В 08 ч. 05 м. объявлена воздушная тревога. Три самолета противника атаковали транспорт «Казахстан», находившийся в 5 милях на ост от Южно-Гогландского. Атака была безрезультатной.

После бомбардировки транспорт «Казахстан» повернул к острову Гогланд с намерением выброситься на берег (на «Казахстане» на мостике было проведено совещание командиров, которые приняли решение выброситься на берег). Только под угрозой применения оружия командиру конвоя капитан-лейтенанту Каминскому удалось заставить транспорт следовать дальше в Кронштадт.

В 13 ч. 30 м. четыре катера Рыбинских, два катера «МО», прияв 300 человек бойцов, были направлены в Кронштадт.

В 15 ч. 00 м. четыре мотобота с продовольствием были отправлены на остров Вайндло.

В 15 ч. 10 м. над островом появился один самолет «Ю-88» и атаковал мотоботы. Весь день до вечера противник вел непрерывную разведку самолетами гавани и острова.

От 18 ч. до 18 ч. 30 м. три самолета «Ю-88» атаковывали наши мотоботы, которые в беспорядке рассеялись. На одном из мотоботов был поврежден мотор, и он начал дрейфовать к острову Тютерс.

В 21 ч. 20 м. из Кронштадта прибыли три катера МО «104», «133», и «510».

2-е сентября

В 00 ч. 45 м. один из поврежденных мотоботов с поврежденным мотором возвратился в бухту Сууркюля, не дойдя до острова Вайндло.

В 4 ч. 20 м. на катера МО «104», «133» и «510» принято 170 человек бойцов и 18 женщин, и в 4 ч. 55 м. катера отошли в Кронштадт.

В 05 ч. 59 м. прибыли из Кронштадта тральщики «298», «Ударник», БТЩ «218», «215» и «Шпиль». Тральщики привезли на остров 76 и 45мм боеприпасы, 300 шинелей и фуражек для эвакуируемых.

В 8 ч. 00 м. тральщики, приняв 1100 человек, вышли в Кронштадт.

В 8 ч. 30 м. тральщик «Ударник» возвратился из-за плохой погоды и стал на якорь посреди гавани.

Приемка людей на тральщики производилась в условиях воздушной тревоги и помех самолетов.

В 14 ч. 10 м. объявлена пятая по счету воздушная тревога. Три самолета противника пикировали на гавань и корабли, стоящие на рейде, но безрезультатно. Одна бомба попала в базовый клуб, где было убито 10 человек, клуб разрушен.

В 17 ч. 05 м. по истинному пеленгу 276˚, в расстоянии 130 кабельтовых показались шесть германских торпедных катеров «УГ-18», которые направились в шхеры.

В 18 ч. 22 м. по донесению с Северного Гогландского по пеленгу 298˚, в дистанции 300 кабельтовых курсом норд-ост идут одиннадцать силуэтов.

В 18 ч. 30 м. вновь объявлена воздушная тревога, и через 10 минут один самолет «Ю-88» сбросил бомбы на транспорт «Шауляй». Бомбы упали в непосредственной близости от транспорта.

В результате взрыва бомб на транспорте заклинило руль на левый борт и смяло корму. Транспорт получил свыше 50 мелких надводных и подводных пробоин.

3-е сентября

В 01 ч. 00 м. с острова Вайндло прибыли три мотобота под командованием лейтенанта Пискунова. Мотоботы доставили около 100 человек из состава команды «Казахстана», высадившейся на остров Вайндло.

В 04 ч. 20 м. из Кронштадта прибыли тральщики 84 и 121, которые сразу же были направлены на остров Вайндло за оставшимися людьми, а в 5 ч. 45 м. туда же были направлены СКР «Степан Разин» и гидрографическое судно «Лоод» с задачей снять  всех людей «Казахстана» и пост СНиС.

В 6 ч. 10 м. тральщики 125 и 124, приняв на борт команду в составе 180 человек, вышли в Кронштадт. Через 30 минут появился один «Ю-88», который разведал остров и гавань.

В 7 ч. 35 м. на рейд прибыли «Пятилетка», ТЩ «30», «174» [фактически-ТЩ № 179. – Р.З.], «47» и «48». В условиях воздушной тревоги приступили к посадке людей. Принято на борт около 700 человек бойцов, из них 70 человек раненых. Сразу же после приема раненых караван отошел в Кронштадт. В 12 ч. 00 м. ОД сектора доложил, что караван был атакован самолетом, но безрезультатно.

В 16 ч. 15 м. два самолета «Ю-88» сбросили бомбы в гавань. Бомбы разорвались вблизи баржи, повреждений не было.

В 17 ч. 55 м. получили сообщение, что тральщики посланные на остров Вайндло, сняли остаток команды «Казахстана» в кол-ве 450 человек и пост СНиС. К этому моменту тральщики подходили к Южно-Гогландскому маяку.

Налеты самолетов на остров Гогланд и воздушные тревоги продолжались до 2-х часов ночи. В это же время производилась погрузка раненых на баржу с целью быстрейшей доставки их в Кронштадт, так как ввиду большой разбросанности лазаретов по острову и плохих дорог погрузка раненых на корабли происходила очень медленно.

Гидрографическое судно «Лоод»

Зенитные орудия на Гогланде

Спасательная операция

4-е сентября

К 3-м часам ночи в сложной напряженной обстановке была закончена погрузка раненых на баржу. Всего принято 210 человек. С 7 часов утра одиночные самолеты противника летали над островом и вблизи него.

В 11 ч. 00 м. два тральщика «27» и «28» (так в документе, но таких ТЩ в составе КБФ не было; фактически это были ТЩ № 92 «Инженер» и ТЩ № 38 «Тюлень». - Р.З.) и буксир «Волнорез» (это – ТЩ № 79 «Волнорез». – Р.З.) приняли 700 человек бойцов, вышли из гавани и направились в Кронштадт.

В 12 ч. 00 м. в гавань вошли катер МО, буксир «Радуга» с баржой, гидрографическое судно «Секстан» и СКР «Уран».

Г/с «Секстан» и СКР «Уран», приняв на борт 600 человек бойцов, вышли из гавани, присоединились к тральщикам «27» и «28» и пошли в Кронштадт.

В 16 ч. 20 м. караван был атакован самолетами противника. Один самолет сбросил бомбы в гавань.

В 21 ч. 40 м. буксир «Радуга» с баржой № 6, буксир «Шквал» со шхуной «Хируланд» (так в документе; правильно «Хийуранд». – Р.З.),  МО 211, три мотобота и транспорт «553», приняв 1100 человек бойцов и раненых, вышли из бухты Сууркюля и пошли в Кронштадт.

В 23 ч. 50 м. было получено оповещение, что к нам высланы «Осетр», «Пятилетка», «Пярну», буксир «Туман» и шесть ТЩ: №№ 30, 35, 43, 45, 125, 179

5-е сентября

В 01 ч. 20 м. получено оповещение, что к нам дополнительно высланы: три БТЩ - «Фугас», «Верп», «Гафель», тральщики «217». «216» (так в документе; речь идет о БТЩ Т-215, Т-217 и Т-218. – Р.З.) , катера МО «201» (так в документе; правильно – «501». – Р.З.), «217», «218» и «507» (поход этих БТЩ и СКА на о. Гогланд был отменен. – Р.З.).

В 6 ч. 47 м. показались 11 силуэтов кораблей, которые прибыли в Сууркюля в 7 ч. 30 м.

В 7 ч. 20 м., перед подходом этих кораблей, была объявлена воздушная тревога. Показались самолеты противника с норд-веста, но, не появляясь над гаванью, ушли на норд.

С 7 ч. 48 м. по два-три корабля входили в гавань и принимали бойцов в условиях почти не прекращавшихся воздушных тревог.

До 12 ч. 21 м. были отправлены последовательно тральщики «30», «35», «45». и «125», принявшие 320 чел., водолеи «№1» и «№2», принявшие 700 человек, «Пятилетка» - 250 чел., «Компас» - 200 чел., ТЩ «43» взял на буксир ТЩ «86», который находился в гавани с выведенным из строя котлом. Всего с этим караваном отправлено 1500 человек.

В 14 ч. 00 м. объявлена воздушная тревога. Один самолет «Ю-88» появился на зюйд-осте и пошел на ост.

В 15 ч. 55 м. вновь объявлена воздушная тревога, длившаяся 15 минут.

В 22 ч. 50 м., ввиду отсутствия на о-ве каких-либо других средств, кроме баржи, и наличия на о-ве до 600 человек, подлежащих эвакуации, зам. нач-ка штаба КБФ приказал производить отправку людей на барже.

6-е сентября

В 5 ч. 45 м. прибыли катера МО № «200» и «225».

В 12 ч. 30 м. прибыло гидрографическое судно «Гидрограф».

В 14 ч. 00 м. произвели посадку личного состава на баржу № 33, буксир «Туман» и катер МО «225», всего посажено около 500 человек.

В 15 ч. 25 м. катер МО «225», буксир «Туман» с баржой были отправлены в Кронштадт.

Гидрографическое судно «Гидрограф»

7-е сентября

В 9 час. закончили посадку 100-120 человек на г/с «Гидрограф». В сопровождении катера МО, на котором находились зам. нач-ка штаба КБФ и штаб отряда прикрытия, г/с «Гидрограф» отошел в Кронштадт.

Замечания по отдельным этапам операции

I. Оказание помощи транспорту № 553

26.08.41 г. транспорта 519 и 553 под проводкой за тральщиками №№ 42, 43, 44 и 47, в охранении четырех катеров МО от Гогланда были направлены в Таллин согласно приказанию командира КВМБ. Дивизион тральщиков, ранее работавший на тралении, имел всего-навсего один комплект тралов. При подходе к меридиану Вайндло тралы были потеряны от взрывов затраленных мин. Командир конвоя – командир тральщика «Уран»- принял совершенно правильное решение возвратиться к острову Гогланд.

При подходе к о-ву Гогланд около 11часов 27.08.1941 г. транспорта 519 и 553 были атакованы самолетами противника «Ю-88», в результате падения бомб в непосредственной близости от транспортов оба транспорта получили ряд мелких подводных и надводных пробоин. На транспорте 519 образовалась большая течь, и кормовые трюмы заполнились водой. Капитан транспорта принял решение выброситься на берег, что и сделал в зюйд-вестовой части острова, но выбросился неудачно, так как транспорт, продолжая заполняться водой, начал сползать с камней, и через сутки корма и средняя часть корабля скрылись под водой. Спасти транспорт средствами отряда прикрытия не представлялось возможности, люди были все сняты и вывезены на берег, причем от осколков снарядов один был убит и четверо ранены.

На транспорте 553 от зажигательной бомбы возник пожар в машине и средней надстройке. Личный состав транспорта в панике покинул корабль, за исключением капитана тов. Щетининой и коменданта транспорта лейтенанта Яровикова. Однако они никаких мер к спасению корабля не приняли. Лично выйдя на палубу горящего транспорта, я подозвал два тральщика – «Орджоникидзе» и «Киров», которым приказал ошвартоваться и погасить пожар, что и было выполнено через три часа. Пожар был ликвидирован, и транспорт 553 был введен в гавань Сууркюля, где, ввиду отсутствия на транспорте якорей, он был поставлен на мель. Руководство тушением пожара осуществлял командир звена катеров МО лейтенант Симоненко. Собранному мной и посаженному вновь на транспорт личному составу транспорта 553 во главе с тов. Щетининой и лейтенантом Яровиковым я приказал отремонтировать перебитый паропровод и ввести транспорт в действие, что и было выполнено 29.08 до 20 час. вечера. Так как подходящей экспедиции не было, то до 4.09 транспорт № 553 стоял в гавани на мели. Я предполагал отправить его с тихоходными тральщиками.

Ввиду того, что бухта Сууркюля в течение всего этого времени подвергалась непрерывным бомбежкам, а целью, главным образом, служили транспорт 553 и стоявший на рейде транспорт «Шауляй», то я разрешил днем держать на транспорте только вахту у механизмов, а остальной команде находиться в лесу в укрытии.

В течение всего этого времени позорно вели себя капитан транспорта т. Щетинина и старший помощник Брыкин, которые пришли к абсурдному выводу, что корабль ничего не стоит, что его лучше затопить, а команду эвакуировать. Не добившись от меня на это согласия, обращались к коменданту Гогландского сектора, к прокурору и в особый отдел. С актом комиссии, которую я назначил от тех. отдела КБФ, они не соглашались, а представителей тех. отдела посчитали некомпетентными людьми.  Моему решению вести транспорт в Кронштадт подчинились только после того, как я заявил: «Корабль пойдет в Кронштадт своим ходом, команда останется и пойдет на корабле, а руководство в лице капитана Щетининой и старпома Брыкина может покинуть корабль, так как в таком негодном руководстве я не нуждаюсь и назначу других людей, более смелых и преданных делу».

4.09 с наступлением темноты транспорт 553 в составе каравана из двух буксиров, двух барж, катера МО № 211 и трех мотоботов отправился в Кронштадт и 5.09 благополучно прибыл туда своим ходом.

В качестве характеристики недостойного поведения капитана т. Щетининой прилагаю акт комиссии осмотра корабля с особым мнением капитана Щетининой и моим решением.

II.Оказание помощи транспорту «Казахстан»
(пишется по докладу капитан-лейтенанта Каминского)

В ночь с 30-го на 31-е августа с острова Гогланд наблюдался по пеленгу на о-в Вайндло пожар на транспорте. Как впоследствии оказалось, это был «Казахстан», выбросившийся на камни.

Днем 31-го августа на «Казахстане» пожар был ликвидирован, и через остров Вайндло поступило сообщение, что «Казахстан» сидит на камнях у зюйд-остовой оконечности рифа о-ва Вайндло. На транспорте до 2000 человек, из них 30-40 человек раненых, и ценный груз.

31-го августа в 16 ч. 59 м. я  получил приказание командира отряда прикрытия капитана 2-го ранга т. Святова снять «Казахстан» с камней и отбуксировать его в Кронштадт, а если не представится возможным, снять с него людей, а транспорт затопить.

Для выполнения этой операции капитан 2-го ранга Святов выделил в мое распоряжение с/с «Метеор» и катера МО 221 и 212.

В 22 часа, подойдя к транспорту, я произвел промер у борта «Казахстана» и установил, что «Казахстан» сидит на камнях носовой частью до сорокового шпангоута, позади транспорта находится камень, который является препятствием для буксировки его на глубокое место. На «Казахстане» из носовых бункеров откачали воду и подняли пар в котлах до 6 атмосфер (выше пар поднять было нельзя из-за того, что была перебита магистраль), подъем паров позволил машине работать малым ходом.

В 23 ч. 30 м. транспорт «Казахстан» с помощью с/с «Метеор», работая своими машинами, был снят с камней и на буксире у «Метеора» начал следование к Гогланду за тралом Шульца, который поставили тральщики № 30 и 31. В охранении транспорта находились катера 221 и 212.

При подходе к маяку Родшер ввиду свежей погоды (норд-ост 5-6 баллов) буксир порвался, транспорт «Казахстан», не имея своего управления, стал дрейфовать на минное поле к югу от Родшера. Во втором часу ночи удалось завести буксир и к 5-ти часам утра довести «Казахстан» до Южного Гогланда.

Дальше идти было нельзя за тральщиками 31 и 32, так как они были перегружены снятыми людьми и в свежую погоду работать с тралами не могли. Для дальнейшей проводки требовался свободный от людей тральщик. Чтобы получить тральщик, я на катере № 221 зашел в бухту Сууркюля, где Капитан 2-го ранга т. Святов предоставил в мое распоряжение БТЩ 217, только что снятый с мели.

В 7 ч. 30 м. в сопровождении БТЩ транспорт «Казахстан» начал переход Гогланд – Кронштадт.

В 8 ч. 05 м. на курсе Ост в 5 милях от Южного Гогланда транспорт «Казахстан» подвергся безрезультатной бомбардировке самолетами противника. В результате этой бомбардировки транспорт «Казахстан» повернул на обратный курс, имея намерение выброситься на мель у о-ва Гогланд.

Заставить транспорт «Казахстан» продолжать движение удалось только под угрозой применения оружия.

В 11 час. у о-ва Лавенсари транспорт «Казахстан» вторично подвергся безрезультатной атаке самолетами противника.

В 14 час. у о-ва Сескар снова появился бомбардировщик противника, но был отогнан огнем катеров МО и БТЩ.

В 5 час. утра 2-го сентября транспорт «Казахстан» был благополучно доставлен в Кронштадт.

Командир конвоя капитан-лейтенант Каминский

III.Оказание помощи плавмастерской «Серп и Молот»

 29.08 «Серп и Молот», идя в составе каравана судов, неоднократно атаковывался самолетами противника и при подходе к о-ву Гогланд имел падение бомбы прямо по носу в непосредственной близости от корабля, в результате чего в носовой части разошлись швы, и вода заполнила носовой трюм.

Капитан корабля принял решение выброситься на берег и высадить находившуюся на борту команду Тыла в количестве 550 человек, затем, зацементировав пробоину, следовать дальше.

«Серп и Молот» удачно выбросился на берег в 100 метрах к западу от Южно-Гогландского маяка. Личный состав с корабля сошел на берег.

Плавмастерская «Серп и Молот»

Весь вечер 29.08 и весь день 30.08 «Серп и Молот» подвергался бомбежке самолетов , и в результате трех прямых попаданий на корабле возник большой пожар. Посланный для тушения пожара буксир «Тасуя» ликвидировать пожар не сумел.

В течение двух дней корабль выгорел, а трюмы заполнились водой. Корабль стоит на ровном киле, больших пробоин не имеет, при наличии спасательного судна с мощными водоотливными средствами возможна съемка с мели и буксировка корабля в Кронштадт.

IV.Оказание помощи транспорту «Лайк Люцерне»

Транспорт «Лайк Люцерне» 29.08 в результате ряда бомбовых атак имел незначительные повреждения, но под дальнейшим воздействием авиации выбросился на берег в 100 метрах восточнее Южно-Гогландского маяка и высадил находившихся у него на борту людей на  остров Гогланд в количестве 2500 человек.

Транспорт «Лайк Люцерне»

Весь вечер 29.08 и весь день 30.08 транспорт подвергался бомбардировкам с воздуха. В результате попадания бомбы в носовой трюм последний заполнился водой. Транспорт получил крен на правый борт до 15º. Последующим штормом заполнило и кормовой трюм.
07.09 транспорт «Лайк Люцерне» находился в следующем положении: направление – курсом на Норд, крен на правый борт 15-20º, на камнях - нос на одну треть корабля, все помещения залиты водой. При наличии буксиров с мощными водоотливными средствами корабль можно привести в Кронштадт

V. Оказание помощи транспорту «Иван Папанин»

Смирнов А.П.
капитан теплохода «Иван Папанин»

Транспорт «Иван Папанин» 29.08 с большим пожаром в носовой части выбросился на берег между транспортом «Серп и Молот» и транспортом «Лайк Люцерне». При выбрасывании ввиду неисправности рулевого управления он ударил форштевнем в правый борт транспорта «Серп и Молот», но повреждений ему не сделал.

Посадка на мель была произведена с инерции без хода, а поэтому и неудачно. Ночью ветром и волной его сняло с мели, и горящий начал дрейфовать к финским шхерам.

Весь личный состав и пассажиры в количестве около 2500 человек были высажены на берег. Попытки буксировать транспорт «Иван Папанин» к острову Гогланд результатов не дали, так как буксировке слабыми тральщиками он не поддавался, а кроме того, на нем непрерывно происходили взрывы боезапаса и бензина.

Транспорт «Иван Папанин»

Схема общего вида теплоходов «Иван Папанин»  и  «Вторая Пятилетка»

30.08 около 12 час. дня были высланы тральщики для его подрыва, но в момент подхода тральщиков транспорт был атакован самолетами и затонул по пеленгу 280, в расстоянии 100 кабельтовых от Северного Гогландского маяка.

VI. Оказание помощи транспорту «Шауляй»

Транспорт «Шауляй» был приведен тральщиком № 31 от маяка Родшер на рейд Сууркюля с поврежденными машинами и котлами около 18 час. 29.08.41г. С транспорта с полным вооружением высадился 94-й арт. дивизион в количестве 650 человек под командованием майора Барановского.

До 7.09 транспорт «Шауляй» оставался на рейде Сууркюля на двух якорях, подвергаясь ежедневным бомбардировкам с самолетов. В результате бомбардировок он получил много мелких пробоин в надводной и подводной частях, отчего заполнились водой кормовой трюм и машина, и транспорт сел на мель. Последней бомбардировкой 5.09 у транспорта заклинило руль лево на борт и разрушило кормовой подзор.

Транспорт «Шауляй»

При попытке 5.09 откачать воду с корабля и отбуксировать его в Кронштадт выяснилось, что вода успешно поддается откачке, но так как в трюме «Шауляй» было около 100 тонн жмыха, и он размок, превратившись в кашицу, стал забивать помпы водоотливного буксира, воду откачать не удалось.

Полагаю, что буксир с более мощными водоотливными средствами будет в состоянии откачать воду, и с имеемыми повреждениями корабль можно будет отбуксировать в Кронштадт.

VII. Оказание помощи транспорту «Вторая Пятилетка» 

Лукин Н.И.
капитан транспорта «Вторая Пятилетка»

Транспорт «Вторая Пятилетка» 29.08 в результате атак самолетов потерял ход в 3-х милях от маяка Родшер, имея заполненными водой носовые трюмы.
В тот же день силами отряда прикрытия с него было снято и перевезено на Гогланд около 2500 человек раненых и здоровых бойцов.

Транспорт «Вторая Пятилетка»

Попытка двух тральщиков буксировать его за корму к Гогланду результатов не дала, так как слабосильные тральщики не смогли стронуть его с места.

30.08 утром после повторных атак самолетов противника он затонул в 2-3 милях на норд-ост от маяка Родшер.

VIII. Оказание помощи транспорту «Скрунда»(529)

Транспорт «Скрунда» 29.08. в результате бомбардировки потерял ход в 5-7 милях на норд-вест от маяка Вайндло. В течение 2-3 часов вечером 29.08. он подвергался атакам самолетов.

Командир звена СКА лейтенант Симоненко, обнаруживший этот транспорт, на катере МО-141 снял с него 110 человек и доставил их на Гогланд. После доклада мне к транспорту были направлены пять катеров МО и три тральщика, которые, сделав по 2-3 захода сняли с транспорта 529 свыше двух тысяч человек.

Транспорт «Скрунда» ( ВТ-529 )  

Катер № 141 с командиром звена т. Симоненко один сделал четыре захода, снял с транспорта и перевез на Гогланд свыше 400 человек, принимая на катер по 100-110 человек.

Не имея возможности спасти судно за неимением буксиров, выслал к нему два тральщика, которые подрывными патронами затопили транспорт в 5-7 милях к норду от маяка Вайндло.

IX. Оказание помощи команде транспорта «Казахстан», высаженной на остров Вайндло

Около 13 часов 31.08.41 г. с поста СНиС Вайндло была получена телеграмма о том, что на о-ве Вайндло находятся свыше 2300 человек, снятых с транспорта «Казахстан». Продовольствие на острове отсутствует, люди голодают.

Сразу же на остров были направлены четыре катера МО с продовольствием. Через час туда были отправлены четыре тральщика из дивизиона капитан-лейтенанта Белкова и три СКР с задачей снять людей и доставить в Кронштадт непосредственно, что ими и было выполнено.

Около 16 час. с острова Вайндло прибыл моторный катер с людьми из команды «Казахстана», среди которых находился батальонный комиссар Горш [так в документе; правильно Гош], который доложил, что у Вайндло на камни выбросился транспорт «Казахстан».

Для организации помощи транспорту «Казахстан» мною были направлены с/с «Метеор» и два катера МО под командованием капитан-лейтенанта Каминского. Позднее ему был придан БТЩ-217, и транспорт «Казахстан» Каминским был приведен в Кронштадт.

1.09 после ухода от острова Вайндло самого парохода «Казахстан» от поста СНиС поступило донесение, что на острове до сих пор остались не снятыми 450 человек, и что продовольствия совершенно нет. Так как других каких-либо средств в моем распоряжении не оказалось, то я, погрузив продовольствие на мотоботы, отправил четыре мотобота под командованием лейтенанта Пискунова с задачей доставить продовольствие и снять часть людей. По пути следования туда мотоботы подверглись интенсивной атаке самолетов противника и были ими рассеяны. Один мотобот, получив повреждение мотора, 2.09. возвратился на Гогланд, не дойдя до Вайндло. Остальные три мотобота возвратились ночью 3.09, блестяще выполнив поставленную им задачу в условиях противодействия противника самолетами и штормовой погоды: они доставили продовольствие и вывезли с острова 80 человек раненых бойцов.

3.09 направил на остров Вайндло СКР «Степан Разин», ГС «Лоод» и два тральщика, которые и завершили эвакуацию 450 человек с «Казахстана» и поста СНиС. При выполнении этой операции особенно отличились лейтенант Пискунов - командир отряда мотоботов и командир СКР «Степан Разин» лейтенант Кральников, которые производили эвакуацию людей в условиях интенсивного противодействия противника самолетами и штормовой погоды.

Помощь, оказанная силами Гогландского сектора и поведение бойцов и командиров из числа спасенных команд

1) Командование Гогландского сектора в лице полковника Большакова и полкового комиссара Миллера оказали полное содействие в работе отряда прикрытия как материальными средствами, так и личным составом.

Санитарная часть приняла и обслужила в течение 10 суток свыше тысячи человек раненых бойцов и командиров, из них свыше 300 человек были тяжело раненые. Плохо работал медицинский состав из числа спасенных команд, который приходилось буквально вылавливать и направлять в лазареты. На острове было создано свыше 10 лазаретов, рассредоточенных в северной и южной деревнях и по батареям.

Тыл сектора первые два дня слабо справлялся с питанием спасенных, однако впоследствии удалось наладить дачу горячей пищи один раз в сутки. Хорошо работал автотранспорт по подвозу горючего катерам МО и перевозке раненых. Плохо работал начальник прод. складов интендант 2-го ранга Иконников, который никогда не находился на месте и, как выяснилось впоследствии, был склонен к барахольству и расхищению вещей спасенных. Считаю необходимым по делу Иконникова произвести тщательное расследование и привлечь к ответственности. Предварительные материалы имеются у начальника 3-го отделения старшего политрука Зюрина.

Большую помощь в работе оказали начальник политотдела сектора старший политрук Горожанин и прокурор т. Шипко.

2) Из командиров эвакуируемых частей недисциплинированно вели себя командир 94 арт. дивизиона майор Барановский и комиссар дивизиона (фамилию не знаю), которые дважды пытались не выполнить мои приказания. Первый раз майор Баранников отказался производить посадку раздельно по подразделениям и приступил к посадке только после того, как я пообещал отстранить его от занимаемой должности. И вторично, 1-го сентября, после того как часть его людей была эвакуирована, он отказался сажать своих людей с людьми других частей. Комиссар дивизиона его поддержал. В результате я вынужден был пригласить его к себе в штаб, объявил ему и комиссару, что отстраняю их от занимаемых должностей, пригласил прокурора и сообщил об этом командованию Гогландского сектора, предполагая после посадки донести военному совету. Комиссар дивизиона, испугавшись ответственности, сразу же пошел со мной и дал приказание своим частям начать посадку. Майор Барановский пришел через 30 минут и также изъявил согласие приступить к эвакуации своих частей. Считая майора Баранникова и комиссара дивизиона боевыми командирами, я предполагал об этом факте умолчать, однако вынужден доложить, так как комиссар дивизиона сделал неверный доклад члену военного совета о том, что я занимался разоружением их части и разложением бойцов, мешая их с другими командами.

3) Общее поведение бойцов и командиров, высадившихся на остров, в большинстве своем было малодисциплинированным. Командиры с бойцов не требовали послушания, а порой и сами выполняли приказания под угрозой применения оружия. В лучшую сторону выделялись части полковника Бородкина, подполковника Кабанова и полковника Бунько. Всех бойцов при налетах самолетов охватывал панический страх, и часть бойцов, бросая оружие, разбредалась по острову.

4) При посадке на гидрографические суда «Секстан» и «Компас» военнослужащих особого отдела пришлось принудить произвести посадку угрозой применения оружия с вызовом вооруженного комендантского взвода. Весь состав особого отдела требовал их отправления на катерах.

5) Работа личного состава отряда прикрытия и кораблей, достойного поощрения:

  • а) нач-к штаба отряда прикрытия  старший лейтенант Сафонов в течение 10 суток руководил отправкой, размещением и обеспечением эвакуируемых. В условиях штормовой погоды руководил съемкой с мели тральщика № 217 и снял его в течение полутора часов. Тральщик повреждений не получил.
  • б) командир-оператор старший лейтенант Ротомский в течении 10 суток занимался подготовкой кораблей к эвакуации, посадкой людей в условиях противодействия самолетов, перевозкой и посадкой раненых.
  • в) капитан-лейтенант Каминский снял с мели и доставил в Кронштадт транспорт «Казахстан», который имел на борту свыше тысячи человек раненых.
  • г) лейтенант Симоненко - командир звена МО в течение всего времени самоотверженно работал по спасению людей, беспрекословно и точно, с проявлением собственной инициативы, выполнял приказания и поручения. В течение одной ночи на своем катере перевез свыше 400 человек с транспорта «Скрунда», который находился в 30 милях от Гогланда. Руководил и загасил пожар на транспорте 553.
  • д) лейтенант Бербера – командир катера МО-141 и лейтенант Боголюбский – пом. командира катера МО-141. Их катер перевез за одну ночь свыше 400 человек.
  • е) лейтенант Яковлев – командир погран. катера 221 точно и с собственной инициативой выполнял все приказания и поручения, снял и перевез свыше 400 человек с погибающих кораблей. Находясь в охранении «Казахстана» своим огнем отразил атаку самолетов противника у острова Сескар.
  • ж) лейтенант Кральников – командир СКР «Степан Разин». Корабль, имея ограниченный ход ввиду неисправности машин, сделал много ответственных рейсов и блестяще выполнил операцию по снятию людей с о-ва Вайндло.
  • з) лейтенант Александров – командир СКР «Чапаев». Имея ограниченный ход ввиду неисправности машин, корабль непрерывно работал в течение нескольких суток по снятию людей с погибающих кораблей и перевозке людей с Гогланда в Кронштадт.
  • и) капитан-лейтенант Белков – командир 3 ДТЩ и старший политрук Фокин – комиссар 3 ДТЩ в продолжении всей операции отлично руководили своим дивизионом. 29.08. протралили фарватер от Гогланда до Родшера для крейсера «Киров», сняли свыше 400 человек личного состава с погибающих кораблей и в условиях атак самолетов проводили корабли за тралами.
  • к) лейтенант Пискунов – командир отряда мотоботов под атаками самолетов, в условиях штормовой погоды доставил на остров Вайндло продовольствие и вывез с острова 80 человек тяжело раненых бойцов.
  • л) Левичев – капитан буксира «Шквал» снял с погибающих кораблей и подобрал из воды около 200 человек. Снял с мели два тральщика (быстроходных). Снял с мели транспорт 553, перевез в Кронштадт 60 человек на борту и 200 человек на буксире на шхуне «Хиурант».
  • м) помполит транспорта «Иван Папанин» Новиков В.В., боцман Григорьев А.Ф., старший механик Аркадьев после гибели капитана и его помощника руководили тушением пожара на транспорте, довели транспорт до Гогланда и сняли с него на берег свыше 2000 человек (см. акт о гибели парохода «Иван Папанин»).
  • н) лейтенант Лищенко – штурман 3 дивизиона.
  • о) старший лейтенант Вакуленко – минер дивизиона.
  • п) мичман Тихомиров – связист дивизиона.
  • р) мл. лейтенант Зинков – ком-р тральщика 35.
  • с) политрук Подкопаев – военком тральщика 35.
  • т) лейтенант Орлов – ком-р тральщика 31.
  • у) старший политрук Николаев – военком тральщика 31.
  • ф) лейтенант Майоров – ком-р тральщика 36.
  • х) политрук Нечаев – военком тральщика 36.
  • ц) мл. лейтенант Совашинский – ком-р тральщика 32.
  • ч) старший политрук Ревенюк – военком тральщика 32.
  • щ) командир дивизиона тральщиков старший лейтенант Визиров.
  • Ком-р тральщика «Орджоникидзе» (92).
  • Ком-р тральщика «Киров».

Все эти лица самоотверженно боролись за спасение личного состава погибающих кораблей и эвакуацию спасенных с о-ва Гогланд в Кронштадт.

Выводы

Заблаговременное создание отряда прикрытия с базированием на Гогланд полностью себя оправдало.

1) С гибнущих кораблей было снято и доставлено на остров Гогланд свыше пяти тысяч человек.

2) На остров Гогланд выбросились подбитые корабли «Лайк Люцерне», «Серп и Молот», «Иван Папанин» и прибуксирован «Шауляй», с которых высадилось свыше шести тысяч человек.

3) Оказана помощь потерпевшему бедствие транспорту «Казахстан», который был доставлен в Кронштадт, имея на борту свыше тысячи человек и ценный груз.

4) Вывезено с о-ва Вайндло на о-в Гогланд и непосредственно в Кронштадт свыше двух тысяч человек. Из них около 200 человек раненых.

5) Оказана первая медицинская помощь и эвакуировано в Кронштадт свыше тысячи человек раненых.

6) Потушен пожар на транспорте 553, который впоследствии был доставлен в Кронштадт своим ходом.

7) Подорваны и затоплены пароходы «Вторая Пятилетка» и «Скрунда», которые дрейфовали к берегам противника.

8) Оказана помощь буксировкой и тралением эсминцу «Гордый», который был доставлен в Кронштадт силами отряда прикрытия.

9) Оказано прикрытие тралением и непосредственным сопровождением катерами МО кораблям и транспортам от Вайндло до Кронштадта.

10) Всего спасено и эвакуировано силами отряда прикрытия свыше двенадцати тысяч человек.

 

К недостаткам организации отряда прикрытия и работы по спасению и снятию людей и спасению материальных ценностей отношу следующее:

1) Выделенных сил и средств в состав отряда прикрытия по масштабу операции было совершенно недостаточно, а среди выделенных средств отсутствовали буксиры с мощными водоотливными средствами.

2) Время выхода кораблей из Таллина, состав караванов, порядок следования и места кораблей в отдельные моменты операции для отряда прикрытия оставались неизвестными, и силы прикрытия приступили к работе только после того, как корабли стали появляться в видимости о-ва Гогланд. И дальнейшая работа протекала только в пределах видимости, так как ориентировки о местонахождении транспортов ниоткуда не поступало.

3) Прохождение радиограмм с серией «Экстренно» и «ВВО» длилось от 3-х до 10-ти часов, что, конечно, приводило к опаздыванию выполнения приказаний.

4) Отсутствовало прикрытие истребительной авиацией.

5) Транспортам, пришедшим в район о-ва Гогланд, надлежало прекратить дальнейшее движение на восток и до наступления темноты укрыться под прикрытием зенитной артиллерии острова.

Командир отряда прикрытия капитан 2-го ранга Святов

Таблица 77. Состав отряда прикрытия на о. Гогланд 29.08.1941 г.

Примечания: 1. При расчете общего количества кораблей, участвовавших в Таллинском прорыве, в составе гогландского ОПР учитывается только 35 кораблей и судов, указанных в настоящей таблице по состоянию на 6.00 в разделах 1 и 2. Остальные 16 боевых кораблей, катеров и судов учитываются в составе прорывавшихся из Таллина сил КБФ.
2. Для усиления охранения прорывавшихся сил в течение дня 29.08.1941 г. из состава гогландского ОПР вышли и присоединились: к ГС — ТКА № 75, № 85 и № 134; к группе ЭМ и СКР - ТТЩ № 76 «Коралл»; к КОН-1 - СКР «Уран», СКА МО № 132, СКА ПК-231, ТТЩ «Ижорец-35» и № 129.

Приведенные выше данные позволяют составить общее представление о том, какими возможностями располагало командование КБФ для аварийно-спасатель­ного обеспечения прорыва из Таллина. Будет, однако, не лишним расширить это представление, указав дополнительно на ряд обстоятельств, влиявших на возмож­ность и эффективность осуществления спасательных действий.

1. Командирам КОН и ОБК было предписано доносить командующему КБФ, осуществлявшему общее руководство прорывом, только о чрезвычайных происше­ствиях, требовавших его вмешательства [док. Вместо введения, часть ГУ, пункт Д]. Организовывать спасение своих кораблей и судов должны были сами командиры ОБК и КОН, понимавшие, что командующий флотом в тех условиях ничем им помочь не мог.

2. Ни командир гогландского ОПР, ни командир КВМБ в течение всего времени прорыва не получали от командующего КБФ почти никакой информации о порядке движения и местонахождении КОН и ОБК. Лишь однажды командир КВМБ полу­чил информацию о месте ночной якорной стоянки КРЛ «Киров» в ночь с 28.08 на 29.08 и ориентировочном времени его съемки с якоря, а в другой раз — о месте трех транспортов, нуждавшихся в помощи, но с большим опозданием, когда по­мощь уже оказывалась другими силами. Информация, получавшаяся им из других источников, часто оказывалась неточной и неполной, из-за чего спасательные силы направлялись из Кронштадта не в нужные районы. Иногда приказы об ока­зании помощи давались командующим КБФ командирам, не имевшим для этого необходимых сил (например, коменданту о. Лавенсаари о спасении людей с пяти нуждавшихся в этом ТР).

3. Командиры конвоев могли управлять кораблями, выполнявшими спасатель­ные действия, только зрительными средствами связи и голосом, так как на этих кораблях, равно как и на СКА «МО», с которых осуществлялось управление, от­сутствовали УКВ радиостанции.

4. Неопределенность подчинения 51 корабля и судна (СКР, СКА типов МКМ и КМ, КАТЩ, ТР, СС, ГИСУ, буксиров, шхун, разъездных катеров и др.), шедших вместе с конвоями, но не включенных в их состав, затрудняла управление ими в интересах спасательных действий. Командирам конвоев иногда приходилось при­бегать к угрозе применения оружия и даже к его предупредительному применению, чтобы принудить эти корабли и суда к оказанию помощи гибнувшим кораблям и судам, спасению людей.

5. Прорывавшимся силам, напомню, предстояло преодолеть 186 миль (344 км) пути, из которых больше половины находились в зоне абсолютного господства в воздухе авиации противника и опасной от атак его торпедных катеров и подво­дных лодок. В этой же зоне располагался чрезвычайно плотно загражденный ЮМБ протяженностью около 26 миль (48 км), входивший в ЮМАП, простиравшуюся вдоль маршрута прорыва на 50 миль, в пределах которой корабли и суда могли об­стреливаться береговой и/ил и полевой артиллерией врага. Эти обстоятельства и привели к массовому поражению противником прорывавшихся кораблей и высокой потребности в спасательных действиях.

6. При нахождении на Юминдском минном барьере корабли, имевшие осад­ку больше 1,5 м, при оказании помощи гибнувшим (поврежденным) кораблям подвергались высокому риску подрыва на минах, так как в ходе спасательных действий они оказывались за пределами протраленной полосы, а около одной трети мин были установлены противником именно на такое углубление. Ко­раблей же с осадкой, превышавшей 1,5 м, в составе прорывавшихся сил было около половины.

7. Задержка движения спасающего корабля для оказания помощи, приема (подъема) на борт спасаемых людей приводила к отставанию от тральщиков и других кораблей охранения. Тем самым увеличивалась вероятность его выхода из протраленной полосы и из-под зенитного огневого прикрытия (и без того слабого) с очевидными последствиями, а также к возможности потопления или захвата его кораблями противника. Эти обстоятельства требовали, с одной стороны, от личного состава спасающих кораблей и судов, прежде всего от их командиров и капитанов, большого мужества и самоотверженности, а с другой — иногда заставляли спасающие корабли как можно быстрее покидать районы спасательных действий.

8. При выполнении спасательных работ корабли, занимавшиеся ими, оказывались стесненными в маневрировании, чем затруднялись уклонение от сброшенных бомб и пулеметного огня самолетов противника, а также ввод в действие максимального количества своих ЗОС. Это в ряде случаев заставляло их для уклонения от поражения противником отказываться от уже начатых спасательных действий.

9. Все спасательные суда были перегружены эвакуируемыми людьми (на СС «Нептун» находилось 1200, на СС «Сатурн» — 800, на СС «Колывань» — 270 человек), т. е. фактически превращены в транспорты, что затрудняло или исключало их использование по прямому назначению.

10. Прорывавшиеся корабли были снабжены недостаточным количеством индивидуальных спасательных средств (из опыта ранее отправленных из Таллина конвоев известно, что даже санитарные транспорты имели их лишь на 60% перевозимых людей). В то же время не были использованы возможности 10-го ск для пополнения кораблей спасательными средствами. Например, только в 156-м сп перед эвакуацией были сожжены 10 повозок, загруженных надувными резиновыми лодками (переправочными средствами для форсирования рек и озер). Они вполне могли быть розданы на корабли и стать спасательными средствами для не одного десятка, а то и сотен человек. Правда, на транспорты были погружены доски для использования их в качестве спасательных средств.

Спасение людей с погибших (гибнущих, поврежденных) кораблей харак­теризуется табл. 78, 79, 80а, 81, 83. Для спасения людей применялись следующие способы:

— подход спасающего корабля к борту поврежденного и прием людей к себе на борт;

— подъем людей непосредственно из воды на борт спасающего малого корабля (СКА, КАТЩ, БУК и др.) или на шлюпки, спущенные на воду более крупным ко­раблем;

— передача людей на борт неповрежденного корабля с малых спасающих кора­блей или со спущенных этим кораблем шлюпок;

— доставка спасенных людей спасшими их кораблями в Кронштадт, на о. Гогланд, о. Вайндло, о. Лавенсаари.

Всего этими способами было спасено более 8,6 тыс. человек (исключены спа­сенные люди, которые впоследствии погибли).

Таблица 78. Ведомость спасательных действий кораблей и судов, прорывавшихся из Таллина, а также входивших в состав гогландского ОПР и высланных навстречу конвоям из Кронштадта

Примечание:  Кроме ТТЩ и БУК, указанных под № 122-127, для участия в спасательных действиях от КВМБ высылались навстречу прорывавшимся из Таллина силам следующие корабли и суда: СКА МО № 217зав, № 218зав, № 220зав, № 221зав, ПК-224, ТТЩ № 39 «Сиговец», № 46, № 59 «Фурманов», № 71 «Балмашев», ЛЕД «Октябрь». Результаты их действий установить не удалось.

Таблица 79. Ведомость числа людей, спасенных в море с погибших и поврежденных боевых кораблей и катеров, транспортов и вспомогательных судов в ходе Таллинского прорыва

Таблица 80. Ведомость доставки спасенных людей на о. Гогланд

а) спасенных из воды и с борта гибнущих кораблей и судов, в том числе выбросившихся на о. Гогланд

Примечание : Кроме 3591 человека, указанного в табл. 80, еще 6195 тысяч человек сошли на о. Гогланд с судов, выбросившихся на южный берег острова (транспортов «Иван Папанин», «Лейк Люцерне», «Серп и Молот», СУЛ ПЛ «Хийусаар») и прибуксированных в бухту Сууркюлян (ТР «Шауляй», БУК «Вента», ПМШ «Хийуранд»). На него также перевезено с о. Вайндло 266 пассажиров ТР «Казахстан». Таким образом, на о. Гогланд могли находиться не менее 9786 человек, спасенных с кораблей и судов, прорывавшихся из Таллина и нуждавшихся в эвакуации на материк. Кроме того, в госпитале о. Гогланд находились на излечении 904 человека, снятых в середине августа 1941 г. с поврежденных транспортов «Вячеслав Молотов» и «Сибирь». Можно предположить, что не полностью были учтены высаженные на о. Гогланд эвакуировавшиеся жители Таллина.

Примерный расчет числа людей, снятых с борта транспортов «Иван Папанин», «Лейк Люцерне» и ПМ «Серп и Молот» и доставленных на о. Гогланд спасающими кораблями, показан в приведенной ниже таблице. Поскольку все цифры в таблице взяты из документов, где многие из них являются приближенными (округленными), то общая разница в 21 человек между числом людей, подлежавших снятию кораблями, тоже приближенным, и числом их, фактически снятых, по мнению автора, подтверждает правильность данного расчета.

б) высаженных на о. Гогланд

Таблица 81. Общие результаты спасательных действий 127 кораблей и судов из состава прорывавшихся сил, гогландского ОПР, дополнительно высланных из Кронштадта и имевшихся в распоряжении коменданта о. Лавенсаари

Примечания: 1. В число 662 человек, сначала спасенных, но затем погибших, вошли:
— спасенные СС «Колывань» (252), а также переданные на него со СКА МО № 501 (42);
— спасенные СКР «Касатка» (99), СКА К-292 (26), ЭМТЩ «Ястреб» (68), КАТЩ № 1208 (50), № 1509 (24), № 1510 (30) и переданные с них на разные ТР без указания названий;
— спасенные СКА ПК-210 (34) и переданные с него на ТР «Калпакс»;
— спасенные ТР «Аусма» (25);
— спасенные шлюпкой ТР «Ярвамаа» (12) с ШК «Вирония» и переданные обратно на него.

2. В число 121 человека, принятого гогландскими ТЩ № 31 «Москва» (101) и № 32 «Озерной» (20) от прорывавшихся катеров, вошли, предположительно, 60 человек от СКА К-280 и 61 человек - от КАТЩ № 1209.

3. Донесения о спасательных действиях ряда малых кораблей в архивах не обнаружены; возможно, с их учетом количество спасенных людей еще больше увеличилось бы, но при этом могло настолько же возрасти и количество погибших после пересадки с них на ТР и ВСУ.

4. Сведения о спасательных действиях, приведенные в вахтенных журналах, журналах боевых действий, донесениях и отчетах кораблей, весьма противоречивы. В них либо даны разные цифры, либо произведены их неоговоренные исправления (в сторону увеличения), либо указывается факт спасения людей, но отсутствуют сведения о количестве спасенных, наименование корабля, с которого они были спасены (приняты), либо не указаны, куда они были доставлены (переданы), и количество доставленных (переданных).

Выдающимся примером этого вида спасательных действий является двукратная пересадка раненых, перевозившихся из Таллина на ТР «Луга» (1226 человек). После подрыва «Луги» на мине поздним вечером 28.08 командир КОН-3 направил к ней шедший без пассажиров ТР «Скрунда», на который в течение нескольких часов были перегружены около 1200 раненых вместе с медицинским персоналом и частью экипажа (всего более 1400 человек). Когда утром 29.08 авиация противника повредила «Скрунду», к ней тотчас были направлены ГИСУ «Лоод» и БУК КП-17, которые сняли со «Скрунды» более 600 раненых и доставили их в Кронштадт. Еще более 800 человек СКА и ТТЩ из состава гогландского ОПР в течение около суток перевезли на о. Гогланд. В ходе всех этих действий было потеряно всего 20 человек.

В общей сложности непосредственно с гибнувших кораблей было спасено бо­лее 9 тыс. человек, причем свыше 5,5 тыс. человек буквально «выловили» из воды корабли охранения конвоев. Переполненные спасенными малые корабли и катера были вынуждены передавать их на неповрежденные суда. К сожалению, 662 из них (столько удалось подсчитать по документам; наверное, было больше) позднее погибли вместе с теми судами, на которые они были переданы.

Командиры кораблей и судов, конвоев, гогландского ОПР и КВМБ предпри­нимали поистине героические усилия для того, чтобы спасти как можно больше людей. Но, видимо, не все и не всегда. Об этом, например, говорят события на Восточном Гогландском плесе 29-30.08.

Между 16 и 18 часами 29.08 у прохода Хайлода авиацией противника были пото­плены транспорты «Алев», «Калпакс», «Атис Кронвалдс», подожженыТР «Ярвамаа» из состава КОН-1 и ТР «Вормси», не входивший в конвои. Эти транспорты отстали от тральщиков и кораблей охранения, так как им пришлось останавливаться для приема спасенных людей с разных катеров. Командир конвоя в своем донесении утверждает, что послал для оказания им помощи более 10 каких-то малых кораблей, но никаких сведений о результатах их действий не приводит.

Транспорт «Алев»

Транспорт «Калпакс»

Транспорт «Атис Кронвалдс»

В архиве обнаруже­ны лишь три донесения командиров кораблей СКР «Уран», СКА ПК-220 и КАТЩ № 1209 о спасении в общей сложности 144 человек.

Гибель транспортов и пожар на ТР «Ярвамаа» были замечены с о. Гогланд. Согласно отчету о действиях гогландского ОПР, его командиром сразу же были направлены для спасения людей четыре ТТЩ, но другие документы говорят о по­сылке только двух: № 32 «Озерной» и № 36 «Молотов». Эти корабли возвратились в бухту Сууркюлян в 23.00, и их командиры доложили, как об этом написал командир гогландского ОПР в отчете о действиях отряда, что ни транспортов, ни плавающих в воде людей они не обнаружили.

Транспорт «Ярвамаа»

Почему же? Где же они искали нуждавшихся в помощи людей? Туда ли послал их командир ОПР? Ведь именно в это время БТЩ Т-211 «Рым», Т-215 и Т-218 сняли с горевшего ТР «Ярвамаа» 356 человек и наблюдали в районе башни Вигрунд плоты и шлюпки с людьми (к ним они не пошли из-за наступления темноты).

Никаких документов ТТЩ № 36 «Молотов» в АО ЦВМА не обнаружено. Имеется отчет о действиях ТТЩ № 32 «Озерной» за 29.08.1941 г. [док. № 1100], в котором сказано, что в 19.40 он вышел для оказания помощи ТР на \У от о. Гогланд, а не на 80. В отчете также сказано о получении командиром ТТЩ № 32 в 21.15 от какого-то встречного БТЩ (какого БТЩ?) информации о том, что ТР (какой ТР?) в помощи не нуждается.

Через два часа после возвращения гогландских ТТЩ в Сууркюлян-Лахти БТЩ Т-211 «Рым» оповестил о плавающих людях БТЩ Т-210 «Гак» — флагманский корабль третьей группы БТЩ, высланной для спасательных действий. Утром 30.08 БТЩ Т-210 «Гак», Т-206 «Верп» и Т-217 подняли из воды на борт 432 человека, а ТТЩ № 53 «Ударник», № 55 «Мороз» и № 92 «Инженер», присланные из Кронштадта, еще 91 человека. Мало того, утром 30.08 с этих ТТЩ видели и горящий ТР («Ярвамаа»), который был подожжен немецкими самолетами еще накануне. А два гогландских ТТЩ накануне никого не обнаружили (?!).

Известен и третий корабль, направленный к ТР «Ярвамаа» командиром гогландского ОПР. Это СКР «Разведчик», на котором находился командир КОН-4. Однако последний игнорировал приказ командира ОПР и ушел от о. Гогланд в Кронштадт.

В этой истории есть еще и другая управленческая неясность.

В 17.50 командир КВМБ приказал отправить все БТЩ, ТТЩ и СКА «МО» в район о. Сескар — о. Лавенсаари для спасения людей с гибнущих транспортов, не указав точного района действий: севернее, южнее, западнее, восточнее или между этими островами. В период с 18.50 до 20.30, согласно записям в ЖБД штаба ОВР КВМБ, в этот район были направлены шесть ТЩ и 10 СКА «МО» (среди них несколько СКА, только что прибывших из Таллина). В их числе была и третья группа БТЩ, прибывших из Таллина (Т-210 «Гак», командир которого возглавил группу, Т-206 «Верп» и Т-217). Из этих кораблей лишь группе из трех ТТЩ (№ 53 «Ударник», № 55 «Мороз», № 92 «Инженер») была поставлена задача спасать лю­дей между о. Лавенсаари и о. Б. Тютерс, причем ее поставил командир ОВР КВМБ еще в 18.35, т. е. до отправки остальных кораблей. Третья группа БТЩ на переходе получила информацию о необходимости спасать людей у башни Вигрунд от первой группы БТЩ, возвращавшейся в Кронштадт с людьми, спасенными между о-вами Лавенсаари и Б. Тютерс.

Объяснения этой путаницы не найдено. В ЖБД штаба КВМБ в период с 18.20 до 18.40 записаны донесения от коменданта о. Лавенсаари, командира КОН-1, коман­дира КОН-3 и командира гогландского ОПР о том, что на Восточном Гогландском плесе 14 немецких самолетов атаковали транспорты, три (или четыре) транспорта загорелись и затонули (или тонут), гибнущим людям требуется помощь. У команди­ра КВМБ и ОВР КВМБ эти донесения были еще раньше. Кто «придумал» послать корабли в район о. Сескар — о. Лавенсаари, выяснить не удалось.

В результате три СКА, продолживших движение в б. Сууркюлян, и шесть на­званных выше ТЩ занялись спасением людей, а семь СКА возвратились в Крон­штадт, и их командиры доложили, что никого в море не обнаружили. Но и не должны были обнаружить кого-то там, где никто не тонул. Ведь было известно, что нуждающиеся в помощи транспорты находятся на Восточном Гогландском плесе у прохода Хайлода.

Непонятным представляется и решение командира 1-го днбтщ, возглавлявшего вторую группу из трех БТЩ, направленную в 15.35 с маршрута прорыва на помощь АР. Военный совет КБФ в 19.30 29.08 направил ему радиограмму с приказанием оказать помощь трем гибнущим ТР (на самом деле этих ТР было четыре) в районе прохода Хайл ода. Получил ли он эту радиограмму — неизвестно. Зато, следуя к о. Гогланд, эта группа в 20.40 29.08 встретила первую группу БТЩ, посланную на помощь АР с маршрута прорыва еще в 14.50 (см. предыдущий раздел). Ее командир (командир БТЩ Т-211 «Рым») уже знал, что АР погиб и помощь ему не нужна. По­этому, обнаружив между островами Б. Тютерс и Лавенсаари горящий ТР, вел три своих БТЩ на спасение его пассажиров и экипажа.

Какой информацией обменивались командир 1-го днбтщ и командир БТЩ Т-211 «Рым», неизвестно, но вторая группа БТЩ к первой не присоединилась. Подойдя к о. Гогланд и не обнаружив АР (но его здесь и не могло быть), вторая группа БТЩ около 22.00 повернула на обратный курс и в 0.25 30.08 стала на якоря у о. Лавенсаари. Снявшись с якорей в 3.50, БТЩ Т-207 «Шпиль», Т-205 «Гафель» и Т-204 «Фугас» в 12.00 прибыли в Кронштадт, завершив таким образом свой без­результатный поход. Возможно, на информацию именно этой группы БТЩ о том, что какой-то ТР не нуждается в помощи, ссылался командир ТТЩ № 32 «Озерной» в своем отчете.

А тем временем в районе прохода Хайлода и башни Вигрунд третья группа таллинских БТЩ и три кронштадтских ТТЩ спасли с ТР «Ярвамаа» и из воды 523 человека.

В результате такой неразберихи из 3,6 тыс. человек, находившихся на четырех транспортах, погибших на Восточном Гогландском плесе, были спасены чуть больше 1000.

Обеспечением плавучести кораблей и судов, получивших пробоины от взрывов мин или бомб, в ходе прорыва занимались лишь на некоторых боевых кораблях в порядке борьбы за живучесть.

Спасательные суда к этому виду аварийно-спасательной деятельности не при­влекались. Во-первых, потому что большинство таких кораблей и судов затонули в течение 0,5-3 минут. Во-вторых, еще и потому, что поврежденный корабль, сохранивший плавучесть, было бы необходимо буксировать, а это оказалось про­блематичным (подробнее — ниже).

Правда, если условно считать обеспечение плавучести корабля тождественным его непотоплению, то капитаны ПМ «Серп и Молот», ТР «Лейк Люцерне», ТР «Иван Папанин», ТР «Казахстан» и ТР «Вормси» решили эту проблему путем выбрасыва­ния своих судов на прибрежные камни о-вов Гогланд, Вайндло, Большой Тютерс. Таким способом были спасены более 6,2 тыс. защитников и жителей Таллина (табл. 82, но без учета людей, высаженных с прибуксированных к о. Гогланд ВТ № 550 «Шауляй», ПМШ «Хийуранд» и БУК «Вента»).

Таблица 82. Число людей, высаженных с судов непосредственно на острова Готланд и Вайндло

Примечания: — СУЛ ПЛ «Хийусаар» прибыла в б. Сууркюлян своим ходом;
— ТР № 505, ТР № 581, ПМ «Серп и Молот» выбросились на прибрежную отмель у м-ка Южный Гогландский, а ТР № 523 — на прибрежную отмель у юго-западной оконечности о. Вайндло;
— ТР № 550, ПМШ «Хийуранд» и БУК «Вента» были прибуксированы к о. Гогланд;
— число людей, высадившихся с ТР «Вормси» на о. Б.Тютерс, и способ их дальнейшего спасения документально установить не удалось; по неофициальным сведениям они на шлюпках транспорта перешли в портовый пункт Кунда;
— несколько человек с погибших кораблей высадились или выплыли на о. Родшер, о чем 31.08 было отправлено донесение коменданту ГУС БО КВМБ (подписной № 00.10, направлена на доклад в 07.01) с просьбой выслать за ними катер; других сведений об этих людях не найдено.

Особый интерес часто проявляется к событиям на ТР «Казахстан». В прил. 13 настоящего труда помещены посвященные им документы и материалы. Поэтому здесь дается лишь краткая хроника событий и табл. 83 спасательных действий, относящихся к ТР «Казахстан».

Бомбы, вызвавшие пожар и повреждения, лишившие ТР хода, попали в «Казахстан» в 7.12 29.08; пожар был потушен к 12.00 29.08; ремонт машины закончили около 5.00 30.08; а через два часа после этого судно приткнулось к каменистой отмели у о. Вайндло.

В 8.20-8.22 30.08 с о. Вайндло на о. Гогланд в адрес коменданта ГУС БО КВМБ были переданы радиограммы следующего содержания: 1) «Личный состав транспорта «Казахстан» высадился вашего маяка Вайндло», 2) часть первая радиограммы: «Необходимы срочно средства»; часть вторая: «Переброски продовольствия нет, противник наблюдает К-р Потанин, Лазученко» [док. № 1035].

Получив в 12.19-13.15 эти сообщения, начальник штаба ГС БО в 13.30 запросил о. Вайндло: «Сообщите количество л/состава. Личный состав сегодня будет снят», только в 6.36 31 августа на о. Гогланд был получен ответ: «Личного состава 2000... Продовольствия нет» [док. № 1035].

В 10.35-10.55 31.08 к о. Вайндло вышли с о. Гогланд три СКА «МО», и с этого момента началась операция по спасению «Казахстана» и людей, находившихся на самом транспорте и высадившихся на о. Вайндло (последних было 1160 человек). Первая группа пассажиров «Казахстана» была снята с него в течение дня 31 августа и доставлена в Кронштадт 1 сентября. Сам «Казахстан» снялся с отмели и начал движение в Кронштадт вскоре после 22.00 31 августа, а прибыл с находившимися на нем людьми на Большой Кронштадтский рейд около 7.30 2 сентября. Последняя группа пассажиров «Казахстана», из числа высадившихся на о. Вайндло, и личный состав поста СНиС № 31 были доставлены в Кронштадт около 9.40 4 сентября.

Таблица 83. Действия по спасению пассажиров ВТ № 523 «Казахстан»

Примечания: 1. Около 360 пассажиров ТР «Казахстана», которые при подходе к о. Вайндло «сошли» с него на плоты или в воду, были спасены катером поста СНиС № 31 и доставлены на остров. Они вошли в общее число 2281 его пассажира и члена экипажа, находившегося на о. Вайндло, на берегу и на самом транспорте, поскольку они с него «сошли» и на него же вернулись. По этой же причине они не включены в таблицы спасательных действий (табл. 78 и 79).
2. С о. Вайндло в Кронштадт было доставлено 2015 пассажиров и членов экипажа ТР «Казахстан», включая 855 человек, оставшихся на самом транспорте, и 1160 человек, высадившихся на остров. С о. Вайндло на о. Гогланд было перевезено 266 пассажиров ТР «Казахстан». Из воды спасено и доставлено на о. Гогланд и в Кронштадт 565 пассажиров и членов экипажа ТР «Казахстан», в том числе 377 на о. Гогланд. Кроме того, с о. Вайндло в Кронштадт были вывезены 12 человек личного состава поста СНиС №31.

Снимать с мели пришлось лишь выбросившийся на прибрежные камни у о. Вайндло ТР «Казахстан», которому оказало в этом помощь СС «Метеор».

Случаи и попытки буксировки поврежденных кораблей показаны в табл. 84. Безусловно, наиболее заметной из них является 12-часовая буксировка эсминца «Гордый» эсминцем «Свирепый» в сопровождении СКР «Аметист» и ТТЩ № 76 «Коралл». Этой группе кораблей удалось, отразив многочисленные атаки авиации врага, преодолеть путь от о. Вайндло до Кронштадта. Скорее всего, этому способствовало то, что они шли компактной группой, имея в общем 6 зенитных орудий калибра 76,2 мм, 8 — калибра 45-мм и 10 пулеметов калибра 12,7-мм. Их вооруженность ЗОС в расчете на один обороняемый корабль была в два раза выше, чем ГС и ОПР, и в пять раз выше, чем КОН.

Таблица 84. Случаи и попытки буксировки поврежденных кораблей и судов

tab84

Благодаря успешной буксировке ТР «Шауляй», ТКА №74, ПМШ «Хийуранд» и БУК «Вента» к о. Гогланд были спасены более 1,1 тыс. человек (они вошли в число лю­дей, высаженных непосредственно на о-ва Гогланд и Вайндло, указанное в табл. 82).

Большему числу случаев успешных буксировок препятствовали обстоятельства, названные выше в пунктах 6-9. Именно их неучет привел к подрыву на минах и гибели лишенных противоминной обороны СС «Сатурн», пытавшегося букси­ровать ШК «Вирониа», а также ЭМ «Скорый» при его попытке взять на буксир ЛД «Минск». Кроме того, из 22 потенциальных буксировщиков (табл. 76) к утру  29.08.восемь погибли, два были захвачены финнами (И-18 и «Палдиски»), еще два («Тасуя» и КП-12) буксировали поврежденные корабли БОБР, а остальные, как уже говорилось, были превращены в транспорты или обладали недостаточной мощностью. Наконец, нужно заметить, что командующий КБФ отдавал приказы о буксировке только «своих» кораблей (ЭМ «Гордый» и ШК «Вирониа»). Никаких приказов о буксировке конкретных транспортов им не отдавалось.

Помощь в тушении пожаров требовалась транспортам «Казахстан», «Иван Папа­нин», «Лейк Люцерне», «Ярвамаа» и ПМ «Серп и Молот». Такую помощь пытались оказать некоторым из них СКР «Щорс», ЛЕД БУК «Тасуя» и БУК «Шквал», но безуспешно, так как они были вооружены малопроизводительными противопо­жарными средствами и короткими шлангами. Кроме того, к ТР «Иван Папанин» было невозможно подойти на близкое расстояние, поскольку на нем непрерывно взрывались находившиеся на палубе и в трюме автомашины с боеприпасами и баками,

Горящий ТР «Иван Папанин» был потоплен повторными ударами авиации про­тивника.

На транспорте «Казахстан» пожар был потушен пассажирами.

ТР «Ярвамаа» затонул после полного выгорания и повторных бомбардировок немецкой авиацией.

Полностью выгорели ТР «Лейк Люцерне» и ПМ «Серп и Молот», выбросивши­еся на берег о. Гогланд.

В результате описанных выше спасательных действий 4937 спасенных из вод Финского залива защитников и жителей Таллина были доставлены непосредствен­но в Кронштадт (табл. 74, 78, 81), а на острова Гогланд, Вайндло и Лавенсаари были высажены 11 057 спасенных (табл. 78, 81, 82, примечание к табл. 84).

Моряки-балтийцы в ходе Таллинского прорыва совершили бессмертный подвиг, вырвав из лап смерти 16 тыс. человек.

Карта из книги Мати Ыуна

Места гибели транспортов найдены и идентефицированы подводным археологом  Велло Мяссом

Однако только после доставки в Кронштадт, Ораниенбаум и Ленинград более 11 тыс. человек, оказавшихся на островах, операцию по эвакуации ГБ КБФ можно было считать завершенной. Решение этой задачи и стало содержанием третьего этапа Таллинского прорыва.

Отдельная благодарность:
Мемориальному фонду памяти Бориса Чаплыгина
Посольству Российской Федерации
Таллинскому обществу участников Второй мировой войны
Клубу ветеранов флота города Таллинна
Клубу военных пенсионеров города Палдиски
vkfacebook-official